ВТОРАЯ КНИГА. Современная история. О состоянии торговых сношений в существующих в настоящее время действительных государствах

Первая глава. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

Древний философ сказал, что верхом мудрости является не удивляться ничему. Он совершенно прав, поскольку он говорит о том удивлении перед неожиданностью, которое лишает самообладания и нарушает спокойную осторожность. Нам бы хотелось, однако, прибавить, что в способности удивляться чему-либо лежит залог мудрости, самостоятельного мышления и свободного образования понятий.

И не мыслитель, раз он одарен здравым рассудком и памятью, воспринимает находящееся перед его глазами действительное, состояние вещей и запоминает его. Он в большем не нуждается. Ему ведь надо жить и устраивать свои дела в действительной жизни, и его ничто не побуждает к размышлениям даже о тех запасах, в которых он непосредственно не нуждается тут же на месте. Он в помыслах своих не выходит никогда за пределы этого действительного состояния и не измышляет себе никогда никакого иного мира. Но благодаря такой привычке мыслить себе только это состояние, в нем постепенно зарождается без того, чтобы он сознавал это, предположение, что существует только оно, и только оно и существовать может. Понятия и обычаи его народа и его времени кажутся ему единственно возможными понятиями и обычаями всех народов и всех времен. Такой человек не удивляется, понятно, тому, что все является таким, каким оно является, так как, но его мнению, ничего и не могло быть иным. Он, разумеется, не возбуждает вопроса о том, как оно стало таким, так как, но его мнению, оно было таким с самого начала. Если же описание других народов и эпох или философский набросок понуждают к размышлению о том, чего нигде не было, но всюду должно было бы быть, то он всегда вносит картины своего мира, от которых он не может оторваться, все видит сквозь эти картины и никогда не воспринимает всей сути того, что ему преподносится. Неизлечимой его болезнью является то, что он принимает случайное за необходимое.

Тот же, кто, напротив, приучил себя восстанавливать в мыслях не только действительно существующее, но и возможное, творит свободно из себя и очень часто находит совершенно иные связи и отношения вещей, чем существующие, такими же возможными, как последние, далее гораздо более их возможными, естественными и разумными. Данные отношения он находит, наоборот, не только случайными, но иногда даже и странными. Он возбуждает, таким образом, вопрос о том, как и каким образом все стало таким, каким оно нам является в настоящее время, тогда как оно могло бы быть в самых разнообразных формах иным. На этот вопрос отвечает ему история прошлого, так как всякая основательная история не может и не должна быть ничем иным, как генетическим ответом на вопрос о причине, каким образом возникло современное состояние вещей и какие причины заставили мир сложиться как раз таким, каким мы его видим перед собою.

Здесь мы имеем дело только с торговыми сношениями. Мои читатели видели уже в первой книге, что автор считает совершенно иное его состояние, чем то, которое мы находим в действительном мире, не только возможным, но даже и необходимо вытекающим из правового закона. Его поэтому может удивить, почему не последнее наступило, а то, которое мы действительно видим перед собою. В настоящее время нам надлежит изобразить этот действительно наступивший вид торговых сношений, что и составит часть современной истории. Но может быть это изображение станет еще яснее, если бросить взгляд на возникновение данного из непосредственно предшествовавшего. Мы и здесь рассчитываем на способность и желание читателя удивляться, на его уменье вполне перенестись в мыслях в прошедшее или будущее.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >