Познавательность следственного действия

Познавательная сторона следственного действия состоит в том, что в результате его проведения следователь получает фактические данные, сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу. Полученные законным способом и зафиксированные в предусмотренной законом форме, эти данные становятся доказательствами. Под таким углом зрения следственное действие представляет собой способ собирания доказательств[1].

Указанная характеристика, сформулированная С. А. Шейфером, неразрывно связана с целью следственного действия.

Наиболее распространенным и часто употребляемым в уголовно-процессуальных источниках является упрощенное определение следственных действий, основанное на признаке сбора и проверки доказательств: следственные действия — это совершаемые по уголовному делу следователем (дознавателем) процессуальные действия, направленные на собирание, проверку и использование доказательств по уголовному делу.

2

Данное определение не совсем полно характеризует следственное действие. Исходя из вышеописанных признаков следственных действий, полагаю, что под следственным действием следует понимать совершаемые в ходе предварительного расследования уголовного дела, при производстве по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, по поручению, либо в ходе проверки сообщения о преступлении следователем, следователем-криминалистом, руководителем следственного органа, дознавателем, начальником подразделения дознания, должностным лицом органа дознания, законодательно регламентированные процессуальные действия, обеспеченные государственным принуждением и направленные на собирание, проверку и использование доказательств по уголовному делу, либо решение вопроса о возбуждении (возобновлении) уголовного дела.

В настоящее время правоприменительная практика соответствует именно такому определению. Данное понятие наиболее полно и всестороннее характеризует и определяет сущность следственного действия.

В соответствии с нормами УПК РФ (гл. 24—27) следственными действиями являются: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка, контроль и запись переговоров, допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, назначение и производство судебной экспертизы.

Является ли данный перечень исчерпывающим, исходя из той позиции, что следственные действия направлены на собирание, проверку и использование доказательств по уголовному делу?

Задержание, эксгумация трупа, получение образцов для сравнительного исследования, наложение ареста на имущество и вклады относятся к числу иных процессуальных действий, поскольку они непосредственно не направлены на собирание и проверку доказательств, а выполняют по отношению к процессуальному доказыванию обеспечивающую роль.

Но абсолютен и корректен ли такой подход? Следует ли полностью исключать возможность получения доказательственной информации при производстве, например, задержания[2], в случае, если преступник пытается скрыться, задержан на месте совершения преступления с орудием совершения преступления в руках? Вряд ли эти обстоятельства будут безынтересны для следователя и не будут иметь значения для расследуемого им уголовного дела.

В протоколе задержания в обязательном порядке указывается место и время задержания, а также его основания: потерпевшие и очевидцы указали на лицо как на лицо, совершившее преступление, на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. В ходе задержания может производиться личный обыск подозреваемого. Кроме того, задержанное лицо может что-либо пояснить по существу задержания. Вся эта информация носит доказательственный характер.

Одним из обстоятельств, подлежащим доказыванию, являются обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества, либо является орудием преступления (п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

При наложении ареста на имущество и последующего анализа источников приобретения данного имущества может оказаться, что имущество добыто преступным путем или приобретено на средства, добытые преступным путем. Данный факт имеет доказательственное значение и устанавливается, в том числе, в ходе проведения наложения ареста на имущество.

Таким образом, задержание и наложение ареста на имущество являются процессуальными действиями двойного назначения, а именно: в уголовном судопроизводстве они выступают одновременно как меры уголовно-процессуального принуждения и как следственные действия — действия, направленные на получение доказательственной информации.

Эксгумация и получение образцов для сравнительного исследования, исходя из структуры УПК РФ, включены законодателем в систему следственных действий.

В случае если эксгумация трупа производится для установления наличия (отсутствия) умершего в определенном месте захоронения, то установление данного факта, безусловно, будет иметь доказательственное значение и в этом проявляется его познавательная цель. В остальных же случаях (для проведения осмотра трупа, получения образцов для сравнительного исследования, предъявления трупа для опознания или проведения судебной экспертизы) эксгумация будет выполнять, по отношению к процессуальному доказыванию, обеспечивающую роль.

Что касается получения образцов для сравнительного исследования, то данное следственное действие непосредственно связано и предшествует назначению и производству судебной экспертизы. Непосредственным доказательством по делу данное следственное действие являться не будет. Вместе с тем, в логической структуре и последовательности доказательств протокол получения образцов для сравнительного исследования может быть включен в доказательственную базу обвинительного заключения либо приговора по уголовному делу. Кроме того, лицо у которого отбираются образцы, может отказаться от их предоставления (например, отказ обвиняемого от предоставления образцов почерка). Данная ситуация исключает возможность производства судебной экспертизы, а сам факт отказа, зафиксированный в протоколе, на мой взгляд, является доказательством по делу.

Таким образом, можно отнести задержание, эксгумацию трупа, получение образцов для сравнительного исследования, наложение ареста на имущество и вклады к числу следственных действий.

Позицию автора по данному вопросу подтверждают результаты проведенного эмпирического исследования, в соответствии с которыми 78 % практических работников относят к числу следственных действий задержание, 75 % — эксгумацию трупа, 63 % — получение образцов для сравнительного исследования, 61 % — наложение ареста на имущество и вклады[3].

Анализ структуры УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель разграничил следственные действия в зависимости от применения того или иного метода познания, а также в зависимости от способа получения доказательств.

Так, в гл. 24 УПК РФ (осмотр, эксгумация, следственный эксперимент, освидетельствование) объединены следственные действия по методу наблюдения, помимо которого могут применяться методы измерения, эксперимента, сравнения, описания. Способом получения доказательств является фиксация визуально-отображаемых (видимых) объектов и фактов.

В гл. 25 УПК РФ объединены обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка, контроль и запись переговоров, в основе которых также лежит метод наблюдения, сопряженный с элементами принуждения. Производство следственных действий направлено на получение доказательств путем изъятия предметов, документов, информации.

Глава 26 УПК РФ объединяет следственные действия, в основе производства которых лежит метод расспроса с возможным применением методов наблюдения, сравнения, описания (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте). Производство данных следственных действий осуществляется путем расспроса, словесного диалога, то есть получение от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля устной информации.

Наконец гл. 27 УПК РФ регулирует назначение и производство судебной экспертизы, которая характеризуется методом исследования и возможными методами опроса. Доказательство добывается путем производства различного рода исследований экспертом — лицом, обладающим специальными знаниями.

Значительно ранее принятия уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 г., С. А. Шейфер сформулировал, на мой взгляд, детальную и исчерпывающую классификацию следственных действий с делением их на виды по отдельным основаниям.

1. По методу отображения:

А) следственные действия, в основе которых лежит метод расспроса — допрос, очная ставка, производство судебной экспертизы;

Б) следственные действия, основанные на непосредственном наблюдении, сочетаемом с приемами активного взаимодействия на отображаемый объект — измерением, экспериментом, моделированием. К ним относятся — осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, следственный эксперимент, получение образцов для сравнительного исследования и задержание;

В) следственные действия, основанные на сочетании методов расспроса и наблюдения — предъявление для опознания и проверка показаний на месте.

2. В зависимости от процесса получения доказательственной информации:

А) непосредственный. Большинство следственных действий представляют собой непосредственное отображение следов преступления, в том смысле, что следователь непосредственно (лично или с помощью специалиста) воспринимает объект, несущий информацию, и извлекает фактические данные;

Б) опосредованный. Процесс познаний при производстве судебной экспертизы носит опосредованный характер, поскольку исследуемые экспертом объекты содержат «скрытую» информацию.

3. По сложности отображаемых объектов:

А) большинство следственных действий направлено на отображение изолированных информационных объектов — допрос, осмотр, освидетельствование, обыск, выемка (а также получение образцов для сравнительного исследования, задержание) ;

Б) группа следственных действий, направленных на отображение сложных объектов, создаваемых следователем путем объединения и одновременного восприятия изолированных источников информации, которые в природе в таком интегрированном виде не существуют: очная ставка (интеграция двух показаний); следственный эксперимент (интеграция условий, в которых протекает опыт, с самим опытом); проверка показаний на месте (интеграция обстановки на местности с показаниями лица, а иногда и с демонстрацией им своих действий); предъявление для опознания (интеграция сообщения опознающего с признаками объекта, предъявляемого для опознания).

4. В зависимости от цели следственного действия:

А) следственные действия, направленные на получение доказательств (допрос, осмотр, освидетельствование, обыск, выемка и т. д.);

Б) следственные действия, в самом нормативном регулировании которых содержатся правила оперирования уже полученными доказательствами в целях их проверки (очная ставка, следственный эксперимент, предъявление для опознания, прозе

верка показаний на месте, назначение экспертизы, получение образцов для сравнительного исследования)[4].

В теории уголовного процесса существует ряд других классификаций следственных действий, например:

  • — по характеру отражения следов преступления: в сознании людей (допрос, очная ставка) или в материальной обстановке (осмотр, обыск);
  • — по типам уголовного процесса: розыскная модель следственных действий, осуществляемых без судебного решения (допрос, очная ставка); состязательная модель следственных действий, производимых на основании судебного решения (например, обыск в жилище); смешанная модель следственных действий, для которой характерна легализация произведенного следственного действия;
  • — классификация следственных действий в пределах их хронологических связей: исключительные, то есть производимые до возбуждения уголовного дела, неотложные и иные следственные действия;
  • — в зависимости от этапа расследования, на котором они проводятся: первоначальные и последующие;
  • — по степени ограничения прав и свобод личности при их производстве, выраженное в различном порядке оформления решения следователя на производство того или иного следственного действия: следственные действия, в наименьшей степени ограничивающие права граждан и не требующие для их производства вынесения постановления (например, допрос); связанные с применением принуждения и требующие вынесения специального постановления (например, освидетельствование); следственные действия, производство которых затрагивает конституционные права и свободы граждан, поэтому требуется судебное решение (например, обыск в жилище).

Данный перечень классификаций не исчерпывающий, а каждая из них имеет право на существование.

Существующая в настоящее время в УПК РФ система следственных действий не остается без внимания ученых-процес- суалистов. В юридической литературе обсуждается мнение о введении в УПК РФ «специальных» или «особых» следственных действий (аудиоконтроль, видеоконтроль, слежка и др.), которые по своему существу являются аналогами предусмотренных Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и осуществляемых на практике оперативно-розыскных мероприятий (наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и др.)[5].

Предложения обосновываются необходимостью борьбы с преступностью и образовавшемся в уголовном процессе «крене» в сторону защиты прав обвиняемого. При этом изменения должны затронуть структуру правоохранительных органов и выполняемые ими функции. «Сферой самостоятельной активности оперативных подразделений ОВД остается разведывательно-аналитическая работа по выявлению, постановке на учет, проверке и разработке лиц, представляющих оперативный интерес, организованных преступных групп и сообществ. Работу же по раскрытию конкретных преступлений они будут осуществлять под непосредственным руководством следователей»[6]. В качестве примера приводится УПК Латвии, в котором содержится отдельная глава, предусматривающая 11 следственных действий, осуществляемых в особом порядке.

Подобные изменения в российском уголовном процессе не приемлемы, поскольку разрушают сложившуюся теорию доказательств. В то же время законодателю возможно было бы унифицировать регламентацию некоторых схожих между собой следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Таким образом следственные действия в российском уголовном судопроизводстве прошли длительный период исторического формирования. Основа существующей системы следственных действий заложена судебной реформой 1864 г. Именно в тот период большинство следственных действий, существующих в настоящее время, получили законодательное закрепление, при этом многие положения регламентации производства до настоящего времени остались неизменными.

Ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит понятия «следственного действия» и четкой системы следственных действий.

Отнесение ряда процессуальных действий к следственным действиям, по-прежнему, является предметом научных дискуссий и основанием для внесения изменений в действующий уголовно-процессуальный закон.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Сформулируйте понятие следственного действия.
  • 2. Проведите разграничение между следственными, процессуальными и судебными действиями.
  • 3. Назовите субъектов производства следственных действий.
  • 4. Обозначьте цели проведения следственных действий.
  • 5. Перечислите возможные меры принуждения при производстве следственных действий.
  • 6. Определите систему следственных действий.

  • [1] Шейфер С. Л. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. Самара : Изд-во Самарского университета, 2004. С. 12—23.
  • [2] Действующей редакцией УПК РФ задержание и наложение арестана имущество включены в раздел IV, регламентирующий меры уголовно-процессуального принуждения.
  • [3] Опрошено 211 работников органов следствия, дознания, прокуратуры.
  • [4] Шейфер С. А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. Самара : Изд-во Самарского университета, 2004. С. 37—41.
  • [5] Василевич Г. А., Казака С., Мешков В. М., Соколов А. Н. Специальныеследственные действия основа эффективной борьбы с международным терроризмом и организованной преступностью : монография. Калининград, 2010.
  • [6] Василевич Г. А., Казака С., Мешков В. М., Соколов А. Н. Указ. соч. С. 7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >