Деформация психических процессов, свойств и состояний при психических заболеваниях

О любых заболеваниях, в том числе и психических, судят по симптомам – отдельным признакам, частым проявлениям заболевания или патологического состояния. Определенная устойчивая совокупность симптомов называется синдромом. Клинические психологи рассматривают в качестве симптомов психических болезней расстройства психических процессов, состояний и психических свойств, например восприятия, внимания, памяти, мышления, эмоций, умственных способностей, характера. Каждый такой симптом в отдельности не позволяет поставить психиатрический диагноз, но их определенное сочетание дает важную информацию о типе (нозологии) того или иного психического заболевания. В психиатрии и клинической психологии выделяют симптомы двух типов: симптомы дефекта, выпадения (минус-симптомы), и продуктивные симптомы (плюс- симптомы), основанные на том новом, что заболевание привносит в психику и личность.

Знание симптомов психиатрических заболеваний способно принести пользу не только специалисту, но и обычному человеку, не связанному с психиатрией. Например, владелец либо руководитель компании или специалист по работе с кадрами обязательно должен уметь по поведенческим симптомам определить, нет ли у работника какого-либо психиатрического заболевания или психологических отклонений, которые он старается скрыть. В противном случае такие отклонения могут проявиться при выполнении работником профессиональных обязанностей и привести к серьезным социальным, экономическим или даже криминальным последствиям.

Психические отклонения очень часто проявляются в изменении психических процессов, свойств и состояний личности. В клинической психологии подробно описана психопатология ощущений и восприятия (психические процессы).

Сенестопатия – патологические состояния в форме неприятных псевдоощущений, возникающих во внутренних органах или частях тела (покалывания, жжение, стягивание, давление и др.) при нормальном состоянии органов.

Иллюзии – расстройства восприятия, когда реальные объекты воспринимаются человеком неадекватно. Здесь речь идет не о тех иллюзиях, которые возникают в норме в силу специфических особенностей процессов переработки информации человеком при разных условиях воздействия предметов окружающего объективного мира (см. 5.2, восприятие и перцептивные иллюзии), а о тех, которые являются результатом нарушения психической деятельности. В таких случаях могут возникать иллюзии:

  • а) аффектогенные, которые появляются под влиянием аффекта, например страха; в этом состоянии человек может воспринимать обычные предметы как опасные;
  • б) вербальные, которые характеризуются неправильным восприятием смысла слов окружающих человека людей. Например, на фоне сильного страха любые слова окружающих могут восприниматься человеком как угрозы, обвинения и т.д.;
  • в) парейдолические, когда реально существующие объекты воспринимаются в причудливой, фантастической форме. Это может возникать, например, в результате отравления (интоксикации) организма.

Галлюцинации – патологическая форма восприятия, когда человек "видит", "слышит", "ощущает" то, чего в данный момент времени не существует (восприятие без объекта). Галлюцинации дифференцируются по сенсорным анализаторам (слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, тактильные), но возможны и комбинированные галлюцинации. Различают также галлюцинации истинные и псевдогаллюцинации. Первые находятся вне человеческого сознания и представляются больным людям как реальные окружающие их объекты (люди, животные и пр.). Они переживаются иногда даже более ярко и отчетливо, чем объекты, которые существуют в реальности[1]. Псевдогаллюцинации считаются в клинической практике более сложными психическими расстройствами. Они, как правило, затрагивают мышление человека и локализуются внутри его тела, чаще всего в голове (голоса, некие зрительные образы и др.).

Психопатология, т.е. некие отклонения, может быть выявлена в рамках любого психического процесса, психического свойства или состояния личности. Так, психопатология мышления проявляется в ряде характеристик содержания этого психического процесса:

  • 1) ускорение – увеличение скорости ассоциаций. Мысли чередуются очень быстро, больные говорят очень быстро, но не успевают вслух высказывать то, что им приходит в голову;
  • 2) отвлекаемость – мышление становится поверхностным, человек быстро переключается с одного на другое, обычно – на то, что неожиданно привлекает его внимание. Ассоциации больного чередуются так быстро, что окружающие с трудом улавливают общий смысл речи;
  • 3) замедление – характеризуется бедностью ассоциаций, заторможенностью мышления; больные жалуются, что им долго "ничего не приходит в голову";
  • 4) обстоятельность мышления – характеризуется вязкостью мыслительных процессов, трудностями переключения с одной темы на другую.

Больные "застревают" на незначительных деталях, каждая мелочь кажется им важной, они не понимают разницы между существенным и несущественным;

  • 5) персеверация – патологическая задержка на одних и тех же мыслях. Больной подолгу повторяет одни и те же фразы или отдельные слова;
  • 6) паралогичное мышление – отсутствие логики ("Я в детстве не любила гулять на свежем воздухе и поэтому заболела шизофренией");
  • 7) резонерство – тенденция к бессмысленным рассуждениям, в словах больного отсутствуют конкретность и целенаправленность;
  • 8) разорванность мышления – отсутствие связи между отдельными мыслями или словами ("словесный салат", "словесная окрошка");
  • 9) инкогерентностъ мышления – проявляется в бессвязности, хаотичности, бессмысленности речи, которая состоит из набора не связанных между собой слов. Эта характеристика может напоминать разорванность, но возникает не на фоне ясного сознания, а всегда является результатом помрачения рассудка.

Паралогичное мышление, резонерство и разорванность наиболее характерны для больных шизофренией.

Психопатологические изменения мышления могут проявляться и в таком варианте, как, например, сверхценные идеи. По сути, это мысли, которые возникают в связи с какими-то реальными событиями, но приобретают для человека особую значимость и влияют на его поведение в целом. Такие идеи характеризуются большой эмоциональной насыщенностью. Например, человек уверен, что он талантлив или гениален, а непризнание расценивает как зависть недоброжелателей, и никакие реальные доказательства и факты не могут его переубедить. В отличие от нарциссизма, при возникновении синдрома сверхценных идей человек часто концентрируется на какой-то одной деятельности (политика, изобретательство, наука и др.) или на одной проблеме. При нарциссизме человек считает себя исключительной личностью и наслаждается этим состоянием.

Иногда сверхценные идеи, наоборот, могут проявляться в преувеличении собственных недостатков (слегка оттопыренные уши и т.п. кажутся человеку уродством). Человек уже больше ни о чем не думает, разве только о том, как бы избавиться от этого недостатка. Однако в патологической форме, например, операция по устранению этого недостатка чаще всего не снимает психологическую проблему. Такой человек рано или поздно находит себе новую сверхценную идею.

К сверхценным идеям можно отнести и так называемое сутяжничество, склонность к бесконечным жалобам, судебным разбирательствам и т.д. Человек пишет в инстанции, в СМИ, а затем, если получает отказ, начинает жаловаться на организации, которые ему уже отказали в рассмотрении первоначальной жалобы. Иногда он даже забывает, что именно в самом начале побудило его написать письмо. Такого человека захватывает сам процесс, который может длиться бесконечно долго.

Сверхценные идеи могут проявляться в желании "изменить мир". Многие революционеры жертвовали собственной жизнью, здоровьем, жизнью и благополучием близких или вообще незнакомых людей, чтобы создать "рай на земле". Они "экспортировали" революцию в страны, которые, по их мнению, нуждались в помощи; или уничтожали целые народы, которые считали виновниками всех человеческих несчастий, и пр. Однако нужно различать ситуации, когда заинтересованные политики используют глобальные идеи для достижения своих узких политических целей, например для сохранения собственной власти. Такие идеи – форма общественного обмана при отсутствии явной психической патологии. Различия здесь часто обнаруживаются в сфере мотивации поведения. Если глобальные идеи предполагают личное обогащение или личную власть, то чаще всего это политический расчет. Если человек для достижения цели готов принести себя в жертву и не стремится к материальной выгоде, то, возможно, он подвержен сверхценным идеям. В любом случае личность, считающую себя "избранной" и готовую для практической реализации своей "исключительности" использовать любые средства, например судьбы или жизни других людей, уже можно признать патологической[2].

Пример

Следует помнить, что в массовой культуре, особенно в области искусства, граница между гениальностью и патологией часто оказывается весьма условной[3]. Социальная психология, применяющая системный подход для анализа психических явлений и оперирующая понятием сверхчувственного, выходящего за пределы чувственного восприятия, вполне рационально объясняет явления, когда обычные предметы становятся в обществе чрезвычайно ценными, а авторы, не имеющие классического или академического образования, приобретают статус культовых фигур. В культуре, которая не имеет четко заданных норм и правил, новое часто сначала рассматривается как явная патология, а затем признается обществом как "гениальное открытие", которое продается коллекционерам за огромные деньги.

К расстройствам мышления относятся бредовые идеи – неправильные умозаключения, ошибочные суждения, ложные убеждения. Бред не поддается никакой коррекции со стороны (бред преследования, величия, самообвинения, ипохондрический, порчи и сглаза и пр.).

При синдроме навязчивых состояний человека помимо его воли преследуют какие-то мысли, страхи, сомнения, потребность выполнять некие действия (ритуалы). Эти состояния называются обсессивно-компулъсивным расстройством. К расстройствам эмоций нередко относят также определенные виды аффекта, например кратковременное неконтролируемое и часто агрессивное состояние, эмоциональный взрыв.

Амнезия – это заболевание с симптомами потери памяти, отсутствия воспоминаний о каких-то событиях. Различают следующие типы амнезии:

  • а) ретроградную – потеря памяти на какой-то отрезок времени, предшествующий патологическому процессу, например травме, стрессу и пр.;
  • б) антероградную – потеря памяти на некоторый период времени, следующий за заболеванием, патологическим состоянием. Иногда у человека наблюдается одновременно оба вида амнезии;
  • в) фиксационную – потеря способности запоминать, фиксировать текущие актуальные события, которые только что происходили;
  • г) прогрессирующую – постепенное ослабление памяти, причем сначала ослабляется память на текущие события, а то, что было давно, человек помнит достаточно отчетливо.

Депрессия – подавленное состояние, состояние затяжной тоски, при котором возможны мысли о самоубийстве или бессмысленности жизни. Смена эйфорического состояния и депрессии часто вызвана тяжелым заболеванием – маниакально-депрессивным психозом[4].

Конфабуляции – вымышленные воспоминания, совершенно не соответствующие действительности, когда больно якобы вспоминает то, чего на самом деле никогда не было (похищение инопланетянами и т.п.).

Паническая атака – заболевание (природа не изучена), которое заставляет человека испытывать состояние паники без всяких на то объективных оснований.

Парамнезия – ошибочные, ложные воспоминания, когда человек может вспоминать реальные события, но, например, относить их к другом}' времени (псевдореминисценции).

Тревога – тоска, проецируемая на будущее; чувство беспокойства и волнения без всякого внешнего повода (бывает у нормальных людей, но быстро проходит).

Фобия – навязчивый страх (боязнь замкнутого или открытого пространства, страх заболеть опасным неизлечимым заболеванием и т.д.). Описано более тысячи различных фобий (природа не изучена).

Эйфория – повышенное, очень радостное настроение, ощущение счастья, например, при объективно очень серьезном заболевании, и т.д.

При этом данное состояние возникает без воздействия психотропных препаратов, которые сами по себе могут вызывать повышенное эмоциональное настроение.

Эмоциональная лабильность – быстрая, ничем не обоснованная смена эмоций (от смеха к плачу и наоборот). Встречается при заболевании сосудов, центральной нервной системы, при астенических состояниях.

Эмоциональная тупость – ослабление и обеднение эмоций, а в редких случаях их полное исчезновение, при этом сначала исчезают высшие эмоции – чувства (этические, эстетические и пр.). Это типично для шизофрении, болезни Альцгеймера и др.

Патологические состояния и акцентуации необходимо отличать от индивидуальных особенностей характера и темперамента. Нужно помнить, что проблема нормы и патологии порой является одной из самых сложных в науках о человеческой психике[5].

Человеческая индивидуальность крайне сложна и до настоящего времени малоизучена в науке. Особенно сложно исследовать механизмы развития личности и индивидуальности. Традиционное объяснение личности либо биологическими, либо социальными факторами не удовлетворяет сегодня очень многих психологов. Ученых, занимавшихся исследованием личности и индивидуальности, всегда интересовал вопрос о том, что в человеке определяется инстинктами и передается генетическим путем, а что – естественной социализацией или целенаправленным научением и воспитанием. Сегодня набирает популярность еще одна концепция – концепция внутренних механизмов развития личности и индивидуальности, концепции саморазвития (самоорганизации) человека.

Долгое время многие исследователи не принимали во внимание тот факт, что личность представляет собой систему, обладающую рефлексивным мышлением и механизмами психической саморегуляции, влияющими на динамику психических процессов. Сегодня некоторые психологи говорят о подходе к изучению психики, который основан на принципах синергетики. Как уже отмечалось, это направление развивается в основном в рамках математического моделирования, теории и методологии, однако в нем крайне незначительно представлены какие-либо эмпирические психологические исследования, которые могут изменить наши представления о природе человека как мыслящего существа, способного к саморазвитию. Но, учитывая накопленные к настоящему времени знания, можно уверенно утверждать, что это дело не такого далекого будущего. Скорее всего, уже в ближайшие годы в мировой психологии будут предложены абсолютно новые подходы к изучению психики, в рамках которых процессы саморазвития станут одними из наиболее изучаемых. Но это произойдет лишь в том случае, если на смену теоретическим предположениям придут эмпирические исследования, прежде всего выполненные методом эксперимента; если будут критически пересмотрены теоретические представления, сформировавшиеся на предыдущем этапе развития науки.

  • [1] Рекомендуем посмотреть биографический фильм "Игры разума" о лауреате Нобелевской премии по экономике профессоре Джоне Нэше, которого сыграл талантливый актер Рассел Кроу (см. приложение).
  • [2] Например, Адольф Гитлер – личность с явной патологией и сверхценными идеями. К таким же персонам можно отнести Владимира Ленина и Иосифа Сталина. Жизненный путь Эрнесто Че Гевары и Льна Троцкого, который сказал знаменитую фразу о том, что русский народ – это "хворост в костре мировой революции", также скорее всего является результатом склонности к сверхценным идеям.
  • [3] Выдающиеся личности, проявляющие различные формы психиатрической патологии, хорошо известны психиатрам: Л. Н. Толстой (маниакально-депрессивный психоз, эпилепсия), Ф. М. Достоевский (эпилепсия, игромания), Н. В. Гоголь (шизофрения), И. А. Гончаров (ипохондрия, фобии), В. В. Маяковский (ипохондрия, фобия), Дж. Байрон (алкоголизм и гомосексуализм), Дж. Свифт (шизофрения), Э. Хемингуэй (алкоголизм, маниакально- депрессивный психоз), Э. По (шизофрения), Г. де Мопассан (наркомания), С. А. Есенин (алкоголизм), В. Ван Гог (алкоголизм, маниакально-депрессивный психоз), П. Пикассо (эротомания), Р. Шуман (шизофрения), В. А. Моцарт (мания преследования), А. Н. Скрябин (истерия), Г. Берлиоз (истерия) и т.д. Список может насчитывать тысячи фамилий. При этом следует обратить внимание, что у многих талантливых людей выявлялось сразу несколько психических заболеваний, а далеко зашедшие болезни всегда лишают человека какой-либо возможности продуктивно творчески работать. В то же время творчество как сверхценная идея само по себе действует на психику разрушительно. Разумеется, все эти "диагнозы" не являются конкретными. Ведь психиатрия – одна из наиболее сложных отраслей медицины как в плане диагностики, так и лечения, поскольку объект ее внимания – психически нездоровый человек – по природе своей чрезвычайно сложен и вариативен. Вследствие этого труды Ч. Ломброзо, Э. Кречмера, П. Мебиуса и других специалистов, занимавшихся проблемой гениальности и психопатологии, до сих пор воспринимаются научной общественностью неоднозначно.
  • [4] При изучении данной темы рекомендуем посмотреть художественный фильм "Господин Никто" (см. приложение). Авторы фильма показывают, как меняется поведение человека в ситуации глубокой депрессии и как бывает психологически сложно людям, чьи близкие страдают этим заболеванием.
  • [5] Следует помнить и о том, что врач-психиатр тоже может в силу тех или иных причин заблуждаться и поставить неверный диагноз. Причем в некоторых случаях то или иное правительство в силу идеологических и политических причин само определяет, кого следует считать нормальным, а кого – психически больным. Например, советский психиатр А. В. Снежневский во времена СССР предложил такую концепцию психопатологии, в соответствии с которой человек, выступающий против коммунистических идей, мог быть признан умалишенным. В октябре 1951 г. на объединенном заседании расширенного президиума Академии медицинских наук СССР и Пленума правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров он выступил с докладом по теме "Состояние психиатрии и ее задачи в свете учения И. П. Павлова". В своем выступлении Снежневский раскритиковал некоторых видных советских психиатров за то, что они "отклонились" от учения Павлова, чем "нанесли тяжелый ущерб советской научной и практической психиатрии и пошли на поводу у американской лженауки". В период с 1962 по 1972 г. Снежневский поставил официальный диагноз "вялотекущая шизофрения" советским диссидентам – Владимиру Буковскому, генерал-майору Петру Григоренко, математику Леониду Плющу. Через несколько лет всех троих обследовали зарубежные психиатры и признали их психически здоровыми. Кроме того, следует помнить, что врач-психиатр – тоже человек. Он также может страдать психическими отклонениями, которые скрывает от окружающих. Такие случаи в психиатрической практике иногда встречаются.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >