Земские реформы XVI в.

О слабости власти наместника и о силе мира свидетельствуют замечательные земские реформы времени Ивана Г розного.

В 30-х годах XVI в. в Белозерском и в Онежском краях почему-то усилились разбои .

Разбойники не только «убивали многих людей до смерти» на дорогах, но и нападали на села и деревни, грабили их и жгли. Крайне ограниченный штат чинов наместника был бессилен справиться с разбоями, и московское правительство отправило в помощь ему особых обыщиков. Но эти новые чиновники, усиливавшие власть на местах, были для земских людей горше разбойников. В своей челобитной белозерцы откровенно объясняли, что они не ловят разбойников потому, что им от обыщиков «чинятся великие убытки» и «волокита велика» 76*.

?75* Устрялов Н. Г. История иарствования Петра Великого. СПб., 1858. Т. II.

С. 460.

76* «Били есте нам челом о том. что у вас в тех ваших волостях многие села и деревни розбивают... И мы к вам посылали на Белоозеро обыщиков своих. И от наших де обыщиков и от недельщиков чинятся вам великие

Московское боярское правительство времени малолетства Ивана Г розного вполне признало силу этого аргумента и указом 1539 г., отозвав обыщиков, предоставило бел озерцам самим расправляться с разбойниками. Оно предоставило им право выбрать особых «голов» для сыска разбойников и суда над ними. Жители Белозерского края должны были «меж собя свестясь все за- один» избрать «в головы» человека три или четыре детей боярских, старост, десятских и «лучших людей» в числе пяти-шести человек, и эти головы должны были обыскивать и судить разбойников, «пытая накрепко», и виновных, «бив кнутьем, казнить смертью» 77*.

Эти губные головы должны были ведать только дела о разбое; остальные уголовные дела по-старому оставались в ведении наместников и волостелей. Это был только первый шаг в развитии земского самоуправления XVI в.

За реформой 1539 г. следует реформа 1555 г., передающая земскому самоуправлению власть наместника в полном объеме.

Наместники, и волостели, и праветчики были «от городов и от волостей отставлены». Их власть перешла к «излюбленным старостам», или «излюбленным судьям», «выбранным всею землею». Место наместничьих тиунов и доводчиков заняли выборные целовальники и земские дьяки. Они и должны были ведать весь суд и расправу: «меж крестьян управа чинити и... доходы сбирати».

Необходимость этой реформы правительство объясняло постоянными столкновениями между наместником и подвластным ему населением. «Нам от крестьян,— писало правительство Г розного,— челобитья великие и докука была безпрестанная, что наместники наши и волостели и их пошлинные люди сверх нашего жалованья указу, чинят им продажи и убытки великие». Но если крестьяне жаловались постоянно на насилия наместни-

убытки. А вы деи с нашими обыщики лихих людей разбойников не имаете для того, что вам волокита великая. А сами деи вы разбойников меж себя без нашего ведома обыскивати и имати разбойников не смеете».

  • 77* ААЭ. Т. 1. № 187 (губная Белозерская грамота 23 октября 1539 г.). Такая же, Онежская (каргопольская) того же числа: «И вы бы меж собя свестясь все заодин учинили себе в тех своих волостях в головах детей боярских, в волости человека три или четыре, которые бы грамоте умели и которые пригожи; да с ними старост и десятских и лучших людей крес- тиян человек пять или шесть» (ДАИ. Т. 1. № 31). По прямому смыслу выходит, что в каждой волости должно было быть выбрано в головы три- четыре сына боярских, кроме старост, десятских и лучших людей. Но ведь в некоторых волостях Белозерского края вовсе не было детей боярских. Думаю, что три-четыре головы выбирались на весь край. А их помощниками в каждой волости должны быть староста, десятский и пять-шесть лучших людей. В 1571 г. на Белоозере «у разбойных и татиных дел старостами» были двое лиц — Меньший Лихарев да Яков Гневашев (по фамилиям— дети боярские) «да с ними губные целовальники и дьяки»
  • (ААЭ. Т. 1. № 281).

ков, то и наместники со своей стороны часто жаловались на ослушание крестьян, на их сопротивление власти: «А от наместников, и от волостелей, и от пошлинных людей нам докука и челобитья многие, что им посадские и волостные люди под суд и на поруки не даются, и кормов им не платят, и их бьют, и в том меж их поклепы и тяжбы великие».

На насилие наместника крестьяне отвечали открытым сопротивлением его власти, не давались под суд и били его доводчиков. А белозерцы открыто заявляли правительству, что не помогают его обыщикам в поимке разбойников, опасаясь убытков и волокиты.

Эта слабость власти наместника возмещалась в деле охраны государственного порядка силою мира. Реформы 1539 и 1555 гг., утверждавшие земское самоуправление, тесно связаны с древним самоуправлением волостных общин[1]*. Московское правительство решилось передать земству всю власть на местах, удалив наместников, потому, что жизненная сила волостного мира являлась в его глазах залогом успеха этой радикальной реформы.

  • [1] * О связи губных и земских учреждений с древностью С. А. Шумаков говорит: «Правительством в XVI в. не вновь вводятся земские учреждения,а лишь санкционируются и упорядочиваются прежние народные учреждения, давно уже жившие в обычае» (Шумаков С. А. Губные и земскиеграмоты Московского государства//ЧОИДР. 1895. Кн. III. С. 40). Подробности о губных и земских учреждениях см. в этом исследовании.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >