Возможные ответы на вопрос о перспективах

Традиционализм — одно из идейных течений XX века, претендующих на восстановление и продолжение древней эзотерической традиции. Основатели и сторонники традиционализма считают себя обладателями сокровенного богооткровенного знания об устройстве мира и судьбах человечества. Ведущим авторитетом современного традиционализма является Рене Генон (1886—1948 гг.), французский философ, принявший ислам и ставший крупным мусульманским эзотериком. Его соратником и последователем был итальянец Юлиус Эвола.

Традиционализм утверждает, что опирается на те моменты сокровенного нечеловеческого знания, которые сохранились в рамках современных религий, по большей части искаженных и модернизированных. Священное знание одно. Конкретные виды веры — лишь его недобросовестные интерпретации. Однако крупицы истины по сей день живут в индуистском брахманизме и тантризме, в иудаистской Каббале, мусульманском суфизме, буддийской ваджраяне, в католическом гер- метизме, православном исихазме и старчестве. Традиционализм строго ортодоксален и стремится возродить подлинность божественного знания в современном безбожном мире.

С точки зрения традиционализма, мир развивается циклично. Изначальный Принцип, дифференцируя себя в материальных предметах, проходит путь человеческой истории, которая включает ряд нисходящих фаз от легендарного «золотого века» к сегодняшнему дню, который максимально удален от Первоначала. Заключением последней фазы является конец света, который кладет предел одному циклу и является исходным пунктом для последующего.

Традиционализм видит современную цивилизацию как «мир Дьявола», как выражение конца кали-юги — «темного века», «железного века». Кали-юга длится по подсчетам Р. Тенона, 6480 лет, а мы находимся у ее предела, стало быть, вся известная нам писаная человеческая история — это история периода упадка. Недаром воспоминания о «золотом веке» гармонии, нравственности и порядка остаются лишь достоянием мифов и легенд. По мере нисхождения жизнь человечества становится все более извращенной, бездуховной и безнравственной, фальшивой и уродливой. Грубо говоря, всем нынешним безобразиям быть положено, потому что это и есть выражение максимального удаления человечества от Божественного Первопринципа, от Единого.

Обычного житейского выхода из наличной ситуации нет. Генон — резкий противник всякого эволюционизма и прогрессизма, он считает их заблуждением и самообманом. Улучшить современный мир нельзя. Он все более далек от духовности, все более «отвердевает», становится количественным, погружается в рационалистические иллюзии и технократический фетишизм. Обезбоженный гуманизм — главная негативная его черта. Только конец света положит границу нисхождению и восстановит мир в новом качестве — начнется очередной золотой век, первая фаза нового цикла — крита-юга. Однако ныне живущее человечество обречено на гибель или радикальную трансформацию.

Согласно концепции Генона, деградация современного мира ярко выражена в западном рыночном обществе, породившем массовое потребление, демократию, скептицизм и атеизм, а также индивидуалистическую направленность сознания, все более удаляющую людей от Единого. Начало новой эпохи уничтожит уравнительность, господство светского сознания и эгоцентрических желаний. На всей планете установится теократическое правление, общество станет иерархич- ным и кастовым, власть возглавят посвященные-жрецы, а все науки и искусства из профанных (безрелигиозных) сделаются сакральными (священными). Возобладают высокий Дух и истинная справедливость, при которой каждый знает свое место. Однако путь к этому — гибель нынешнего «закатного» человечества.

Как видите, традиционализм не сулит нам — реальным «людям кали- юги» — ничего для нас хорошего. Нравственность будет исправляться исключительно радикально — через «усекновение головы». Однако не все смотрят на перспективу столь мрачно.

Противоположная точка зрения представлена всем спектром про- грессистских и эволюционистских взглядов, которые были так популярны в XIX веке, а в XX подверглись мощной критике и скептическому отрицанию в силу того, что их мажорные предсказания по сей день так и остались словами.

Лучшее будущее для человечества предполагал марксизм, усматривавший в коммунизме такую стадию социального развития, при которой технический прогресс приведет к господству общественной собственности на средства производства. С ее утверждением должны постепенно разрешиться все вопиющие проблемы, терзающие человечество на протяжении веков, должны исчезнуть ненависть и зависть, классовая вражда, все виды социального и межличностного отчуждения. История реального социализма пока не подтвердила оптимистичного марксова прогноза.

В XX веке наряду с марксизмом, характерным для социалистических стран, существовали прогрессистские технократические концепции, такие как концепции Дж. Нейсбита или О. Тоффлера. Они видели оптимистическую перспективу в развитии техники и технологии, в совершенствовании науки, способной помочь искоренению прежде неизбежного зла, связанного с неразвитостью знаний и умений, и создать на базе высоких технологий гармоническое общество. Сроки, порой называемые пророками-технократами, уже наступают, а «счастливого будущего» все не видать: люди становятся беспощаднее, а конфликты острее и злее, чем прежде.

И марксизм, и технократизм, делая ставку на развитие знания и совершенствование материального производства, всегда упускали такую немаловажную «деталь», как специфика человеческого сознания. Разумеется, нравственное зло во многом связано с ограниченностью материальных ресурсов и возможностей, с необходимостью одних выживать за счет других, и все же оно не сводится к такой причине, как простая нехватка еды, пространства или предметов потребления. Жадность гонится за благами тогда, когда их более чем достаточно для нормальной жизни. Жестокость особенно рьяно преследует другого и гонит его как врага именно тогда, когда он ничего не отнимает, а живет сам по себе — независимо. Даже если представить себе полное изобилие, которое льется рекой, нравственное зло не исчезнет, а просто перейдет в другой пласт социокультурной реальности. Люди станут еще сильнее, чем сейчас, завидовать чужой красоте или чужому таланту, бороться за власть и влияние, желать господства над чужой душой. Изобилие вовсе не гарантирует, что они научатся любить, свободно и спокойно дарить другим радость, заботиться об окружающей природе. Вопрос упирается в способ мировосприятия, который не вытекает прямо и непосредственно из технико-экономического и материального благосостояния.

Вот почему в XX веке актуализировался издревле известный принцип холизма, усматривающий перспективы человечества — культурные и нравственные — в изменении установок сознания. Идея эта, конечно, не нова. Но в нашем столетии она формируется на надкон- фессиональном уровне, не связывает себя с конкретной религией, церковью и верой, с системой догматов, разделяющей людей на «своих» и «не своих». Холизм — идея восприятия себя как органического момента целостности — направлена против главного социального и морального зла современного мира: атомизации и конфронтации, против эгоистической самозамкнутости индивидов, народов и социальных групп, приводящей к войнам, разрушениям, ненависти.

«Философия холизма» появилась в 20-х годах прошлого двадцатого столетия. Ее основные положения были изложены в книге ученого, философа и государственного деятеля Яна Смэтса «Холизм и эволюция». В соответствии с концепцией холизма «целые» — главная черта мира; одушевленные и неодушевленные предметы — это не суммы отдельных частей, а целостности. Разумеется, целое обладает частями, но с внутренней, интегральной точки зрения, оно есть самость. Процесс мировой эволюции идет как создание целостностей, самостей, неделимых индивидуальностей. С этой точки зрения мир есть целостность, а люди — тоже целостности, органически связанные со всем миром, открытые ему, отражающие его в себе как целое. Именно поэтому перестройка сознания должна происходить в сторону восприятия себя как естественного момента всего мироздания, а других индивидов — как находящихся со мной в неразрывной связи.

С точки зрения одного из холистических философов, Дейла Радьяра, человечество проходит в своем диалектическом развитии три фазы.

Первая фаза первобытного общества объединяет людей в родоплеменные целостности, где они составляют единый биопсихический организм. Этот племенной организм управляется квазиинстинктами и принудительными повелениями, и непослушание грозит здесь смертью. Это «тезис».

После длительной эволюции общество переходит во вторую фазу, где центром становится не социальный организм, а личность. Это «антитезис». Люди взаимодействуют в этой фазе как разобщенные и эгоистические существа, они развивают свою индивидуальность на фоне многоразличных конфронтации друг с другом, что вызывает тяжелые социальные, психологические и экологические потрясения. «Демократия» здесь — относительно приемлемая форма взаимоувязки конфрон- тирующих интересов. Современное общество живет именно на этой стадии.

Однако третья стадия — синтез — ведет к восстановлению целостности общества и индивидов на новом уровне. Развитые индивидуальности сами выбирают интеграцию в сверхличное целое, поскольку глубоко переживают свою фундаментальную связанность друг с другом, с природой, с универсумом. Принцип Целостности, личностно пережитый каждым, должен стать определяющим фактором новой «коммуны» — всепланетарного человеческого братства.

Тяжелые времена пройдут. Сегодняшняя рознь и конфликтность, агрессия и зависть останутся позади, следует лишь неутомимо работать с человеческим сознанием, направляя его к открытости, миру. Главная ошибка и главная беда — самозамкнутость индивидов на самих себе, их слепота к великой и нерасторжимой связи, которая объективно существует между ними и всем мирозданием. Человечество ждет «эра расцвета». В сущности, представление о «прекрасном новом мире» — это архетип коллективного бессознательного, обнаруженный К. Юнгом, и он всегда направляет людей к поиску гармонического единства.

В выработке философско-этической концепции холизма активно участвуют представители современной трансперсональной психологии С. Гроф, К. Уилбер, Ч. Тарт, А. Уотс. Перечислим ряд положений, характерных для этого учения, ставшего популярным с 70—80-х годов нашего столетия:

  • 1. Нравственно-психологической основой холистического отношения к миру является принятие целостности собственной личности. Мораль прошлого ригористически требовала от человека быть исключительно «чистым духом» или на крайний случай «чистой душой». Тело игнорировалось как нечто грязное и непристойное, а дурные мысли полагались внутренним врагом № 1. В результате вместо высокоморальных личностей появлялось множество тревожных невротиков, стыдящихся самих себя и проецирующих собственные дурные черты на окружающих. Принятие себя как целостности — вместе со своей телесностью и своей Тенью (запретными желаниями и страстями) позволяет разумно и мудро соотнестись с самим собой, не обвиняя других людей в собственных тайных грехах и не преследуя их без видимой причины. Принятие себя как целостности — первейшее условие нравственного и духовного роста.
  • 2. Холизм предполагает распространение «чувства Я» на всю окружающую действительность, огромное расширение сферы самоидентификации. Глубокое размышление о себе помогает человеку понять, что он — не обособленный атом, враждующий с опасным миром. Напротив, каждый из нас буквально соткан из влияния окружающих условий, тесно связан и переплетен бесчисленными нитями с другими людьми, с животными и растениями, воздухом, водой и землей. Как показывает астрология, даже далекие звезды и планеты оказывают на нас большое воздействие, а если исходить из концепции вселенского энергоинформационного поля, то и мы оказываем воздействие на них. Индивидуальность каждого из нас — уникальная точка Универсума, в которой Универсум отражается целиком и с которой он целостно связан. Отсюда следует, что всякое наше действие — поступком, мыслью, чувством — отзывается во всем, и мы должны чувствовать свою сопричастность — всему. Мир со всеми его существами, небесами и светилами — продолжение нашего тела и нашей души.
  • 3. Третья важная позиция холизма — снятие конфронтационности в мышлении и переживании. Дело в том, что наличие противоречий и полярностей — естественное свойство проявленной зримой действительности. Холизм — так же как традиционализм — исходит из древней идеи о том, что в основе мира лежит Первопринцип, или Абсолют, который может находиться как в проявленном, так и в непроявленном состоянии. Проявление Абсолюта означает мгновенное возникновение противоположностей: верха и низа, правого и левого, женского и мужского, хорошего и дурного. Мир принципиально двойственен, и каждая противоположность коренится в другой, не может существовать без нее. Так, мы ничего не могли бы знать о свете, если бы не было тьмы, и не могли бы постичь добра, если бы не встречались со злом. Все дифференцируется и познается в своей сути по контрасту с чем-то иным, поэтому мы не можем просто «побороть» и выбросить на свалку «скверную» половину мира, оставив «хорошую» для пользования. Как только «хорошая» сторона останется одна, она мгновенно раздвоится на себя и «свое другое», на позитивное и негативное, как это происходит с полюсами магнита, когда магнит разрезают.

Противоположности, которые мы прочитываем как добро и зло — едины, глубинно связаны и высвечивают одна другую. Собственно, смысл добра и зла мы придаем им сами. Поэтому в жизни всегда присутствуют и сочетаются любовь и эгоизм, индивидуальность и коллективность, разум и страсти, духовность и чувственность. Бессмысленно делать из одной стороны целого — врага и бороться с ним не на жизнь, а на смерть. Даже смерть нельзя считать «абсолютным злом», потому что «род живет смертью индивида», а также поскольку именно смерть придает человеку статус конечной завершенной индивидуальности, на некоторый срок отграниченной от всего другого, и сообщает смысл его временному существованию. Полное исчезновение одной из противоположностей означало бы мгновенное исчезновение и другой, что могло бы выразиться в замирании всякого движения, в полной стагнации, при которой жизнь — процесс динамический — была бы невозможна.

Разумеется, это рассуждение не значит, что надо приветствовать «негативные» для нас стороны действительности. Человек всегда нуждается в том, чтобы «положительный полюс» был немножко сильнее «отрицательного», однако не стоит делать из «темной стороны» пугала и раздувать ненависть, стремясь искоренить «дьявола» в самой его основе. Ненависть рождает только ненависть, что усиливает многочисленные «тени», без которых не бывает света. Гораздо мудрее постараться узреть мир в его единстве, в игре всех его граней и сторон, и постараться гибко и плавно подстроиться к естественному ходу событий. Говоря на языке древнекитайских мудрецов, поистине счастлив тот, кто прислушивается к дао и следует ему. Это не противоречит достижению человеческих целей, а напротив, помогает достигать их в нужном месте и в нужное время, без «проламывания стен лбом», без истошной борьбы и бессмысленной траты сил.

Принятие мира в целостности его противоречий, в его диалектике делает человека справедливее и добрее, помогает ему стать действительно нравственным.

Таковы идеи холистического видения, пророчащего человечеству доброе будущее. В настоящее время принципы холизма распространяются в западной культуре движением «Нью эйдж» — новый век.

Можем ли мы однозначно сказать сейчас, кто прав? Я думаю, брать на себя миссию окончательного ответа было бы легкомысленным. Лично для меня холизм более приемлем, нежели традиционалистские трактовки человеческих перспектив, но я не владею истиной о грядущем. Люди вообще не обладают способностью знать будущее, а могут только предполагать его и надеяться на лучшее — уж так мы устроены! Как сказал апостол Павел: «Сверх надежды — надежда». Будем надеяться на благие перспективы для человечества, на людскую мудрость в восприятии мира и постараемся, чем можем, способствовать улучшению чувств и нравов.

А пока обратимся к тем актуальным нравственным проблемам, которые порождаются современным рыночным обществом и спецификой научно-технического прогресса.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >