СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПОНЯТИЯ И СИСТЕМЫ

Историко-правовое исследование становления и развития понятия и системы следственных действий в российском уголовном судопроизводстве

В ходе зарождения и развития уголовного процесса происходило становление понятия и системы следственных действий. Некоторые приемы расследования преступлений полностью изжили себя, канув в историю, а другие по-прежнему продолжают существовать, в той или иной мере изменив свою форму и содержание и образовав целостностную систему уголовнопроцессуальных следственных действий.

Уже в первых законодательных актах Руси обнаруживаются истоки понятия и системы следственных действий, в то время, скорее, «способов расследования».

Обратившись к Русской Правде — первому дошедшему до нас русскому письменному памятнику обычного права, получившему широкое распространение на территории Древней Руси как главный источник права, остававшийся основой юридических норм вплоть до 1497 г., мы видим, что уже в то время зародились действия, которые в настоящее время относим к следственным[1]: свод, гонение следа, допросы «послухов» и «видоков»; получение собственного признания, отыскание вещественных доказательств: «знамения» и «поличного»; испытание водой и железом; получение «присяги».

Гонение следа — установление обстоятельств совершения преступления, происхождения похищенного, спорного имущества. Представляло собой следственно-розыскное действие и заключалось в розыске преступника по его следам. По своему содержанию напоминало современное выполнение неотложных следственных действий и осуществлялось потерпевшими, их близкими, членами общины и добровольцами. «Вервь» (община), в которой терялись следы убийцы или вора, должна была сама разыскать преступника и выдать его властям, либо же заплатить «дикую виру» (штраф). Основные функции по проведению следственных действий (расследованию) возлагались на суд.

Если держатель «поличного» (украденной вещи, предмета) не мог устно объяснить, каким образом оно попало к нему, то он объявлялся виновным. Если же он указывал на человека, от которого приобрел «поличное», то проводился «свод», который представлял собой прообраз очной ставки.

Получение свидетельских показаний классифицировалось в зависимости от непосредственности восприятия факта преступления свидетельствующим. Под понятием «видок» подразумевался очевидец события, факта, а в качестве «послуха» выступал человек, свидетельствовавший о добропорядочности лица, участвующего в процессе.

Среди иных действий, которые в современном понимании мы можем отнести к следственным, законы предусматривали испытания водой и железом, а также получение «присяги», сопровождавшейся целованием креста. К испытанию водой и железом прибегали, когда у истца не было прямых доказательств обвинения или когда истец в качестве доказательства вины ответчика ссылался на своего холопа (раба), значение показаний которого оценивалось чрезвычайно низко.

Определенная форма расследований по «лихим делам» начала складываться на Руси к концу XV — началу XVI в. Следствие вели князья или их наместники, в дальнейшем эти функции перешли к Расправной палате при Боярской Думе. В соответствии с Судебником 1550 г. названный орган обладал целым комплексом полномочий: осуществлял расследование, судебное рассмотрение и исполнение приговоров, таким образом синтезируя в себе орган следствия, суд и орган исполнения наказаний.

ю

В соответствии с Судебниками 1497 и 1550 гг. сам суд добывал доказательства вины: допрашивал обвиняемого и свидетелей, пытал их, устраивал очную ставку, производил «повальные обыски»[2]. Появляются новые должности дьяка и неделыцика. Дьяк осуществлял функции непосредственного представителя суда, который должен был присутствовать при судебном разбирательстве, а также контролировал исполнение указаний или решений судьи. Неделыцик проводил следственные действия непосредственно в стадии судебного разбирательства, а также выполнял функции судебного пристава.

Процесс того времени носил характер инквизиционного, когда его стороны являются объектами исследования для суда. Основным доказательством признавалось собственное признание обвиняемого, поэтому оно добывалось при помощи самых жестоких средств. К числу следственных действий того времени можно отнести:

  • — допросы свидетелей;
  • — «повальный обыск»;
  • — пытку;
  • — получение «присяги»;
  • — отыскание вещественных доказательств.

Любой очевидец события мог быть свидетелем. Однако не могли свидетельствовать холопы против своих господ, жена против мужа и дети против родителей. Процессуальный порядок проведения следственных действий был единым для всех лиц, однако, показаниям знатных лиц отдавался приоритет.

Доносителей допрашивали, проводили очную ставку, могли задержать и даже пытать. «Извет», подтвержденный пыткой, являлся ключевым доказательством.

В качестве метода расследования преступления практиковался «повальный обыск», который заключался в том, что все жители данного околотка (участка) опрашивались относительно жизни и поведения заподозренного в известном преступлении.

Соборное Уложение 1649 г. предполагало инквизиционную форму судебного процесса и формальную оценку доказательств, суть которой заключается в том, что признавались лишь четко определенные доказательства, сформулированные в законе[3].

Учреждаются новые специализированные органы расследования. В 1654 г. был образован Тайный приказ, специализированный орган следствия по делам о преступлениях против государства. В 1697—1698 гг. Петром I был создан Преображенский приказ — следственный орган, принимавший «изветы» (доносы) и проводивший следствие по крупнейшим уголовным делам силами штаб-офицеров гвардии.

В систему следственных действий входили получение признания обвиняемого, допрос свидетелей, пытка.

Из числа следственных действий исключено получение «присяги», которая потеряла свое прежнее значение, — ей не верили.

При помощи формальной системы доказательств была предпринята попытка ограничить произвол и злоупотребления судей, которые обязывались принимать решения на основе объективных доказательств, определенных законом, а не на своем личном и произвольном усмотрении.

Допросам и получаемым в ходе них показаниям придавалось большое значение. Признание обвиняемого считалось «лучшим доказательством всего света». Для того чтобы получить признание, применялась пытка, от которой могли быть освобождены дворяне и сановники высших рангов. Пытка была главным инструментом всей системы формальных доказательств. В случае, если обвиняемый признавался, то следствие заканчивалось и выносился приговор.

Свидетельские показания являлись важными доказательствами. Свидетелями могли быть только «добрые и беспорочные люди, которым бы можно поверить». Показаниями признавалось только то, что свидетель видел и слышал лично. «Знатные особы» и «шляхетские жены» могли давать показания дома. Свидетельские показания имели дифференцированную силу. Показания мужчины имели большую силу перед показаниями женщины, показания знатного — перед показаниями незнатного, показания духовного — перед показаниями светского. При этом показания одного свидетеля признавались половинным доказательством, а согласованные показания двух свидетелей были «полным» доказательством.

Петр I ввел новое следственное действие — судебно-медицинскую экспертизу. В Артикуле воинском 1716 г. закреплялось, что при убийстве требуется «лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно розыскали, что какая причина к смерти была»[4]. В то же время стала применяться и судебно-психиатрическая экспертиза.

Устав благочиния, или полицейский, от 8 апреля 1782 г. достаточно подробно и четко определял перечень и последовательность отправления первоначальных действий при обнаружении признаков совершения преступления. В частности, «буде кто днем или ночью кого найдет в уголовном преступлении, да даст о том, ни мало не мешкав знать частному приставу той части, где найдено [буде то чинить можно], да отведут к нему и преступника» (ст. 101). Приведенного «частный пристав тотчас допрашивает, равномерно и свидетелей выслушивает и чинит прочия производства, в коих надобность окажется, для утверждения доказательства» (ст. 102). Далее согласно ст. 103 Устава «частный пристав словесно изследует учиненныя проступки, злоупотреблении и преступлении, что словесно изследует, то записать; то же и о чем наведываться придет ради объяснения либо ради связи дела, дабы истина содеяннаго обнаружилась». Иначе говоря, здесь речь идет о первоначальном допросе. В ст. 104 Устава закреплялось, что «частный пристав уголовнаго преступника берет под стражу», то есть, в данной норме говорится о задержании подозреваемого[5].

Важным этапом развития следствия в России стало основание 8 сентября 1802 г. Министерства внутренних дел. Однако функция предварительного расследования по-прежнему сохранялась за земскими судами. До 1860 г. следствие в России осуществлялось городской и земской полицией. На местах его проводили становой пристав, земский исправник и уездный стряпчий, а также отделение земского суда. В городах преступления расследовались частными или следственными приставами.

В соответствии с Указом императора Александра II от 8 июня 1860 г. были учреждены должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. Следователь в Российской империи в конце XIX — начале XX вв. был судебным служащим, который при участии полиции проводил предварительное расследование, в ходе которого формировал доказательственную базу по делу посредством проведения следственных и иных действий. В процессе расследования следователь мог поручить полиции собирание первичной информации, а также установление подозреваемого лица.

Указанные нормативные предписания в дальнейшем были систематизированы в рамках создания Свода законов Российской империи и действовали без каких-либо существенных изменений до начала Судебной реформы 1864 г.

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. значительно изменил существовавшую систему предварительного расследования. Предварительное следствие полностью изъято из полиции и передано судебным следователям, статус которых непосредственно связан с судебным ведомством.

Впервые систематизирован перечень следственных действий, в который вошли осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, допросы свидетеля и обвиняемого. Регламентация понятия и порядка производства следственных действий содержалась в разделе втором, главах четвертой, пятой и седьмой[6].

В результате Судебной реформы 1864 г. система формальных доказательств уступила место оценке доказательств по внутреннему убеждению. Указами Александра I была упразднена пытка, «чтобы самое появление пытки, стыд и укоризну человечеству наносящее, изглажено было из памяти народа».

Содержание большинства следственных действий было близко к современному.

Под осмотром и освидетельствованием в науке уголовного процесса того времени понимались «такие действия, через которые уполномоченный на производство их орган власти непосредственно убеждается в существовании или несуществовании известных фактов, или присущих известным фактам признаков или свойств, имеющих в данном деле значение уголовных доказательств. Действия эти предпринимаются сообразно своему значению обыкновенно с целью выяснения объективной стороны преступления. Но этим еще не исчерпывается цель осмотров и освидетельствований. Они предпринимаются также в видах выяснения условий достоверности других доказательств, чаще всего свидетельских показаний (как, например, в случае утверждения свидетеля, что он с данного места, при данных условиях наблюдал явления, составляющие предмет его показания, и необходимости проверки его утверждения)»[7].

Судебный следователь производил предварительный внешний осмотр и составлял протокол о «видимых признаках преступления, если таковые окажутся, а равно о всех переменах, происшедших в положении осматриваемых предметов» (ст. 330).

Осмотр от освидетельствования отличался не объектом производства (местность, предмет, человек), а субъектом, его производившим (следователь, врач, иное сведущее лицо). Освидетельствование являлось квалифицированным видом осмотра «предметов, подлежащих освидетельствованию и исследованию чрез сведущих людей».

«Сведущие люди» приглашались, когда для «точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии». Ими могли быть врачи, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность. Осмотр и освидетельствование также могли проводиться «через врачей». Таким образом, «сведущими людьми» являлись специалисты в какой- либо отрасли знаний, специалисты в современном уголовнопроцессуальном понимании.

Экспертиза являлась видом осмотра и освидетельствования, а не самостоятельным следственным действием.

Относительно участия понятых при производстве осмотра и освидетельствования следует отметить, что присутствие понятых требовалось при освидетельствованиях, производящихся сведущими людьми только тогда, «когда к тому не встретится особых препятствий» (ст. 331). В то же время Закон того времени требовал обязательного участия понятых при производстве обыска и выемки.

Существенного различия между обыском и выемкой не имелось. Следует обратить внимание на производство выемки корреспонденции (почтовой и телеграфной): «Следователь может требовать у почтового и телеграфного ведомства задержания нужной ему корреспонденции, но выдается она ему только с разрешения Окружного Суда, в который Следователь должен входить об этом с представлением; осмотр же почтовых книг должен производиться не иначе, как в присутствии почтового начальства, причем ненужная корреспонденция не должна быть удерживаема, а должна быть отсылаема по принадлежности; при этом следователь не должен разглашать тайны частной переписки». Осмотр и выемка допускались только относительно корреспонденции, присланной от имени или на имя лиц, привлеченных к делу в качестве обвиняемых (ст. 1089.1 и 1037)»[8].

Свидетелями по делу могли быть все лица, которые в состоянии дать органам судебной власти полезные указания к обнаружению материальной истины в отношении совершившегося преступления посредством изложения перед ними всего виденного или слышанного по делу (le delit cree les temoins)[9]. Очная ставка могла быть произведена только между свидетелями.

После революции 1917 г. функция следствия была возложена на специальные комиссии при городских и районных советах, а также штабы Красной гвардии.

Согласно Декретам ВЦИК о суде № 2 от 7 марта 1918 г. и № 3 от 20 июля 1918 г. в России были образованы следственные комиссии окружных судов, которые осуществляли предварительное следствие по делам об убийствах, причинении тяжких телесных повреждений, изнасиловании, бандитизме, разбоях, подделке денежных знаков, взяточничестве и спекуляции, а также по наиболее сложным делам, подсудным уездным и городским судам. Расследование государственных преступлений входило в обязанности ВЧК.

Уголовно-процессуальным кодексом 1922 г. и Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, принятыми в 1924 г., расследование преступлений было поручено народным следователям, следователям при ревтрибуналах, военным следователям и следователям по важнейшим делам Наркомата юстиции. Должности следователей в уголовном розыске были упразднены.

1 июля 1922 г. введен в действие первый Уголовно-процессуальный кодекс России. Менее чем через год, 15 февраля 1923 г., Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета принят Уголовно-процессуальный кодекс

РСФСР, который регламентировал производство следующих следственных действий: 1) предъявление обвинения и допрос обвиняемого (глава 11); 2) допрос свидетелей и экспертов (глава 13); 3) обыск и выемка (глава 14); 4) осмотры и освидетельствования (глава 15).

Согласно ст. 109 следователь, если признавал поступивший к нему материал дознания достаточно полным и дело достаточно разъясненным, вправе был не производить предварительного следствия или же ограничиться производством отдельных следственных действий. При этом следователь обязан был выполнить следующие следственные действия: 1) предъявление обвинения обвиняемому; 2) допрос обвиняемого; 3) составление обвинительного заключения.

В ст. 169—174 закреплялся порядок назначения и проведения экспертизы. Ст. 163 предписывала, что в случае надобности следователь устраивает очную ставку между свидетелями. Самостоятельными следственными действиями производство экспертизы и очная ставка не являлись.

В ст. 189 указано, что следователь производит осмотр отобранных при обысках и выемках документов и иных предметов или на месте обыска или, в случае, если для этого потребуется продолжительное время или по иным основаниям, в своей камере, после доставления ему всего отобранного при обыске в опечатанном виде.

Глава 14 УПК РСФСР 1923 г. посвящена обыску и выемке, между которыми, по-прежнему, не было существенных различий. Так, в ст. 175 сказано, что следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении, или у какого-либо лица находятся предметы, могущие иметь значение для дела, предъявляет требование о выдаче этих предметов и производит выемку их; в случае невыдачи, отбирает принудительным порядком или производит обыск, составив о производстве таковых своих действий мотивированное постановление. В ст. 177 указано, что обыски и выемки производятся днем, кроме случаев, не терпящих отлагательств, а также в присутствии понятых и лица, занимающего данное помещение, или проживающих с ним лиц (его «домашних»), или соседей.

С сентября 1928 г. следователи стали подчиняться не судам, а прокурорам. 17 декабря 1933 г. ЦИК СССР утвердил Положение о Прокуратуре СССР, которая стала самостоятельным государственным органом. В ее штате предусматривались должности следователей по важнейшим делам. В то же время нижестоящие органы прокуратуры и состоявшие при них следователи относились к системе Наркомюста. В послевоенный период согласно УПК РСФСР 1923 г. по основной массе общеуголовных преступлений производилось дознание. Следственный аппарат являлся частью органов прокуратуры, однако из-за его малочисленности предварительное следствие по большинству уголовных дел вели органы милиции.

После принятия в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, и в 1960 г. Уголовнопроцессуального кодекса РСФСР предварительное следствие стали осуществлять лишь следователи органов прокуратуры и госбезопасности. Аппарат следователей органов внутренних дел вновь был ликвидирован. В результате вся нагрузка, связанная с предварительным расследованием преступлений, легла на следователей прокуратуры, в производстве которых находилось огромное количество уголовных дел. В дальнейшем изменениями, внесенными в УПК РСФСР, следователям МВД были переданы полномочия по расследованию значительного числа уголовных дел.

УПК РСФСР 1960 г. достаточно детально регламентировал следственные действия, которые должны проводиться следователем или органом дознания по собиранию и проверке доказательств.

В ст. 178 закреплялась классификация видов осмотра: места происшествия, местности, помещений, предметов и документов. Также существовал четкий перечень лиц, которые могут участвовать в осмотре.

Согласно ст. 180, наружный осмотр трупа на месте его обнаружения производил следователь в присутствии понятых и с участием врача — специалиста в области судебной медицины, а при невозможности его участия — иного врача. При необходимости для осмотра трупа привлекался также другой специалист. По сравнению с предыдущим УПК, осмотр трупа был дополнен положением о возможности в случае необходимости извлечения трупа из места захоронения, для этого следователем должно было быть вынесено постановление. Извлечение трупа из захоронения производилось в присутствии следователя, понятых и врача — специалиста в области судебной медицины, а при необходимости — в присутствии иного специалиста.

В ст. 181 говорилось о том, что следователь вправе произвести освидетельствование обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего для установления на их теле следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы.

Согласно ст. 123, допрос подозреваемого производился с соблюдением правил, установленных для допроса обвиняемого. Положения закона, касающиеся допроса, были дополнены очень важным положением, которое является одним из условий законности производства допроса. Это положение о недопустимости задавать наводящие вопросы в процессе производства этого следственного действия.

Ст. 162 закрепляла право следователя производить очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия.

В ст. 164 регламентировалось новое следственное действие — предъявление для опознания. В случае необходимости следователь мог предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому.

Глава 16 посвящалась назначению и производству экспертиз.

Обыск и выемка стали иметь четкие различия. Статья 172 закреплялся новый вид обыска — личный обыск.

В ст. 175 было предусмотрено, что в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества, следователь обязан наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем.

Таким образом, УПК РСФСР 1960 г. сыграл особую роль в процессе формирования современной системы следственных действий: этот законодательный акт детально регламентировал каждое следственное действие и определил их систему, включившую в себя такие действия, как допрос подозреваемого (ст. 123), допрос обвиняемого (ст. 150), допрос свидетеля, потерпевшего (гл. 12), очная ставка (гл. 13), предъявление для опознания (гл. 13), выемка (гл. 14), обыск (гл. 14), наложение ареста на имущество (гл. 14), осмотр и освидетельствование (гл. 15), следственный эксперимент (ст. 183), производство экспертизы (гл. 16).

Подводя итог, отметим, что, учитывая значимость конкретного законодательного акта и детальность регламентации процессуальных действий в историческом развитии уголовно- процессуального права России, нами выделено 6 основополагающих законодательных актов, определяющих основные этапы формирования и развития следственных действий: 1) Русская Правда; 2) Судебник 1497 г.; 3) Соборное уложение 1649 г.; 4) Устав уголовного судопроизводства 1864 г.; 5) УПК 1923 г.; 6) УПК 1960 г. В каждом из названных источников (в разной мере) определены существующая система следственных действий, порядок, основания и условия их производства, а также субъект, их производящий.

Следственные действия в российском уголовном судопроизводстве прошли длительный период исторического формирования. Основа существующей системы следственных действий заложена судебной реформой 1864 г. Именно в тот период большинство следственных действий, существующих в настоящее время, получили законодательное закрепление, при этом многие положения регламентации производства до настоящего времени остались неизменными.

  • [1] Российское законодательство X—XX веков. В 9 т. Том 1. Законодательство Древней Руси. М. : Юрид. лит., 1984. С. 47—73.
  • [2] Российское законодательство X—XX веков. В 9 т. Том 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М. : Юрид. лит., 1984. С. 54—62.
  • [3] Российское законодательство X—XX веков. В 9 т. Том 3. Акты земскихсоборов. М. : Юрид. лит., 1984. С. 83—257.
  • [4] Челъцов-Бебутов М. А. Курс советского уголовно-процессуального права. Очерк по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб. : Альфа, 1995. С. 712.
  • [5] Устав благочиния, или полицейский, от 8 апреля 1782 г. Законодательство Екатерины II. М., 2000. Т. 1. С. 557—604.
  • [6] Российское законодательство X—XX веков. В 9 т. Том 8. Судебная реформа. М. : Юрид. лит., 1984. С. 120—251.
  • [7] Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Часть II. Судопроизводство // Система ГАРАНТ 2013.
  • [8] Случевский В. К. Указ. соч.
  • [9] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >