Французы в Египте; осмотр пирамид и других памятников

Началась высадка войск. Под их прикрытием высадились и ученые.

Ярко и живо описывает Денон день за днем все, что пришлось ему видеть в Египте. В обычное время высадка в этом месте была бы опасна: бедуины захватывали таких смельчаков и убивали их или продавали в рабство в Александрии или в Каире. Но хорошо вооруженной французской армии бедуины не были страшны.

Начались сражения. После осады взята была Александрия, и Денон пишет, как поразило его смешение племен и народов, живущих, работающих, торгующих здесь: турки, арабы, копты, как называли себя потомки древних египтян, живущие в городах торговлей и промыслом, греки, евреи, армяне, нубийцы из далекой страны по ту сторону порогов у Ассуана. Нубийцы ему очень понравились.

«Чем живут эти люди? спрашивает он себя, природа дала им так мало; ни мяса, ни жира нет на них — сплошь нервы, крепкие мускулы, сухожилия; темная кожа блестит, как бронза древних статуй, глаза искрятся; лица живые, веселые приветливые; вся одежда — белая повязка на бедрах; много работают, зарабатывают мало, едва едят».

С интересом следил Денон за тем, как наступает разлив Нила. Мощная река несет огромную массу воды в море. Течение — сильное, и в часы отлива пресные воды выносятся далеко за пределы дельты. Но когда начинается прилив, море вступает в борьбу с рекой, отбрасывая назад ее волны.

Огромные намывы песка отлагаются постепенно в русле, разделяя его на два рукава, засоряя их. Где была река, там возникает болото, а река роет новое русло, меняет из года в год свое течение, разбиваясь на массу рукавов.

После взятия Александрии армия Наполеона выступила по направлению к Каиру. В черте пустыни Денон увидел вдруг, будто на горизонте разлилось тихое озеро, и в нем отражаются перистые верхушки пальм. Не успел он однако налюбоваться красивой картиной, как она внезапно исчезла — это был мираж.

Ближе к Нилу внимание путешественников привлекает другая картина: куда ни глянь — всюду вода. Торчат финиковые пальмы из сплошного озера, деревни расположены на холмах, точно острова среди безбрежной водной глади. От деревни к деревне дороги идут по дамбам, по насыпи плотин. Еще в середине июня вода стала выступать из берегов; Нил разлился и затопил все поля. До сентября будет стоять вода и только в октябре она спадет опять. Об этом явлении ученые много слышали; наблюдать его им удалось в первый раз.

Нил во время разлива

Армия быстро подвигается к югу, осматривать страну приходятся бегло, ученые делают наблюдения, пишут заметки, художники рисуют. А солдаты посмеиваются над этим отрядом штатских. По поручению Бонапарта Денон скачет к головной колонне войск. По дороге солдат нечаянно выбивает его из седла, и Денон на полном скаку летит прямо в песок:

«Вот и одним ученым меньше!» — хохочут солдаты над неловким художником.

Недалеко от Каира на горизонте показались, наконец, и пирамиды. Голубоватые, цвета неба, они издали казались легкими и прозрачными, как облако.

Под эскортом военного отряда в 200 человек участники экспедиции отправились на осмотр их. Ученые припоминали рассказ Геродота:

«Царь египетский Хеопс поверг Египет во всевозможные беды — он заставил всех египтян работать на него. Одни были обязаны таскать камни из каменоломен, что в Аравийском хребте, к Нилу; по перевозке камней через реку на судах их должны были принимать другие египтяне и тащить к хребту, называемому Ливийским. Таким образом работало непрерывно в течение каждых трех месяцев по сто тысяч человек. Народ томился десять лет над проведением дороги, по которой таскали камни, — работа, как мне кажется, только немного легче сооружения пирамид. Десять лет продолжалась постройка дороги и подземных покоев в том холме, на котором стоят пирамиды... Самое сооружение пирамид длилось 20 лет.

В египетской надписи, начертанной на пирамиде, обозначено, сколько издержано было для рабочих на редьку, лук и чеснок; как я хорошо помню, переводчик при чтении надписи сказал мне, что всего было выдано 600 талантов» (на наши деньги 600 талантов равняются приблизительно 1 440 000 рублей золотом).

Геродот так прямо и говорит, что подземные покои и пирамиду над ними Хеопс строил, как усыпальницу для себя. Но некоторые все еще повторяли старую басню, будто пирамиды — не гробницы, а житницы для хранения огромных запасов зерна, которые делали фараоны на случай неурожая. Поэтому ученые решили на месте исследовать, кто прав. Тем более, что по всему западному берегу Нила они видели то группы небольших пирамид в развалинах, то отдельные пирамиды, возвышающиеся из песков.

Пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина. По рисунку Денона

А самые высокие, счетом три, медленно приближались теперь к ним, вырастали из песков пустыни. За ними до самого горизонта расстилалась она, бескрайная, безбрежная; синее небо дышало зноем. И на этом фоне безбрежной пустыни и необъятного неба три каменные гиганта сперва казались вовсе небольшими. Только, когда около них закопошились люди и кони, смогли путешественники оценить всю грандиозность этих сооружений, да и го трудно было сразу освоиться с их невероятными размерами, особенно когда они подошли к самой подошве пирамиды Хеопса: каменная стена наклонно уходила вверх, так что верхушки пирамиды не было видно, ребра ее уходили из поля зрения, потому что каждая сторона этой громады равна почти четверти километра, и, чтобы обойти ее крутом, надо сделать почти километр пешком. «Не восхищение охватывает вас, а глубокое удивление и чувство подавленности, пишет один из участников этой поездки, ученый Жомар, стараешься понять, какие силы сдвинули эти камни, привезли, нагромоздили в порядке, сколько человек работало, сколько времени понадобилось, какие приспособления служили им...»

Нам, никогда не видавшим пирамид, только цифры смогут помочь уяснить себе, как они велики. Пирамида Хеопса сложена из 2 300 000 каменных глыб, и каждая из них весит приблизительно 21/2 тонны.

С северной стороны большой пирамиды ученые нашли ход в ее внутренность.

Захватили с собой факелы и решили проникнуть в этот ход. Трудное это было предприятие, хотя, очевидно, и до французов многие проникали уже туда. Сперва ход круто спускался вниз. Приходилось ползти согнувшись, потому что высота в этом месте не больше метра. Ноги скользили по отлично полированному камню. Около 19 метров ползли участники экспедиции буквально на четвереньках. Дышать становилось все труднее, невыносимое зловоние летучих мышей и 30-гра- дусная жара делали прогулку совсем мало приятной. Потом ход разветвлялся: одна его часть вела вниз к небольшой подземной комнатке, другая подымалась наклонно вверх и приводила в галерею в 8 метров высоты. Казалось, что вся она высечена из целой глыбы камня; полированные стены блестели, отражая свет факелов. Напрасно старались ученые разглядеть места спайки отдельных каменных глыб, — только кое-где видны были едва заметные скважины в тех местах, где одна глыба была плотно притесана к другой. Кто-то из них вспомнил, как один арабский писатель, побывавший в пирамиде, писал, что в эти скважины не то, что иглы, — волоса нельзя просунуть.

Вход в пирамиду Хеопса. По рисунку Денона

Из галереи участники экспедиции проникли в соседнюю маленькую комнатку. У стены стоял каменный ящик, без крышки, метра в 2V2 длиною. Он был пуст. Ни единой надписи не было на нем видно, да если бы и было, прочесть ее они не смогли бы, — в то время никто еще не умел читать древнеегипетских надписей.

Зато путешественникам стало совершенно ясно, что Геродот был прав — пирамида является не житницей, а местом погребения фараона, а найденный ими гранитный ящик — его гроб.

Войска Наполеона двинулись дальше, к югу; солдаты сражались, ученые собирали и описывали. Войску неоткуда было получать провиант, потому что подвоз из Франции был невозможен. И вот в местах стоянок солдаты грабят жителей, феллахи мстят за это, нападают из-за угла на тех, кого застают врасплох, французы отвечают расстрелами.

— О, война! Как ты отвратительна, когда видишь тебя вблизи! — восклицает Денон. С еще большим правом могли бы сказать это несчастные феллахи, земледельцы, потомки древних египтян; их поля вытаптывали и французы и мамлюки2, их грабили и те и другие, а они даже не знали, из-за чего ведется война, и почему французам и мамлюкам надо сражаться на их полях.

Спутники Денона осматривают внутренность большой пирамиды. По рисунку Денона

За два года, что французы владели Египтом, экспедиция ученых успела проделать огромную работу. Такое большое количество зарисовок было сделано художниками, столько важных исследований было написано учеными, что когда через несколько лет приступили к печатанию всего этого материала, понадобилось 12 томов одних таблиц и 24 тома текста, целая маленькая библиотека, чтобы уместить его. Несколько лет пришлось разбирать весь большой вещественный материал, привезенный с собой экспедицией: древности, минералы, надписи и т. д.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >