Проблема демонстрации сексуально откровенных сцен в СМК

Сексуальная жизнь – наиболее табуированная сфера в нашей культуре. Однако с появлением массовых коммуникаций эти табу стали размываться. Все больше детей и подростков получают информацию о сексе и сексуальной жизни не от родителей или воспитателей, а из телевизионных передач и фильмов. Многие взрослые также усваивают и затем воспроизводят модели сексуального поведения, почерпнутые из различной продукции СМК. Какие же образцы сексуального поведения представляют нам массовые коммуникации?

Следует разделить следующие продукты СМК в отношении демонстрации сексуально окрашенных сцен:

  • 1) обычная продукция СМК, описывающая взаимоотношения полов, но не имеющая прямой сексуальной окраски. В то же время во многих "неэротических" фильмах и сериалах есть сексуальные сюжеты и сцены, и практически во всех – сюжеты, демонстрирующие модели взаимоотношения полов. Такая продукция вполне доступна детям и подросткам и является для них своего рода "школой жизни";
  • 2) эротическая продукция, предназначенная для сексуальных целей взрослых людей и, как правило, имеющая ограничения по возрасту, что подразумевает (но не гарантирует) недоступность ее для детей и подростков;
  • 3) порнографическая продукция и продукция, содержащая демонстрацию извращенных и насильственных форм сексуальных отношений.

Второй и третий вид продукции используют наиболее откровенные сцены, однако доступен не всем. Первый вид доступен всем, в том числе детям и подросткам, поэтому используемые в этой продукции модели сексуального поведения имеют определяющее значение. Именно такая продукция, включая широко транслируемую рекламу, поставляет основные модели взаимоотношения полов.

Основные темы сексуально-ориентированной продукции следующие:

  • • взаимность – сексуальный акт по обоюдному согласию, удовлетворяющий обоих партнеров;
  • • сексуальное доминирование – контроль, осуществляемый одним сексуальным партнером над другим;
  • • сексуальная эксплуатация – принуждение к сексу или использование положения для склонения к сексуальным отношениям;
  • • аутоэротизм – сексуальная стимуляция собственных половых органов (например, мастурбация);
  • • сексуальное насилие – наиболее опасный с точки зрения воздействия вид телепродукции.

Связь секса и насилия в СМК. Секс и насилие часто оказываются связаны в продуктах СМК по-разному:

  • а) многие произведения массовых коммуникаций включают сцены сексуального насилия как такового;
  • б) сочетание сексуальных сцен и сцеп насилия в одном произведении также приводит к актуализации базовых инстинктов.

Идея связи агрессии и секса имеет психоаналитические корни, так как по 3. Фрейду эрос и танатос тесно взаимосвязаны. "Первичные инстинкты" составляют полярную пару действующих па человека сил, и вся жизнь человека определяется их противоборством.

Как бы то ни было, создатели литературных и телевизионных произведений давно используют силу этих двух влечений для привлечения внимания читателя и зрителя. В связке они производят сильнейшее эмоциональное воздействие, пугая и притягивая внимание зрителя одновременно.

Влияние сцен сексуального насилия в СМК на личность. В исследованиях Η. М. Маламута[1] мужчинам показывали сцены изнасилования и затем измеряли их установки. Испытуемые после просмотра подобных сцен более снисходительно оценивали сексуальное насилие, особенно если изображалось, что женщина возбуждается в ходе изнасилования. Испытуемые сами испытывали возбуждение только в том случае, если показывалось возбуждение жертвы изнасилования.

В другом эксперименте[2] мужчинам показывали фильм, в котором на женщину нападали, раздевали ее, связывали и насиловали. После этого зрителям предоставлялась возможность нанести удар электрошоком помощнику экспериментатора, который до этого их разозлил. Мужчины экспериментальной группы (просмотревшие фильм) наносили больше ударов электрошоком, если помощник был женского пола, чем в том случае, когда он был мужского пола. Исследователи делают вывод, что ассоциация секса и насилия способствует переносу агрессивного поведения в другую ситуацию.

Таким образом:

  • • демонстрация сцен изнасилования производит когнитивный сдвиг в массовом сознании в сторону оценки сексуальных преступлений как приемлемых;
  • • изображение возбуждения женщины – жертвы изнасилования может вызвать возбуждение у нормальных мужчин. В остальных случаях при просмотре сцен с изнасилованием испытывают возбуждение лишь мужчины с отклонениями (маньяки и насильники). Поэтому демонстрация подобных сцен, создающих иллюзию, что женщина способна получать удовольствие от изнасилования, особенно опасна;
  • • ассоциация секса и насилия в наблюдаемых сценах может спровоцировать агрессивное поведение в отношении женщин в других ситуациях и в других формах, т.е. может переноситься на другие ситуации;
  • • сексуальное насилие в СМИ по-разному действует на людей в зависимости от их личностных особенностей, в первую очередь уровня агрессивности и состояния психики. Моделирование сексуального насилия со стороны продукции СМК особенно вероятно в отношении потенциальных маньяков и склонных к насилию мужчин, растормаживая опасные для окружающих формы поведения.

Пример из практики. Следующий фрагмент демонстрирует связь насилия над женщиной с традицией демонстрации гендерных отношений в СМК, в частности, в кинофильмах.

"Изнасилования в Индии – следствие менталитета".

В Индии продолжаются акции протеста против насилия над женщинами. Статистика показывает, что изнасилования – бич индийского общества на протяжении уже нескольких десятилетий. Но только после чудовищных ЧП – изнасилования студентки и надругательства над школьницей – общество всколыхнулось. Ситуацию "Правде.Ру" комментирует эксперт Татьяна Шаумян.

15 января несколько сотен человек заблокировали школу, в которой днем раньше была изнасилована семилетняя девочка. Родные ребенка не скрывают своего негодования тем, что преступление было совершено в туалете возле кабинета директора. Жители индийского штата Гоа потребовали от властей немедленно задержать насильника. Руководитель штата Манохар Паррикар заверил протестующих, что никто из преступников, причастных к изнасилованию школьницы, не уйдет от ответа. Директору школы предъявлено обвинение в халатности.

На протяжении многих десятилетий сексуальное насилие над женщинами в Индии считалось чуть ли не нормой. В сельских районах случаи изнасилования нередко старались скрыть, чтобы избежать позора. Сегодня более 90% индианок чувствуют себя незащищенными от насильников. Только за период с 1990 по 2008 г. число изнасилований в стране выросло более чем вдвое.

Истинные масштабы этой проблемы выявились сравнительно недавно, когда в стране произошло сразу несколько громких преступлений на сексуальной почве"[3].

Одной из причин распространенности в Индии сексуальных преступлений является менталитет жителей. Здесь сильны патриархальные отношения в семье, а потому представительницы прекрасного пола зачастую подвергаются унижениям и оскорблениям[4].

Массовые изнасилования в Индии многие исследователи связывают с частой демонстрацией сцен изнасилования в индийских фильмах[5]. Например, популярный индийский актер Ранджит за 19 лег своей актерской карьеры сыграл в 350 эпизодах с изнасилованием. Причем часто женщины – жертвы насилия, особенно демонстрирующие независимый стиль поведения, порицаются как провоцирующие изнасилование. Возможно, это связано с теми самыми особенностями менталитета, описанными в примере из прессы, однако демонстрация подобных сцен, несомненно, усиливает существующие представления и моделирует новые витки насилия над женщинами.

Во многих фильмах и сериалах, не имеющих отношения к порнографии и эротике и не показывающих сексуального насилия напрямую, тем не менее, насилие также тесно ассоциируется с сексом. Во многих боевиках мы наблюдаем массу насильственных действий и параллельно – эротические сцены. В "ужастиках" чаще всего маньяк – мужчина, а жертва – молодая красивая девушка, что также вызывает сексуальные ассоциации. Тема доминирования мужчин над женщинами присутствует даже во многих "мыльных операх". При этом такие фильмы не имеют ограничений для просмотра и, как правило, любимы подростками и молодежью. В одном из экспериментов[6] исследователи показывали нормальным молодым мужчинам (без повышенной агрессивности или психических отклонений) каждый день в течение недели обычный голливудский фильм, содержащий сцены жестокости в отношении женщин. Оказалось, что со временем реакция мужчин на такие фильмы становилась более спокойной и менее тревожной, фильмы даже начинали им нравиться, они оценивали их как более юмористичные и менее жестокие. В конце недели жестокие эпизоды оценивались как реже встречающиеся, чем вначале. Таким образом, наблюдался эффект десенсибилизации в отношении к жестокости и сдвиг в восприятии агрессии как более приемлемой. В другом эксперименте оказалось, что при частом просмотре сексуально откровенных материалов судьи суда присяжных выносили более мягкий приговор насильнику.

Таким образом, просмотр даже обычных фильмов может приводить к опасным для личности и общества последствиям и изменению отношения к насилию вообще и сексуальному насилию в частности.

Отдельного внимания заслуживают выпуски новостей и, в частности, освещение сексуальных преступлений в прессе.

Само по себе обилие репортажей о насилии в новостях создает "повестку дня" и представление о более высокой частоте насилия, чем это есть на самом деле.

Пример из практики. Недавно прокатившаяся и до сих пор не затихшая волна сообщений о случаях педофилии до сих пор будоражит воображение родителей во всех уголках России. Подозревать в педофилии стали всех – учителей школ, воспитателей в детских садах, матери стати подозревать своих мужей. Родители боятся выпускать детей одних во двор погулять – каждый проходящий мимо мужчина представляется им педофилом. Даже для преподавателей вуза ввели в качестве обязательной предоставление справки о несудимости при оформлении на работу. В некоторых случаях под расправу попали невиновные люди...

"Мосгорсуд вынес оправдательный приговор по делу преподавателя центральной музыкальной школы при Московской консерватории Анатолия Рябова, обвинявшегося в двух случаях педофилии.

Суд огласил оправдательный вердикт, основываясь на решении присяжных. Последние сочли, что вина преподавателя музыки не доказана.

Потерпевшими по делу проходили ученица Рябова и девочка, которая училась у него прежде. Родители последней подали заявление только два года спустя после предполагаемого случая насилия. По версии следствия, 64-летний Рябов с апреля по ноябрь 2010 г. совершал насильственные действия сексуального характера в отношении ученицы, которая приходила к нему на уроки фортепиано. О домогательствах учителя девочка рассказала родителям несколько месяцев спустя. Однако сотрудникам Следственного комитета, возбудившего уголовное дело, не удалось найти доказательств вины пожилого педагога, которые суд счел бы достаточно весомыми"[7].

Это лишь один пример того, как используется информационная волна наподобие "борьбы с педофилией" для решения чьих-то личных проблем. А ведь человека уволили с работы, он пережил инфаркт в результате переживаний, не говоря уже об унижении. "Насильственные действия сексуального характера" заключались в том, что учитель музыки трогал ребенка за руки (а как еще можно научить правильной постановке рук при игре на музыкальном инструменте?).

Кроме того, способ подачи таких событий также может приводить к когнитивным искажениям в отношении изнасилования. Криминальные репортажи чаще пишут мужчины, чем женщины, и в них могут также проявиться гендерные стереотипы и предубеждения авторов. Часто в отношении насилия над женщиной, особенно со стороны супруга или друга, говорится в контексте "ревности" – "бьет, потому что ревнует", или "отвергнутой любви". В данном контексте любовь и ревность являются как бы оправданием насилия. Изнасилование может преподноситься в контексте неудовлетворенной сексуальной потребности мужчины. Иногда в репортаже описывается поведение жертвы как легкомысленное (зашла с незнакомцем в лифт, согласилась пойти со знакомым к нему домой, была одета в легкомысленное платье, возвращалась поздно ночью и т.п.), что является намеком на виновность самой жертвы.

В исследованиях Бенедикт[8] были выделены следующие факторы, усиливающие вероятность того, что в прессе жертва предстанет как виновная в изнасиловании:

  • • жертва была знакома с насильником;
  • • она была молода и красива;
  • • насильник не использовал оружия;
  • • женщина вела себя свободно, т.е. не в соответствии с традиционными гендерными ролями;
  • • она была того же или более низкого по сравнению с насильником социального статуса.

Наоборот, чем меньше этих факторов представлено в ситуации, тем большая вероятность, что пресса покажет ее как невинную жертву-девственницу.

Эффект обвинения жертвы возникает еще и потому, что зрителю (а также репортеру) хочется считать, что такого не может произойти с ним, потому что он "не ведет себя подобным образом".

Десенсибилизацию от просмотра цен с изнасилованием можно снизить, если давать адекватную информацию о мифах про изнасилование и особенно опровержение мифов о том, что женщина сама ответственна за изнасилование, и что она возбуждается при изнасиловании и получает от этого удовольствие.

Эффекты восприятия сексуально откровенных материалов в СМИ. В результате восприятия сексуальных сцен могут возникать различные эффекты для личности:

  • 1) возбуждение – один из наиболее очевидных эффектов от просмотра эротической продукции. Однако сексуальное возбуждение – достаточно индивидуальная реакция, и не всегда степень возбуждения коррелирует со степенью откровенности эротической сцены. Часто намеки и недосказанность возбуждают даже больше, чем откровенная демонстрация гениталий;
  • 2) десенсибилизация – ослабление чувствительности в результате активного использования порнографической продукции. В этом случае человек перестает испытывать возбуждение от просмотра "привычных" эротических сцен и начинает искать "более сильные впечатления". Иногда увлечение порнографическими фильмами может приводить к импотенции в реальных ситуациях контакта с женщиной, когда мужчина без просмотра фильма не способен испытывать эрекцию;
  • 3) изменение установок и ценностей под влиянием массовых коммуникаций – наиболее болезненная для общества и обсуждаемая проблема. Такие ценности, как добрачная девственность, сохранение верности партнеру, уже кажутся анахронизмами. Многочисленные "молодежные" сериалы демонстрируют совсем другой образ жизни – сексуальная свобода, частая смена партнеров, совместная жизнь вне брака и т.п.;
  • 4) изменение отношения к собственным партнершам может происходить у мужчин после просмотра фильмов с нереалистично красивыми женщинами в главных ролях;
  • 5) эффект эвристики наличия, который заключается в том, что люди переоценивают частоту встречаемости той формы поведения, которая легко припоминается, может приводить к переоценке частоты встречаемости нетрадиционных форм сексуальной активности (таких как фелляция, куннилингус, садомазохизм и т.п.) после просмотра соответствующих сцен;
  • 6) моделирование сексуального поведения – воспроизведение наблюдаемых моделей. В некоторых случаях это может быть полезно и использовано для разнообразия сексуальной жизни партнеров, по иногда, особенно в случае с сексуальным насилием или сексуальными извращениями, может быть социально опасным. Вариантом моделирования может быть растормаживание – именно в связи с эффектом растормаживания, по-видимому, после публикаций о поимке сексуального маньяка часто появляются "дублеры" – подражатели. Растормаживание может произойти и в случае наблюдения сцен адюльтера или добрачного секса;
  • 7) сексуальные преступления – доказана их связь с просмотром эротических материалов[9];
  • 8) эффект катарсиса – освобождения от сексуальных импульсов при потреблении эротической продукции. Этот эффект может быть значим для одиноких людей и инвалидов, лишенных возможности вести нормальную сексуальную жизнь. Однако в некоторых случаях может возникать замещение реальной сексуальной жизни с помощью продукции СМК;
  • 9) личностные изменения: снижение самооценки, развитие комплекса неполноценности относительно своих сексуальных возможностей при сравнении себя с персонажами эротических фильмов. Особенно часто этот эффект проявляется у подростков и молодых мужчин, не вполне уверенных в своих сексуальных возможностях;
  • 10) снятие табу в отношении сексуального поведения может приводить к дисбалансу ид и суперэго (согласно психоаналитической модели) и прорыву психологических защит, что может приводить к непредсказуемым для личности последствиям, вплоть до невротических или психических заболеваний.

Воздействие порнографической продукции. Работая с осужденными за сексуальное насилие мужчинами, психолог В. Клайн[10] обнаружил, что все они, как правило, являлись потребителями порнографической продукции. Он выявил четыре этапа воздействия порнографической продукции и назвал их "синдром четырех факторов", так как эти четыре этапа всегда проявлялись последовательно:

  • 1) зависимость. Когда человек начинает потреблять порнографическую продукцию регулярно, он уже нс может без нее обходиться, возникает зависимость от такой продукции. Часто потребление порнографической продукции связывается с актом мастурбации и становится ее условием;
  • 2) эскалация возникает после привыкания к порнографической продукции. Порноманам необходима все бо́льшая "доза", все более сильная стимуляция для достижения удовлетворения. Одновременно меняется характер сексуальной активности: человек начинает предпочитать мастурбацию во время просмотра порнографии реальному сексу с партнером;
  • 3) десенсибилизация. С течением времени и с использованием все более изощренной порнографической продукции возникает привыкание и десенсибилизация, извращенные формы сексуальных отношений начинают восприниматься как норма. Порноман считает, что сексуальные отклонения широко распространены и нормальны, меняются его система ценностей и моральные установки;
  • 4) подражание – последний этап воздействия порнографии, когда порноман начинает копировать те формы сексуальной активности, которые наблюдает на экране. Часто это извращенные и даже преступные действия, такие как изнасилование, педофилия, садомазохизм и т.д. При этом такие действия становятся навязчивыми, человек уже не может остановиться, и становится преступником.

В других исследованиях также была обнаружена корреляция между совершением сексуальных преступлений и потреблением порнографии. Процент мужчин, потребляющих порнографию, оказался значительно выше среди сексуальных преступников, чем среди нормальных мужчин. При этом на сексуальных преступников порнографическая продукция оказывает более сильное воздействие: они более склонны после просмотра порнографии к мастурбации или другим сексуальным действиям[11].

Социальные факторы влияния просмотра откровенной сексуальной продукции. Конечно, не все люди, просмотрев порнографический фильм или эротическую продукцию, становятся насильниками или порноманами. Воздействие откровенной сексуальной продукции на человека опосредовано множеством факторов, как внешних (ситуативных, культурных), так и внутриличностных. По-видимому, есть определенные личностные факторы предрасположенности к формированию зависимости от сексуальной продукции. Например, люди, склонные к силовому разрешению конфликтов и агрессии в отношении женщины, более подвержены негативному воздействию сексуально откровенной продукции.

Среди социальных факторов чаще всего выделяют следующие:

  • • ситуационный контекст: один и тот же сюжет может показаться романтическим, если вы его смотрите в компании молодого человека, и оскорбительным, если вы смотрите его вместе с бабушкой или мамой. В компании друзей эротический фильм воспринимается молодым человеком как "прикольный", но в компании девушки те же сюжеты могут вогнать его в краску;
  • • степень серьезности-игривости подачи: серьезная подача откровенного материала может быть воспринята зрителем приемлемой, в то время как подобные же сцены в комедии или развлекательной передаче – оскорбительными или неприличными. По-видимому, в этом случае сам комедийный подход вызывает у зрителя тревогу, так как снимает ореол сакральности с сексуальной темы;
  • • художественная ценность продукции СМК. Люди по-разному реагируют на произведения Рубенса и на фотографии обнаженных женщин в журнале "Плейбой";
  • • интеграция секса в сюжете: если сексуальная сцена оправдана сюжетной линией – она воспринимается позитивно, и может показаться оскорбительной, если "притянута за уши" к сюжету;
  • • культурный контекст: в некоторых африканских культурах демонстрация женской груди не воспринимается неприличной, тогда как в мусульманских странах оскорбительным может быть воспринято изображение женщины в платье без рукавов или в короткой юбке;
  • • ожидания: сексуальная фотография в журнале "Плейбой" не выглядит оскорбительной, по если подобная фотография появится в серьезном журнале – это может вызвать скандал.

  • [1] Malamuth N. M. Aggression against women: Cultural and individual causes // Pornography and sexual aggression. Orlando, FL : Academic Press, 1984. P. 19-52.
  • [2] Donnerstein Е., Berkomtz L. Victim reactions in aggressive erotic films as a factor in violence against women // Journal of Personality and Social Psychology. 1981. № 44. P. 710–724.
  • [3] URL: pravda.ru/woi'ld/asia/soulhasia/18-0l-2013/l142179-india-0/
  • [4] URL: newsru.com/arch/criine/27feb2009/womenpressure. html
  • [5] Харрис P. Указ. соч.
  • [6] Linz D., Donnerstein £., Adams S. M. Physiological desensitization and judgments about female victims of violence // Human Communication Research. 1989. № 15. P. 509-522.
  • [7] URL: aif.ru/society/news/132123
  • [8] Харрис Р. Указ. соч.
  • [9] Court J. Н. Pornography and sex crimes: A re-evaluation in the light of recent trends around the world // International Journal of Criminology and Penology. 1977. № 5. P. 129-157.
  • [10] Cline V. B. Pornography effects: Empirical and clinical evidence // Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives. Hillsdale, N. J.: Erlbaum, 1994.
  • [11] Брайант Д., Томпсон С. Указ. соч.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >