Воздействие средств массовых коммуникаций на поведение личности. Проблема использования в них сцен секса и насилия

Проблема воздействия на поведение человека волнует как специалистов, использующих СМИ с целью рекламы, пропаганды и т.п., так и психологов, озабоченных масштабным воздействием на личность человека со стороны информационных технологий. Можно ли изменить поведение людей с помощью средств массовых коммуникаций? Если ответ утвердительный – это открывает огромные возможности для манипуляций личностью, человек становится марионеткой в чьих-то руках. Однако, не все так однозначно, и существует множество факторов, опосредующих и ограничивающих воздействие массовых коммуникаций на поведение. Сколько усилий в виде рекламных и социальных кампаний затрачивается, например, на модификацию такого поведения, как курение, но множество людей продолжают курить! Пропаганда здорового образа жизни также не всегда оказывается эффективной. В то же время социально неодобряемые формы поведения усваиваются гораздо эффективнее.

С точки зрения воздействия на поведение зрителей можно выделить следующие проблемы:

  • • проблему актуализации социально нежелательных форм поведения, в первую очередь насилия и сексуальных отклонений, а также суицида (аутоагрессии);
  • • проблему формирования социально желательных форм поведения, таких как здоровый образ жизни, помогающее поведение, безопасный секс, построение крепкой семьи, рождение детей и т.п.

В силу ряда причин первая проблема получила более широкое освещение в исследованиях.

Механизмы воздействия СМК на поведение

Можно выделить следующие психологические механизмы воздействия массовых коммуникаций на поведение:

  • • возбуждение; повышение уровня общего возбуждения вследствие наблюдения за поведением телегероя, особенно агрессивным или сексуальным;
  • • имитация (подражание). Людям свойственно усваивать наблюдаемые модели поведения, и затем воспроизводить их в соответствующих ситуациях. Склонность к подражанию особенно сильна у детей, так как это один из древнейших способов передачи социального опыта новым поколениям;
  • • подкрепление (оперантное обусловливание); подкрепляемое поведение воспроизводится с большей вероятностью. При этом подкреплением может быть вознаграждение героя, получение внимания со стороны других людей или лиц противоположного пола, а также одобрение наблюдаемого поведения со стороны ближайшего окружения самого зрителя;
  • • дизингибиция (растормаживание) – в результате наблюдения за поведением телегероев могут освобождаться ранее табуированные или сдерживаемые формы поведения, например, склонность к насилию или суициду. Известно, что после телерепортажей о случае суицида увеличивается количество случаев суицида, особенно среди подростков;
  • • десенсибилизация; т.е. потеря чувствительности в результате частого наблюдения к наблюдаемым формам поведения, например, к насилию, страданиям жертв, терактам;
  • • сенсибилизация – эффект, обратный десенсибилизации; у некоторых людей возникает, наоборот, повышенная чувствительность к наблюдаемым страданиям, так что они не могут переносить наблюдение подобных сцен;
  • • катарсис; этот термин связан с психоаналитическим подходом к пониманию воздействия СМИ на поведение и означает освобождение от возбуждения, и в первую очередь от агрессивных или сексуальных импульсов, в результате просмотра соответствующих сцен.

Проблема демонстрации насилия в СМК

Под "насилием" обычно понимается причинение намеренного физического ущерба другому человеку[1]. Эпизоды случайного причинения боли, психологического насилия исследователи не принимают в расчет.

Исследования влияния демонстрации насилия обычно рассматриваются с точки зрения следующих теорий:

  • • теории социального научения;
  • • теории культивации;
  • • психоанализа.

С точки зрения теории социального научения, демонстрация насилия в СМК приводит к моделированию аналогичного поведения в реальной жизни, особенно у детей и подростков. Эксперименты А. Бандуры с куклой Бобо наглядно продемонстрировали действенность моделирования. В этих экспериментах Бандура снял короткий фильм, в котором женщина ругает, пинает и даже бьет молотком большую резиновую куклу Бобо. Потом показал этот фильм группе детей дошкольного возраста. В контрольной группе показывалось видео без насилия, еще одна группа вообще не смотрела никакого видео. Затем каждая группа детей приводилась в помещение, в котором находилась кукла Бобо. Дети первой группы, которые наблюдали видео с агрессивным поведением, сразу начинали воспроизводить увиденные в фильме действия: лупить куклу, бить ее молотком и т.п. В контрольных группах дети не демонстрировали насильственного поведения, а спокойно играли (рис. 3.9).

Рис. 3.9. "Игры" детей с куклой Бобо (2-й, 3-й ряд фотографий) после просмотра фильма с насилием (1-й ряд фотографий)

Примечательно, что дети более активно подражали модели, если поведение модели вознаграждалось (например, конфетой), и в меньшей степени – если поведение модели наказывалось.

Пример из практики. Достаточно часто встречаются художественные фильмы с сюжетом, в котором главные герои – воры или гангстеры, тем не менее они показаны достаточно позитивно и зритель начинает им сопереживать, желает, чтобы им удалось скрыться от полиции... Если пожелания зрителя оправдываются и преступники успешно укрываются, например в Мексике, и живут там припеваючи на украденные деньги – мы получаем эффект моделирования с позитивным подкреплением. Особенно если процесс ограбления банка показан с мельчайшими подробностями. Это уже получается учебник по ограблению...

Естественно, у взрослого человека моделирование работает более опосредованно, чем у детей. Просмотр фильма со сценами каратэ не ведет к мгновенному их воспроизведению, как это бывает у детей. Однако А. Бандура продемонстрировал наличие когнитивных изменений в результате моделирования. Испытуемым давали посмотреть сцены изнасилования, причем до просмотра и после него просили оценить, какое наказание следует давать за изнасилование. После просмотра фильма предлагаемое испытуемыми наказание за совершение изнасилования уменьшалось, причем это касалось не только мужчин, но и испытуемых женщин. Таким образом, А. Бандура продемонстрировал, что просмотр сцен насилия и жестокости, которыми изобилует телевидение, способствует изменению установок зрителей и ведет к оценке насилия как естественной формы поведения.

Научение через наблюдение, согласно модели социального научения А. Бандуры, включает в себя четыре основных процесса:

  • 1) внимание – чтобы произошло моделирование, наблюдатель должен обратить внимание на данную форму поведения. Внимание зависит как от характеристик стимула (функциональная ценность поведения, привлекательность, отчетливость, пригодность), так и от характеристик самого наблюдателя (его прошлого опыта, привычек, мотивов, установок, сенсорных способностей и т.п.);
  • 2) сохранение – запоминание моделируемого поведения. Хранение информации о поведении может происходить в образной или вербальной форме. Сохранению способствуют: повторение поведения на практике; воображаемое повторение поведения; связь нового поведения с прошлым опытом наблюдателя; мотивация наблюдателя к обучению и др.;
  • 3) продуцирование – воплощение поведения в действии. Эффективность продуцирования зависит от способностей наблюдателя, а также от его способности к корректировке – чувствительности к обратной связи и умению корректировать поведение на ее основе;
  • 4) мотивация: не все смоделированные формы поведения реализуются в действии. Для реализации должна существовать адекватная мотивация. На мотивацию могут влиять подкрепления модели, а также внутренняя положительная оценка поведения самим человеком.

Таким образом, чтобы состоялось моделирование поведения, необходимо, чтобы зритель обратил внимание на поведение модели; запомнил этот способ поведения; имел соответствующую мотивацию к воспроизведению моделируемого поведения, а также имел способности, необходимые для сто воспроизведения.

В результате моделирования может сформироваться новая форма поведения, а могут растормаживаться уже существующие, но табуированные формы поведения. Так, просмотр фильмов с эпизодами насилия может привести к растормаживанию агрессивности человека и снятию табу на ее проявления.

Кроме того, может проявиться эффект генерализации в результате просмотра сцен со сценами насилия – распространения наблюдаемого поведения на другие ситуации или использование иных способов насильственного поведения, чем было показано в фильме. Например, после просмотра боевика, в котором герой стрелял из автомата, человек может ударить кого-то кулаком или ногой. К тому же, повышение общего уровня возбуждения после просмотра боевиков может способствовать более быстрой активации и более агрессивной реакции, чем в обычной ситуации. Поэтому доказать наличие связи между наблюдаемым в фильме эпизодом и последующим агрессивным поведением бывает не так легко.

Факторы эффективности моделирования. На эффективность моделирования влияют как особенности модели, так и характеристики личности наблюдателя.

Факторы, повышающие эффективность моделирования со стороны модели (композиции продукции СМК):

  • • привлекательность персонажа, демонстрирующего модель; привлекательность героя усиливает идентификацию и склонность подражать ему у зрителя. Непривлекательный персонаж, напротив, снижает вероятность подражания и, тем самым, эффективность моделирования;
  • • насилие представляется оправданным с точки зрения сюжета;
  • • за насилием не следует возмездия (преступные действия не вызывают раскаяния, не осуждаются, не наказываются);
  • • преступные действия героя вознаграждаются (например, герой, проявляющий жестокость, получает власть, деньги, любовь женщин и т.п.). Часто в фильмах насилие со стороны положительного героя показывается оправданным и вознаграждается, тогда как насилие со стороны отрицательного героя наказывается, поэтому насилие "хорошего парня" еще более опасно, чем насилие "злодея";
  • • демонстрация ценности применения силы – разновидность подкрепления насилия. Когда человек, особенно ребенок, видит, что разногласия наиболее эффективно разрешаются силовыми методами, он решает, что насилие – вполне эффективный способ решения конфликтов в реальной жизни;
  • • негативные последствия для жертвы минимальны (во многих фильмах персонажи после жестоких избиений оказываются целы и невредимы), что создаст иллюзию "безопасности" насилия;
  • • сцена насилия кажется зрителю реалистичной. Особенно это характерно для маленьких детей, которые еще не научились отличать реальность и вымышленные сцены, поэтому на них сцены жестокости могут произвести чрезвычайно негативное воздействие.

Личностные факторы – особенности реципиента. Следующие особенности личности зрителя могут снижать или повышать эффективность моделирования насилия:

  • • эмпатия (отрицательно коррелирует с пристрастием к насилию). Люди с высоким уровнем эмпатии склонны к сенсибилизации при восприятии насилия;
  • • стремление к новизне и поиску острых ощущений (позитивно коррелирует с пристрастием к насилию);
  • • уровень агрессивности (положительно коррелирует с пристрастием к насилию);
  • • возраст: наиболее сильный эффект моделирования проявляется в возрасте от 8 до 12 лет;
  • • исходный уровень возбуждения человека, который мог возникнуть по какой-либо другой причине, может усилить эффективность моделирования и привести к воспроизведению насильственного поведения.

Согласно теории культивации, демонстрация насилия изменяет установки человека, и его представления о мире и отношениях людей строятся на телевизионной реальности. В отличие от теории социального научения, сторонники теории культивации акцентируют взаимодействие зрителя с воспринимаемой реальностью, а не пассивное научение. Тем не менее, чем чаще человек подвергается воздействию массовых коммуникаций, тем больше его представления о мире начинают приближаться к тому образу мира, который демонстрируют СМИ, даже если его первоначальные убеждения были отличны. Исследования Гербнера[2] и его коллег показали, что чем чаще люди смотрят телевизор, тем в большей степени они воспринимают мир как опасное место, а людей – как преступников. Однако в исследованиях не доказано, происходит ли изменение установок вследствие частого потребление телевизионной продукции, или, возможно, люди тревожные, подверженные страхам, более склонны смотреть телевизор, чтобы подтвердить свои представления о мире.

Психоаналитический подход к проблеме демонстрации насилия в СМИ отличается от теорий социального научения и культивации, так как отстаивает точку зрения о наличии пользы от просмотра сцен, содержащих насилие. С точки зрения психоаналитической теории, человек постоянно испытывает воздействие вытесненных инстинктов – Эроса и Танатоса – т.е. сексуальных и агрессивных импульсов. Эти импульсы способны накапливаться и, в конце концов, прорвать защиту эго. Наблюдая за насилием по телевидению, человек испытывает освобождение от этих импульсов – переживает катарсис. Таким образом, у него снижается напряжение и склонность к проявлению агрессии в реальной жизни.

Если теория социального научения предполагает рост насилия после просмотра передач, содержащих цены с насилием и жестокостью, то психоаналитический подход, наоборот, предсказывает ослабление агрессивности и жестоких форм поведения поле просмотра подобных передач. Однако в экспериментальных исследованиях чаще подтверждается теория социального научения. В некоторых случаях делается вывод, что в отношении детей и подростков скорее применима теория социального моделирования, тогда как в отношении взрослых людей, особенно мужчин с высоким уровнем агрессивности, иногда может оказаться верной теория катарсиса.

Копинг-стратегии и защита от телевизионного насилия. Полностью защитить себя или ребенка от восприятия насилия в СМИ очень сложно. В основном, конечно, ставится вопрос о защите детей от восприятия насилия по телевидению. Введение законодательства, ограничивающее время демонстрации определенных фильмов, не снимает проблему, так как, во-первых, дети часто в обход всех запретов смотрят телевизор в "недетское" время; во-вторых, многие фильмы и передачи, даже новостные, демонстрирующиеся в дневное время, также содержат достаточное количество сцен насилия.

Проблема насилия в СМК сложна еще и потому, что насилие не всегда явно присутствует в некоторых продуктах массовых коммуникаций. Например, насилие может встречаться в популярных песнях, компьютерных играх, развлекательных передачах, и даже трансляциях спортивных матчей. Поэтому полностью исключить насилие из СМИ – нереальная задача, скорее, надо научить людей справляться с последствиями его восприятия.

Для снижения негативных эффектов могут использоваться следующие подходы:

  • • видеоограничитель насилия (V-chip) – специальный прибор, выключающий телевизор при демонстрации сцен насилия. Однако любые запреты, как известно, только усиливают желание, и смышленые дети наверняка смогут обойти хитроумные приспособления;
  • • дискуссии но поводу просмотренных фильмов, насилия в них, могут снизить склонность воспроизводить увиденное поведение. Особенно эффективным оказалось сочетание дискуссий с написанием эссе. По-видимому, осмысление собственного опыта и переживаний усиливает эмпатию и снижает склонность к агрессии;
  • • систематическая десенсибилизация – известный метод психотерапии в случае фобий, может также применяться для терапии страхов, возникших под воздействием СМИ у детей;
  • • культивация эмпатии. Так как люди с высокой степенью эмпатии менее склонны к насилию, развитие эмпатии является своего рода копинг-стратегией при борьбе с моделированием насилия. Некоторые приемы позволяют усилить эмпатию зрителя к телегероям, например, показ лица жертвы крупным планом; стимуляция идентификации с жертвой, а не с насильником;
  • • тренинговые программы, сочетающие перечисленные выше методы (дискуссии, десенсибилизацию, развитие эмпатии) могут также успешно применяться для терапии детей и подростков.

  • [1] Харрис Р. Указ. соч.
  • [2] Gerbner G„ Gross L, Morgan M., Signorielli N. Living with television: The dynamics of the cultivation process // Perspectives on media effects. Hillsdale, N. J.: Lawrence Eribaum Associates, 1986. P. 17–40.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >