Поход Наполеона в Египет: ученые и художники отправляются с армией для исследования и описания страны пирамид. Братья Шамполльоны

Наступил 1798 год, шестой год существования молодой французской буржуазной республики.

Шестой год шел с тех пор, как французский народ низложил короля, а вся остальная Европа все еще не хотела признать нового государства. Со всех сторон грозили Франции враги, на всех фронтах должна была страна охранять свой новый порядок. Одним из самых упорных врагов была Англия. Она держала в страхе население берегов Франции, не впускала и не выпускала товары во французские гавани и обратно: английский флот был гораздо сильнее французского. Но было одно слабое место у Англии, это — ее колонии, ее величайшее богатство. А среди них на первом месте стояла Индия. Вот куда надо было направить удар против нее, чтобы ослабить самого сильного врага молодой французской республики. Таков был план 27-летнего генерала Наполеона Бонапарта, впоследствии консула и императора.

Англия свои суда посылала кругом Африки. Это был долгий и опасный путь, — бури у мыса Доброй Надежды часто жестоко трепали парусные суда.

Но был и другой путь в Индию, гораздо более короткий, Этот путь пролегал через Египет и был хорошо известен в древности. Да, собственно говоря это был даже не один путь, а целый узел дорог, связывавших Европу, Азию и Африку. Египет был точно огромная станция для караванов, направлявшихся вверх по Нилу, к югу, к тому месту, где в древности стояли Фивы, столица фараонов. Немного севернее Фив, через Аравийскую пустыню, вела дорога к побережью Красного моря, к выходу в Индийский океан. Из Египта шли тропы и дороги также в Палестину, Сирию, к реке Евфрату, а оттуда — к Персидскому заливу.

В 1798 году, когда начинается наш рассказ, Египет находился в руках турецких султанов. Наполеон решил завоевать его и оттуда нанести решительный удар Англии, подорвав ее торговлю на Востоке.

В величайшем секрете готовилась экспедиция. В Тулоне1, военной гавани, стоял наготове французский флот, войска шли

ю по дорогам. Никто не знал наверное, каково назначение флота и армии, и только смутные слухи носились, что поход будет необычайный, что отправляются в страну пирамид и мумий — в Египет, о котором столько интересного и странного рассказывали те путешественники, которым удавалось там побывать.

Поход был, действительно, необычайный еще и в другом отношении. Наполеон вел с собою не только войско. По его приглашению с ним вместе должна была ехать большая экспедиция ученых и художников: геологи должны были изучить строение гор, породы камней Египта; зоологи и ботаники должны были заняться животным и растительным миром страны; историки должны были собирать и описывать древности; художники — рисовать, чертить, так как фотографический аппарат в то время еще не был изобретен.

Поехать в Египет! В страну, о которой так много рассказал Геродот, греческий историк, побывавший там еще в V веке до нашей эры. В страну, которая со средних веков, с того времени как ее завоевали арабы, стала недоступной для европейцев. А те немногие счастливцы, которым удавалось сюда проникнуть, торопились уехать, боясь ежеминутно, что их ограбят, убьют.

«Всю жизнь мечтал я совершить путешествие в Египет», пишет Денон, художник, сопровождавший Наполеона: «я, так сказать, открою новую страну; я первый увижу ее и увижу без предвзятой мысли; я смогу рыться в этой земле, столько времени находившейся под покровом тайны, две тысячи лет уже недоступной для европейца».

Ведь теперь, под защитой армии, можно было спокойно рисовать, описывать, рассматривать...

С нетерпением ждали отплытия участники экспедиции. С нетерпением, надеждой и страхом мечтал о ней 19-летний сын книгопродавца Жак-Жозеф Шамполльон. Его родственник отправлялся с Наполеоном в Египет и обещал похлопотать и за Жак-Жозефа. Но даже поделиться-то своей надеждой, своим страхом нельзя было молодому Шамполльону, — ведь надо было соблюдать строжайшую тайну.

Только дома, потихоньку, отводит он душу, рассказывая про Египет и пирамиды маленькому восьмилетнему братишке Франсуа. Мальчуган привязан к брату больше, чем к кому бы то ни было в семье. Брат учит его, возится с ним, играет ему по вечерам на скрипке. Франсуа — мальчик на редкость способный. Ему не было еще и пяти лет, когда он сам, без посторонней помощи, выучился писать и читать. Он знает хорошо историю своего родного городка Фижака, но больше всего любит древнюю историю и пристает, чтобы ему позволили наконец учиться греческому и латинскому языку. Он даже задумывает написать свои первые «научные» труды: «Историю знаменитых собак» и «Хронологию от Адама до Шамполльона Младшего». Вот только арифметика плохо дается ему, и он терпеть ее не может.

Жаль расстаться с братом, но зато как много интересного сможет рассказать Жак-Жозеф, когда вернется из Египта.

Молодому Шамполльону не удалось поехать с экспедицией, и все блестящие надежды братьев разлетелись. Однако Франсуа крепко запомнил рассказы своего «старшего», как он называл впоследствии брата, — ровно через тридцать лет ему удалось побывать там, куда тщетно стремился Жак-Жозеф.

В Тулоне ждал отплытия военный флот. Участники научной экспедиции спешили быть на месте к сроку. «Не выходя из кареты» мчался Денон из Парижа в Лион, оттуда по Роне, через города Авиньон, Экс, через Марсель — в Тулон.

  • 25 флореаля, в год шестой великой французской революции, военный фрегат «Юнона», головное судно французского флота, вышел в море. Переход по Средиземному морю длился долго, гораздо дольше, чем мог бы длиться наш переезд на современном пароходе. Были в дороге и приключения: едва фрегат вышел в море, на горизонте показались паруса. Объявлена была тревога, ночью потушили все огни, приготовились к бою; в жуткой тишине забили глухую дробь барабаны, — на утро оказалось, что флот повстречался не с англичанами, а с мирными испанскими рыбаками.
  • 16 прериаля на судах стали иссякать и портиться запасы пресной воды. Мудрено ли? Ведь флот уже три недели был в пути, а, благодаря штилям, дальше острова Корсики двинуться не мог... Наконец дождались попутного ветра, и вскоре на горизонте показались берега острова Крита.

В наше время там ведутся большие раскопки, найдены развалины огромного дворца и много интересных вещей.

А Денон в своем дневнике отмечает с грустью, что смотреть на остров приходится издали, высадиться нельзя. У Крита флот был захвачен густым туманом. Высадиться не удалось, но благодаря туману французам удалось избежать встречи с английскими военными судами.

Как непохоже это путешествие на современные быстрые переезды по морю!

Наконец фрегат «Юнона» завидел низкие, плоские берега пустыни, подходящие к самому морю.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >