ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

Современные особенности и перспективы развития системы следственных действий в отдельных стадиях уголовного процесса России

Первоначальным этапом досудебного производства является стадия возбуждения уголовного дела, в которой возможно производство лишь отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Вместе с тем в теории уголовного процесса существует мнение, что проверка сообщения о преступлении не является по своей природе процессуальной деятельностью. Так, известный советский процессуалист М. А. Чельцов полагал, что уголовный процесс начинается с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, при этом предварительная проверка остается за рамками уголовного судопроизводства[1].

В теории уголовного процесса большинство ученых все же определяют стадию возбуждения уголовного дела как первую стадию уголовного судопроизводства, именуя ее как «проверка» (Н. В. Жо- гин, Ф. Н. Фаткуллин), «доследственная проверка» (Л. А. Масленникова), «первичная проверка» (Л. А. Буторин)[2].

Согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ в основе стадии возбуждения уголовного дела лежит публично-правовая обязанность дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа принимать и проверять в установленные законом сроки заявления и сообщения о преступлениях.

Для рассматриваемой процессуальной деятельности характерны свои особенности процессуального режима. В ходе нее не могут производиться большинство следственных действий. В то же время допускается проведение иных процессуальных действий, которые в юридической литературе и правоприменительной практике называют «доследственные мероприятия», «доследственные действия», «проверочные мероприятия», «проверочные действия». Эти действия осуществляются исключительно в стадии возбуждения уголовного дела. Они не получили законодательную регламентацию производства, возможность применения элементов уголовно-процессуального принуждения, и, самое главное, целью их проведения является решение вопроса о возбуждении уголовного дела. В этом заключается их отличие от следственных действий, под которыми традиционно принято понимать совершаемые по уголовному делу следователем (дознавателем) процессуальные действия, направленные на собирание, проверку и использование доказательств по уголовному делу[3].

Своевременное возбуждение уголовного дела способствует качественному производству расследования и, как следствие, эффективной борьбе с преступностью и укреплению правопорядка. Вместе с тем, возбуждение уголовного дела без достаточных к тому оснований так же, как и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, есть грубейшее нарушение законности, приносящее большой вред государству, правам и законным интересам граждан.

Возбуждение уголовного дела при отсутствии к тому оснований — это грубейшее нарушение законности, которое влечет и другие, более серьезные по своим последствиям нарушения: незаконное задержание, производство обыска, привлечение лица в качестве обвиняемого, применения иных мер государственного принуждения (наложение ареста на имущество, привод, отстранение от должности и т. п.). Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела подрывает принцип неотвратимости ответственности, создает возможность совершать новые преступления.

Основной причиной указанных негативных последствий является несовершенство системы следственных и иных процессуальных действий в стадии возбуждения уголовного дела.

Ранее нами указывалось о необходимости совершенствования системы следственных и иных процессуальных действий стадии возбуждения уголовного дела[4].

Предложения по совершенствованию содержания процессуальной проверки встречаются в юридической литературе, однако, зачастую, они не конкретизированы, сводятся к ограничению сроков доследственной проверки.

Так, В. Исаенко, Е. Папышева, говоря о том, что имеется необходимость в пересмотре содержания процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, предлагают два пути решения: «а) признания доказательствами данных, полученных при проверке сообщения о преступлении в результате проведения непроцессуальных действий; б) расширения перечня процессуальных средств такой проверки. Особенно требует включение в их число назначение и проведение судебной экспертизы для установления признаков преступления»[5].

Система следственных и иных процессуальных действий в стадии возбуждения уголовного дела за период существования УПК РФ 2001 г. неоднократно претерпевала изменения, которые, на мой взгляд, связаны с поиском законодателем ее оптимального варианта.

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3[6] существенно расширена система следственных и иных процессуальных действий, производство которых возможно в стадии возбуждения уголовного дела.

К существовавшим процессуальным действиям (производству ревизий, документальных проверок, исследований предметов, документов, трупов и поручению органу дознания проведения оперативно-розыскных мероприятий) добавлены получение объяснений, а также истребование документов и предметов.

Помимо осмотра места происшествия, осмотра трупа и освидетельствования перечень следственных действий теперь дополнен судебной экспертизой, получением образцов для сравнительного исследования, осмотром документов, предметов. Отметим, что получение образцов для сравнительного исследования относят к числу иных процессуальных действий, поскольку они непосредственно не направлены на собирание и проверку доказательств, а выполняют, по отношению к процессуальному доказыванию, обеспечивающую роль. По моему мнению, сформулированному в диссертационном исследовании, получение образов для сравнительного исследования является следственным действием[7].

За рамками системы перечисленных действий осталось изъятие предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ. Данный вид деятельности также добавлен названным Федеральным законом в систему мероприятий, производство которых возможно в стадии возбуждения уголовного дела, но ее существо осталось нераскрытым.

Изъятие предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ, возможно при производстве осмотра (ст. 177), освидетельствования (ст. 180), обыска (ст. 180), выемки (ст. 183), личного обыска (ст. 184). Кроме того, изъятие предметов и документов допустимо в ходе производства других следственных действий, например, при производстве проверки показаний на месте, однако УПК РФ такую возможность не регламентирует.

Вместе с тем, дозволение изымать предметы и документы в ходе проверки сообщения о преступлении не означает, что все перечисленные действия можно производить в рассматриваемой стадии, а лишь только те, которые специально предусмотрены УПК РФ.

Полагаю, что производство выемки необходимо разрешить до возбуждения уголовного дела. В ином случае, могут быть не получены необходимые для производства судебной экспертизы предметы и документы, а в случае возбуждения уголовного дела и их изъятия — это послужит основанием для производства повторной, либо дополнительной экспертизы.

Например, по сообщению об изнасиловании большое значение для принятия верного процессуального решения имеет выявление на предметах одежды заявителя и возможного подозреваемого биологических следов преступления. Установление следов на одежде, их принадлежность производится с помощью судебной экспертизы. Вместе с тем, способов, в полной мере отвечающих требованиям уголовно-процессуального закона, изъятия этих предметов не предусмотрено.

Конечно, следственная практика всегда найдет выход из ситуации. Так, необходимые предметы одежды могут быть изъяты в ходе осмотра места происшествия, проведенного после опроса лица, сообщившего, что одежда, в которой оно было после изнасилования, находится в пакете, принесенном им с собою и оставленном возле рабочего стола следователя.

Система следственных действий, производимых при рассмотрении сообщения о преступлении, впервые обозначена в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Помимо этого, в статьях, регламентирующих производство конкретного следственного действия, указывается на возможность его производства до возбуждения уголовного дела.

Согласно ч. 4 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела. Производство судебной экспертизы поручается лицу, обладающему специальными знаниями. Заключение эксперта — это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ).

Процессуальное действие — исследование документов, предметов, трупов с привлечением специалистов, законодательной регламентации не получило. Исходя из названия, задачи, решаемые проведением исследования, сопоставимы с производством судебной экспертизы.

Таким образом, в стадии возбуждения уголовного дела имеются, по сути одинаковые, следственное и процессуальное действия. При возбуждении уголовного дела возможна ситуация, когда дополнительную или повторную экспертизу производить не придется, а в случае проведения исследования такая необходимость возникает, на что, в том числе, указывает ст. 196 УПК РФ, предусматривающая основания обязательного назначения судебной экспертизы. Изучением материалов проверок сообщений о преступлениях назначение исследований не выявлено[8].

С учетом изложенного отсутствует необходимость включения исследования документов, предметов, трупов в систему следственных и иных процессуальных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела.

Согласно ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ «лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы».

При производстве судебной экспертизы у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля имеются определенные права, закрепленные в ст. 198 УПК РФ, в том числе, знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, с заключением эксперта, ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов и т. д. Кроме того, судебная экспертиза в отношении некоторых лиц проводится исключительно с их согласия.

Реализация названных прав лицами, вовлеченными в производство судебной экспертизы при проверке сообщения о преступлении, вызывает обоснованный вопрос о необходимости обеспечения возможности реализации этих прав.

Согласно позиции, сформулированной в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол.

В случае, если следовать строгому соблюдению требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ об обеспечении возможности осуществления лицами прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, то, как минимум, при производстве судебной экспертизы в отношении конкретного лица ему должна быть предоставлена возможность реализации соответствующих прав (возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы; право о внесении в постановление, о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту и др.). Кроме того, аналогичные права должны быть предоставлены лицу, в отношении которого проводится процессуальная проверка сообщения о преступлении.

Вместе с тем, изучение правоприменительной практики показывает, что лицам, вовлеченным в проверку сообщения о преступления, какие-либо права, регламентированные ст. 198 УПК РФ, не разъясняются, возможность их реализации не предоставляется, что представляется неверным[8].

Согласно ч. 1 ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также, в соответствии с ч. 1 ст. 144 настоящего Кодекса, у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

При производстве получения образцов для сравнительного исследования большое значение имеет государственное принуждение — неотъемлемая черта любого следственного действия. Принуждение, в том числе, может обеспечиваться мерами процессуального принуждения. К лицу, отказавшемуся предоставить необходимые следствию образцы, может быть применено денежное взыскание (ст. 117 УПК РФ), привод (ст. 113 УПК РФ).

В силу ч. 2 ст. Ill УПК РФ мера процессуального принуждения может быть применена исключительно к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому. Таким образом, к лицам, у которых получаются образцы для сравнительного исследования при проверке сообщения о преступлении, меры процессуального принуждения не применимы, а принуждение не имеет процессуального обеспечения.

Согласно ч. 1 ст. 176 УПК РФ виды следственного осмотра следующие: 1) осмотр места происшествия, 2) осмотр местности, 3) осмотр жилища, 4) осмотр иного помещения, 5) осмотр предметов и документов. Кроме того, ст. 178 УПК РФ закрепляет порядок производства осмотра трупа.

Таким образом, за рамками системы следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела нелогично остались далеко немаловажные виды осмотра. Результаты осмотра местности, иного помещения, а тем более жилища могут являться основополагающими для принятия по сообщению о преступлении законного решения.

Например, по сообщению об обнаружении трупа в квартире необходимо провести соответствующий осмотр. Только по результатам такого осмотра можно однозначно сделать вывод о наличии признаков преступления, то есть принять решение о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в его возбуждении. Поскольку дозволение производства осмотра жилища в стадии возбуждения уголовного дела отсутствует, то на практике в рассматриваемых ситуациях производится осмотр места происшествия. В соответствии с принципом неприкосновенности жилища при производстве осмотра места происшествия в жилище необходимо получить согласие проживающих лиц, а при отсутствии согласия — получить судебное решение до, либо после его производства. Процедуры получения такого решения, касающегося производства осмотра места происшествия в жилище до возбуждения уголовного дела, законом не предусмотрено.

Необходимость получения согласия на производство любого следственного действия в жилище сформулирована Конституционным судом РФ в Определении от 6 июля 2010 г. № 911-0-0, согласно которому нормы, регламентирующие проведение проверки показаний на месте (ст. 194 УПК РФ), не содержат дозволения проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц[10].

Таким образом, по-прежнему не имеет законодательного разрешения вопрос, в каком порядке в стадии возбуждения уголовного дела проводить осмотр места происшествия в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

Разрешение ситуации представляется в дозволении в стадии возбуждении уголовного дела производства осмотра в жилище.

Получение объяснений, а также истребование документов и предметов всегда являлись наиболее распространенными способами проверки сообщения о преступлении, однако в УПК РФ упоминание о них появилось впервые. В УПК РСФСР имелась ст. 109, согласно которой по поступившим заявлениям и сообщениям могли быть получены объяснения и истребованы необходимые материалы.

0 необходимости законодательной регламентации объяснения говорят некоторые процессуалисты[11].

Возможность получения объяснений в ходе уголовного судопроизводства предусматривают другие законодательные акты Российской Федерации. Так, в соответствии со ст. 7 ФЗ РФ «О Следственном комитете РФ» сотрудник Следственного комитета при осуществлении процессуальных полномочий, возложенных на него уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, вправе вызывать должностных и иных лиц для объяснений и производства следственных действий при осуществлении досудебного производства. Указанная норма также регламентирует возможность истребования документов, информации.

Аналогичные положения содержатся в ст. 13 ФЗ РФ «О полиции»: полиция вправе вызывать в полицию граждан и должностных лиц по расследуемым уголовным делам и находящимся в производстве делам об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции; получать по таким делам, материалам, заявлениям и сообщениям, в том числе по поручениям следователя и дознавателя, необходимые объяснения, справки, документы (их копии); подвергать приводу в полицию в случаях и порядке, предусмотренных Федеральным законом, граждан и должностных лиц, уклоняющихся без уважительных причин от явки по вызову.

Налицо двойственность законодательного урегулирования одних и тех же действий, которые при рассмотрении сообщения о преступлении являются процессуальными и регулируются соответствующими нормами права. Вместе с тем, включение получения объяснений и истребования документов и предметов в ФЗ РФ «О Следственном комитете РФ» и ФЗ РФ «О полиции», позволяет в полной мере обеспечивать их исполнение мерами административного воздействия: ст. 17.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает ответственность за невыполнение законных требований следователя и дознавателя. В то же время меры процессуального принуждения, такие как привод, обязательство о явке, денежное взыскание при производстве указанных процессуальных действий не применимы. Как верно отметил А. А. Сумин, механизм преодоления отказа в выполнении требований следователя на стадии возбуждения уголовного дела отсутствует[12].

С учетом выявленной необходимости об обеспечении получения образцов для сравнительного исследования мерами процессуального принуждения необходимо включить лиц, участвующих в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении в ч. 2 ст. 111 УПК РФ: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику, понятому и (или) иному лицу, участвующему в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание».

Процессуальная форма получения объяснения, а также истребование документов и предметов должна быть закреплена и регламентирована уголовно-процессуальным законодательством, о чем ранее нами указывалось[13]. В противном случае, в настоящее время остается ряд неразрешенных вопросов, таких, как разграничение в процессуальном статусе опрашиваемых.

Предложения о законодательной регламентации процессуальных действий и об обеспечении элементами принуждения, то есть о наделении процессуальных действий признаками следственных, не должны рассматриваться как попытка их уравнивания. Главный отличительный признак остается прежним: целью производства следственного действия является направленность на собирание и проверку доказательств по уголовному делу, процессуального действия в стадии возбуждения уголовного дела — получение данных для принятия соответствующего решения.

Существующая система следственных и иных процессуальных действий стадии возбуждения уголовного дела далека от идеала. Однако нельзя не отметить позитивных шагов законодателя, направленных на ее совершенствование.

Рассмотрев проблемы производства следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела, следует перейти еще к одной стадии уголовного процесса, в которой также существуют неурегулированные вопросы производства следственных действий. Речь идет о стадии возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Глава 49 УПК РФ регламентирует процедуру возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Указанная процессуальная деятельность является заключительной в уголовном судопроизводстве, при этом она характеризуется самостоятельностью, особым характером взаимоотношений участников, в связи с чем ее традиционно выделяют как самостоятельную стадию процесса, в которой возможно, при определенных условиях, пересмотреть результаты всего предыдущего производства по делу.

Порядок производства следственных действий в названной стадии процесса имеет весьма специфические особенности, однако, приходится констатировать, что эти особенности не нашли своего законодательного закрепления. Кроме того, процессуалисты, исследовавшие институт производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, оставили без внимания ряд актуальных вопросов[14].

Следует отметить, что вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены, и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых (1) или вновь открывшихся обстоятельств (2).

При этом в соответствии со ст. 413 УПК РФ новыми обстоятельствами являются:

  • 1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;
  • 2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное:
    • а) с применением Федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод,
    • б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;
  • 2.1) наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно-опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;
  • 3) иные новые обстоятельства.

Новые обстоятельства — это обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно-опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления.

В соответствии с Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 г. № 4-П иными новыми обстоятельствами необходимо считать новые и неизвестные суду или лицу, производившему расследование по уголовному делу, обстоятельства, незнание которых привело их к добросовестному заблуждению о подлинном характере обстоятельства преступления и принятию необоснованного или незаконного решения[15].

Иными новыми обстоятельствами будут, например, следующие сведения: а) лицо, считавшееся убитым, оказалось живым; б) по делу имел место самооговор обвиняемого; в) фактически приговор вынесен в отношении лица, страдающего психическим расстройством; г) явка с повинной лица, действительно совершившего преступление, по которому осужден невиновный; д) установление в процессе расследования новых доказательств по делу, которые ставят под сомнение выводы суда, изложенные в приговоре, вступившем в законную силу; выявление новых соучастников преступления и т. п. Обстоятельства, которые существенно влияют на выводы суда о характере совершенного деяния, по которому осужден подсудимый, о его виновности в данном преступлении, степени вины, умысле, цели и т. п.

В то же время показания свидетелей о новых обстоятельствах не могут расцениваться как новые фактические обстоятельства[16].

Следует иметь в виду, что новыми обстоятельствами являются такие фактические обстоятельства, которые не были ранее предметом исследования по делу в силу объективных причин, а не в результате упущения со стороны органов предварительного расследования. Как пояснил Верховный суд РФ, восполнять неполноту обстоятельств по делу путем производства ввиду новых обстоятельств недопустимо тогда, когда «факты преступной деятельности не были предметом исследования по делу не в силу каких-то объективных причин, а в результате упущения со стороны органов предварительного следствия»[17].

Право возбуждения производства ввиду новых обстоятельств принадлежит прокурору.

Поводами для возбуждения производства ввиду новых обстоятельств могут быть сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел.

Если в сообщении имеется ссылка на наличие «иных новых обстоятельств», то прокурор выносит постановление о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и направляет соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств и решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных нарушений уголовного законодательства. При расследовании новых обстоятельств могут производиться следственные и иные процессуальные действия в порядке, установленном УПК РФ.

Следует отметить, что материалы уголовного дела и возбужденное по ним производство станут единым целым только в случае отмены приговора, либо иного судебного решения, указанного в ст. 418 УПК РФ. До этого момента материалы возбужденного производства фактически будут самостоятельным делом, предметом доказывания по которому является проверка и установление новых обстоятельств.

Порядок принятия процессуальных решений, а также производства следственных действий при проверке новых обстоятельств имеет некоторые особенности, которые прямо не регламентированы УПК РФ.

Так, при поступлении от прокурора материалов о возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, следователь, прежде всего, обязан принять данные материалы к своему производству в порядке, предусмотренном для принятия уголовного дела. Интересно, что производству присваивается номер так же, как обычному уголовному делу[18].

УПК РФ не предусматривает каких-либо сроков производства, поэтому целесообразно руководствоваться ст. 162 УПК РФ, регламентирующей срок предварительного следствия.

Особенности производства следственных действий вытекают из обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по производству.

Поскольку производство является расследованием, осуществляемым следователем, то при его осуществлении должны производиться следственные действия и применяться меры уголовно-процессуального принуждения.

Так, при имеющихся в представленных прокурором материалах явки с повинной, следователь не может допросить ее автора в качестве подозреваемого, избрать в отношении него меру пресечения, а также предъявить обвинение, поскольку данные процессуальные действия относятся к деятельности по осуществлению уголовного преследования. В данной стадии процесса следователь обязан лишь проверить содержащиеся в явке с повинной сведения.

Представляется, что явившееся с повинной лицо возможно допросить в качестве свидетеля, то есть лица, обладающего какими-то сведениями об обстоятельствах преступления. Допрос целесообразно производить с участием защитника и опираясь на положения ст. 51 Конституции РФ, не предупреждать допрашиваемое лицо об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний. Вместе с тем, такие «процессуальные вольности» могут повлечь за собой признание полученного доказательства недопустимым ввиду существенного нарушения порядка допроса свидетеля.

Кроме того, возможно производство иных следственных действий с участием данного «свидетеля»: проверки показаний на месте, следственного эксперимента, очной ставки, опознания и других.

В условиях рассматриваемой стадии, мы имеем фактическую подмену процессуального статуса явившегося с повинной лица, что в свою очередь обуславливает особенности производства с ним следственных действий.

Таким образом, система следственных действий и мер уголовно-процессуального принуждения при осуществлении расследования новых обстоятельств представляет несколько усеченный вид по сравнению с обычным расследованием уголовного дела.

После проведения всех следственных и иных процессуальных действий, направленных на проверку поступивших материалов, следователь направляет собранные им материалы прокурору для принятия решения в порядке ст. 416 УПК РФ.

Данные рекомендации имеют практическое применение, в том числе в следственной практике Камчатского края.

Так, 25 декабря 2000 г. прокуратурой Камчатской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по факту обнаружения в торговом павильоне трупов продавца и охранника с признаками насильственной смерти. По данному уголовному делу к уголовной ответственности привлечены четыре лица, которые в дальнейшем осуждены приговором суда к различным срокам наказания в виде лишения свободы[19].

В 2007 г. в правоохранительные органы с явками с повинной обратились двое граждан, которые признались в совершении в 2000 г. указанного преступления. 23 ноября 2007 г. заместителем прокурора края возбуждено производство ввиду новых обстоятельств, которое направлено в следственный отдел. Проверка новых обстоятельств проводилась по описанным выше правилам[20].

С учетом изложенного, полагаю необходимым регламентировать в УПК РФ порядок производства следственных действий при возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, добавив к ст. 415 УПК РФ ч. 4.1 следующего содержания: «при поступлении от прокурора материалов о возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, следователь принимает данные материалы к своему производству. Сроки расследования материалов регламентируются положениями ст. 162 УПК РФ», ч. 4.2 следующего содержания: «при проверке сведений, изложенных в явке с повинной, лицо может быть допрошено в качестве свидетеля с участием защитника, без предупреждения об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний. С его участием могут быть произведены иные следственные действия, при этом процессуальный статус лица остается в качестве свидетеля».

  • [1] Чельцов М. А. Советский уголовный процесс: учебник для вузов. М.,1962. С. 232.
  • [2] Сергеев А. Б., Овчинникова О. В. Возможность доказывания в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовный процесс. 2009. № 20. С. 15—17.
  • [3] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В. В. Мозякова. М. : Экзамен, 2004. С. 382; Жогин Н. В.,Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 87; Белозеров Ю. Н., Рябоконь В. В. Производство следственных действий. М., 1990. С. 6; Ларин А. М. Расследование по уголовному делу.Планирование, организация. М., 1970. С. 147—148; Уголовно-процессуальное право / под общ. ред. П. А. Лупинской. М. : Юристъ, 2003. С. 275; Якупов Р. X. Уголовный процесс. М. : Зерцало, 2005. С. 24А—245 и др.
  • [4] Яновский Р. С. Современные особенности и перспективы развития системы следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела // Бизнес в законе. 2012. № 2. С. 119—120.
  • [5] Исаенко В., Папышева Е. О системе уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовный процесс. 2009. № 6.С. 82—85.
  • [6] Федеральный закон от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении измененийв статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».
  • [7] Яновский Р. С. Актуальные проблемы производства следственных действий в российском уголовном судопроизводстве. Диссертация кандидатаюридических наук. М., 2013. 199 с.
  • [8] Изучено более 100 материалов проверок сообщений о преступлениях,зарегистрированных после вступления в силу Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ, рассмотренных правоохранительными органами Камчатского края.
  • [9] Изучено более 100 материалов проверок сообщений о преступлениях,зарегистрированных после вступления в силу Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ, рассмотренных правоохранительными органами Камчатского края.
  • [10] Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2010 г. № 911-0-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киятова Николая Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениямист. 194 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [11] Сумин А. А. Некоторые проблемы применения ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Адвокат. 2013. № 4. Справочноправовая система ГАРАНТ, 2013.
  • [12] Сумин А. А. Указ. соч.
  • [13] Яновский Р. С. Современные особенности и перспективы развития системы следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела // Бизнес в законе. 2012. № 2. С. 119—120.
  • [14] См., например: Ведищев Н. П. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. М., 2003; Мано-ва Н. С. Возобновление уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихсяобстоятельств: достоинства и неудачи правовой регламентации // Государство и право. 2008. № 5; Давыдов В. А. Возобновление уголовного судопроизводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств: теория и практика исправления судебных ошибок., 2011.
  • [15] Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4-П«По делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2ст. 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К. М. Кульнева, В. С. Лалуева, Ю. В. Лукашова и И. П. Серебренникова» //Справочная правовая система Консультант Плюс 2014.
  • [16] Определение Верховного Суда РФ от 26 марта 2013 г. № 18-Д13-16 //Справочная правовая система Консультант Плюс 2014.
  • [17] Обзор судебной практики Верховного суда РФ за 2014 г. http://oblsud.kam.sudrf.ru.
  • [18] Инструкцию о порядке заполнения и представления учетных документов, утвержденную совместным Приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России,ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России 29 декабря 2005 г.№ 39/1070/1021/253/780/353/399.
  • [19] Уголовное дело № 222081 // Архив Камчатского краевого суда.
  • [20] Материалы производства по вновь открывшимся обстоятельствам№ 817136 // Следственный отдел по городу Петропавловск-Камчатский Следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскому краю.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >