НЕПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА. КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА

Непрофессиональная и обыденная правовые культура

Противоположностью профессиональной является непрофессиональная правовая культура, отличающаяся, очевидно, отсутствием специальных юридических знаний, умений и навыков[1], неучастием в соответствующей профессиональной деятельности.

Непрофессиональная культура часто является обыденной, то есть «неглубокой», основанной на непосредственном опыте, не вполне рациональной.

Французский социальный философ Пьер Бурдьё считал, что с точки зрения наличия символического капитала, все люди в рамках юридического поля общества делятся на профессионалов и профанов. Последние вынуждены обращаться за помощью к специалистам, поскольку сами не имеют знаний и навыков юридического общения и толкования текстов, а юристы... зарабатывают на их неосведомленности и по вполне понятным причинам препятствуют ликвидации своей монополии на судебное представительство и юридические услуги, сохраняют непонятный для непосвященных юридический язык и ритуал, иногда преднамеренно усложняют законодательство и судебную практику[2].

Прямого, формально-логического соответствия между не- профессиональностью и обыденностью в сознании и культуре, которое иногда проводится в научной и учебной литературе, в действительности не существует и не может существовать. Правовая культура непрофессионала тоже бывает глубокой, рациональной, даже отчасти теоретической.

Во-первых, случается, что человек постепенно входит в юридическую профессию, имея изначально неюридическое образование, которое, однако, позволяет обладать уникальным навыком, востребованным собственно в «правовой реальности». Автору приходилось в суде сталкиваться с адвокатом, являющимся по первой профессии актером. Он успешно использовал навык убеждения и определенные ораторские способности. Другой адвокат, Н. А. Павленко, специализирующийся в авторском праве, на своих семинарах отмечает, что только наличие хорошего, советского технического образования, позволяет ему понимать суть научных изобретений, грамотно и эффективно защищать интеллектуальную собственность, давать советы по ее оформлению. Такие люди, впрочем, обычно получают второе юридическое образование. Подумайте, может быть и юристу стоит иметь второе, непрофильное, образование для того, чтобы работать на стыке профессий и быть востребованном на рынке труда.

Во-вторых, есть такие социальные роли, в которых изначально непрофессиональные в праве люди, постоянно сталкиваются с юридическим миром (руководители и активисты профессиональных союзов, правозащитники и общественные активисты, депутаты представительных органов власти и т. д.). Данные субъекты, формально не имея профессионального юридического образования, «обрастают» соответствующим опытом, знаниями, умениями, навыками и конкурируют или взаимодействуют с юристами в определенных сферах применения юридического труда (например, представительство стороны индивидуального трудового спора, подготовка проекта нормативного правового акта).

В-третьих, любой современный человек, получивший хорошее образование, в принципе способен при большой необходимости разобраться в обстоятельствах конкретного спора, юридического казуса и, если рассмотрение его затягивается он постепенно приобретает неплохие юридические познания по этому вопросу. Известны отдельные случаи, когда заинтересованные «обыватели» без профессиональной помощи выигрывают дела в высших судебных инстанциях. Без погружения в дело и осознания основ юридической рациональности здесь не обойтись.

Тем не менее, чаще всего непрофессиональная культура является одновременно обыденной. Обыденная культура отличается следующими общими особенностями:

  • 1) эпизодичность, несистемность юридического опыта, правовых знаний, умений, навыков;
  • 2) особая роль в овладении юридическими знаниями, умениями, навыками таких форм правового воспитания как правовая пропаганда и несистематическая социально-правовая практика;
  • 3) отсутствие специфических юридических навыков, незнание многих юридических терминов, правовых ритуалов, сложности в осознании и принятии отдельных принципов права;
  • 4) незнание специфики и условностей работы конкретных организаций и должностных лиц («обстоятельств места и времени»);
  • 5) возникновение правовых установок на реализацию или нереализацию права на основе не столько рациональных знаний, сколько так называемого «правового чувства»;
  • 6) регулярная практика принятия решений исходя не из конкретных норм права, а из общих в определенной среде представлений о нем, о принципах правильного и неправильного поведения;
  • 7) встречающиеся ошибки в реализации права, вызванные неполнотой или устареванием юридического опыта и знаний;
  • 8) использование в случае необходимости помощи профессиональных юристов.

Обыденная правовая культура по-прежнему основана в значительной степени на обычаях, а не нормативных правовых актах. Правовой обычай является, как известно, одним из древнейших, наряду с прецедентом, источником права. До широкого развития законодательства именно обычное право регулировало большинство общественных отношений. В свое время, еще в XIX веке, в среде российского крестьянства официально было признано широкое использование обычаев, выходили исследования по обычному гражданскому и семейному праву различных народов Российской Империи. Одним из юристов, получивших тогда известность на ниве изучения таких обычаев, был Семен Викентьевич Пахман, опубликовавший в 1877 году монографию «Обычное гражданское право России».

Сегодня собственно юридический обычай носит факультативный, дополнительный характер и признается государством лишь тогда, когда отсутствует закон, регулирующий данные отношения, лишь в той степени, в которой он не противоречит закону. Подобное правило закреплено, например, в статье 5 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако, в действительности и сегодня обыденные отношения людей между собой, пока они не сталкиваются с официальной сферой, регулируются не только законодательством, но и множеством юридических и квазиюридических обычаев. обычаев. Согласитесь, что, например в вузовской среде очень много своих условностей и правил. Даже нормы законодательства, в процессе постепенного усвоения обывателем, как бы входят в обычай. Непрофессионал в отличие от юриста чаще будет ссылаться в подтверждение существования нормы не на конкретную статью закона, а на то, что «так всегда было», «так поступали и раньше», «это справедливо» и т. п. Конечно, на практике случаются и такие обычаи, которые прямо идут вразрез с законодательством, обычаи contra legem.

Отсюда понятно почему в обыденном сознании уже отмененный закон может по-прежнему восприниматься как действующая норма, почему идея формального равенства, если она противоречит сложившейся расстановке сил в той или иной социальной среде, не находит отклика, почему сама необходимость юридической профессии может быть поставлена под сомнение. Если на минуту допустить полный возврат к обычному праву, то действительно, надобность в юристах как знатоках и комментаторах, прежде всего, письменного права существенно уменьшится.

Обыденность не означает ненормальность, неадекватность, обывателей всегда больше профессионалов, многие обыватели — профессионалы в своей сфере. Встречающиеся в литературе представления, что обыденная правовая культура в России чрезвычайно низка и поголовно склонна к криминализации или, напротив, что всем народам нашей страны изначально в силу их духовности присуща высокая правовая культура, которая была испорчена государством и юристами, есть в основном отражение мифологии, а не результат научных исследований.

Юристы должны понимать и учитывать в своей работе естественные особенности такой культуры. Только профессионал,

«не зашоренный» на своей профессии, сможет обрести стабильный круг клиентов при частной практике или быть востребованным и успешным при работе в организации, в органе власти.

Стоит помнить, что юрист называет юридическими фактами, правоотношениями, случаями реализации права те явления, которые, прежде всего, являются просто социальными фактами, фактами человеческой жизни. Правовед, способный быть человеком и понимающий не только плюсы, но и минусы своей профессии, а также условности обыденной жизни с большой вероятностью вызовет уважение, а не отторжение, либо, по крайней мере, будет способен понять объективные и субъективные причины, вызвавшие иную реакцию, вплоть до правонарушений и отрицания юридической профессии как таковой.

Каждый юрист в той или иной мере не только оказывает юридические услуги, выполняет свои прямые обязанности, но и занимается правовым воспитанием (прежде всего, на примере своей деятельности). В должностные инструкции юрисконсультов организаций, например, часто вписывается такая функция. Каждый пример грамотного, последовательного, творческого, а не формального или шаблонного осуществления профессиональной деятельности способствует повышению как специальной, так и общей правовой культуры. Развитая правовая система и высокая правовая культура взаимосвязаны.

Часть проявлений непрофессиональной правовой культуры можно называть типичными для данного общества, широких слоев населения, соотнести с массовой культурой, другую, напротив, со специфической культурой (субкультурой) отдельных социальных групп и слоев населения.

  • [1] См.: Карташов В. Н., Баумова М. Г. Правовая культура: понятие, структуры, функции. Ярославль, 2008. URL: https://www.twirpx.com/file/1660911/
  • [2] См.: Бурдьё П. Социальное пространство: поля и практики. М., 2005.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >