Художественная культура

Литература в период «оттепели»

Одной из особенностей «оттепели» стал всплеск художественной культуры, прежде всего литературы. Благодаря своей мобильности и глубоким традициям, словесность оказалась в авангарде искусства. «Поэт в России больше, чем поэт», — эта знаменитая фраза Евгения Евтушенко свидетельствовала о многообразии функций, которые продолжала выполнять литература в общественной жизни страны.

Первым знаком новой эпохи была статья Владимира Померанцева «Об искренности в литературе» (1953), где говорилось о фальшивости многих советских произведений. Публицист призывал писателей фиксировать актуальные проблемы современной жизни, избегать «лакировки действительности».

В ответ появился целый ряд литературных течений, в рамках которых разрабатывалась определенная тематика. Общей же отличительной чертой эпохи была сконцентрированность авторов на человеке и его внутреннем мире — размышлениях и чувствах. Особенно ярко это проявилось в лирике, где появилась целая плеяда замечательных поэтов: Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский и др. Каждый из них обладал своим неповторимым стилем и умел поражать не только читателей, но и слушателей на вечерах в Политехническом музее. После долгого молчания смогла опубликовать сборник своих избранных произведений Анна Ахматова. Поэзия стала поводом для общения многих советских граждан. Еще одним местом для чтения стихов стала столичная площадь у памятника Маяковскому.

В новом ключе зазвучала тема войны: ей была посвящена «окопная», «лейтенантская» проза. Ее создавали писатели, которые сами были на фронте и знали изнутри психологию рядового солдата и младшего офицера. Произведения Михаила Шолохова («Судьба человека», 1956), Юрия Бондарева («Батальоны просят огня», 1957), Константина Воробьева («Убиты под Москвой», 1963), Василя Быкова («Альпийская баллада», 1963) привлекали читателя тем, что стремились передать переживания человека на войне. Большой вклад в разработку военной темы внесли поэты Юлия Друнина, Эдуард Асадов и др.

Другим новым течением стала «лагерная» проза. По сути, было опубликовано только одно произведение на эту тему — «Один день Ивана Денисовича» (1962) Александра Солженицына. Оно вызвало такой широкий общественный резонанс, что издание подобных текстов оказалось под запретом. Начался долгий путь к правде о ГУЛАГе, которую, преодолевая все трудности, открывали советскому и зарубежному читателю Солженицын и Варлам Шаламов.

Проблемы сельской жизни нашли отражение в «деревенской» прозе. В произведениях Валентина Овечкина («Районные будни», 1956), Федора Абрамова («Братья и сестры», 1957), Солженицына («Матренин двор», 1963) на первый план вышел простой труженик, перенесший сталинскую коллективизацию и выживающий в тяжелейших условиях.

Вместе с тем некоторые нашумевшие факты свидетельствовали обо всей противоречивости советской культурной политики. В 1958 г. Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Советские власти полагали, что причиной тому оказался роман «Доктор Живаго» (1955), опубликованный за границей без ведома самого автора. Против писателя развернулась настоящая травля: его исключили из Союза писателей СССР и вынудили отказаться от премии. В 1960 г. Пастернак умер.

В 1961 г. органами госбезопасности была изъята рукопись романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» (1959). Произведение, резко критикующее сталинизм, было признано «антисоветским» и запрещено. Наконец, в 1964 г. состоялся суд над Иосифом Бродским, который был признан «тунеядцем» и приговорен к пяти годам принудительного труда в Архангельской области. По сути, с этого момента дала ростки слава еще одного будущего Нобелевского лауреата.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >