Как ведутся раскопки в настоящее время

Раскопки в древнейших могилах. Что говорят вещи, найденные здесь. «Охотничьи палетки» и булавы

Вот одна из этих могил перед нами. Она найдена в песках на западном берегу Нила. Выкопана она была тоже не глубоко. Ветры давно разнесли небольшую насыпь над ней. Но могила была не одна в этом месте, их было много, и ученые вскрыли их все, тщательно и осторожно исследуя, фотографируя, описывая, обмеряя каждую из них со всеми вещами, которые там лежали. Некоторые были просто неглубокими, овальными ямами, другие были отлично устроены, с лесенкой, которая вела в могилу. В таких могилах яма была большая, глубокая, и стенками она была разделена на три комнаты: одна побольше, две другие совсем крошечные.

Что это означает? Да то, что это целое кладбище какого- нибудь поселения. Поселение стояло ближе к реке, там, где зеленели рощи и поля. Земли хорошей мало, и под кладбище отвели ближайшую полосу пустыни. Тело человека в этих могилах кладется обычно на левый бок, колени слегка согнуты, руки слегка подняты к лицу и лежат тоже в совершенно спокойной позе. Кажется, что человек этот улегся в своей песчаной яме, чтобы спокойно поспать. Некоторые тела были завернуты в циновки или в шкуры животных, точно в одеяло. Крутом поставлена посуда. Какая она еще неровная! Сразу видно, что люди работали еще без гончарного станка. Очевидно, посуда была не пустая. Кое-где сохранились остатки пищи. Зачем мертвому пища? Да разве он мертвый? Ведь его уложили в позу спокойно спящего, значит думают, что он просто крепко спит, а когда проснется, ему нужно будет поесть.

Рядом лежит великолепный нож. Лезвие сделано из тонко оббитого кремня, рукоятка завернута в золотой лист и по золоту вырезаны изображения: пустыня, кое-где растут кустики, среди них ходят животные, газели, каменные козлы; лев нападает на одно из животных, за другим охотится собака. Да ведь это охотничий нож! Значит, человек, лежащий в этой могиле, при жизни занимался охотой.

Одно из древнейших погребений. По фотографии

Но любопытно, что в такой же точно могиле того же кладбища хранилась табличка из раковины, и на ней была вырезана река с плавающими в ней рыбами. На берегу реки стоят вол и козел — домашние животные, а над ними изображена мотыга, которой взрыхляют землю, и серп, которым жнут. Что же это значит? Очевидна, в это время люди жили уже не одной охотой, но имели уже домашних животных, кроме собаки, приручили уже и козу и вола, умели мотыгой взрыхлять землю, умели жать серпом. Мы даже знаем, что они в это время сеяли просо, ячмень, пшеницу, — зерна их археологи находили в древнейших могилах.

Кремневый нож с золотой рукояткой.

Хранится в Каирском музее

Но странно, что в одной могиле вы найдете каменный нож с великолепной золотой рукояткой, а в другой и посуды меньше, и дорогие вещи совсем отсутствуют. Одна могила, глубокая и большая, в нее ведут ступеньки, а другая — плоская, плохо устроенная. Значит, в этом поселке, к которому принадлежало кладбище, одних хоронили в прекрасно устроенных могилах, клали им дорогие вещи, а других закапывали без особенной заботы и вещей клали меньше, и не дорогих. Первые, верно, командовали на охоте, им принадлежало больше скота, в их владении были лучшие куски земли, а вторые были подчинены им и не имели права на такое пышное погребение. Ни одной надписи не найдено в этих древнейших могилах, а как много можно о них узнать, как много могут рассказать вещи, если раскопки велись правильно, если вещи не вырывать из общей связи с другими, — из контекста, как выражаются научным языком. Понятно ли будет, если в какой-нибудь надписи мы перепутаем слова, если некоторые мы выбросим совсем из общей связи? Также и вещи становятся понятны лишь в общей связи их друг с другом и с тем, что их окружает.

И еще интереснее бывает, если вдруг удастся найти какую- нибудь надпись, еще подробнее объясняющую то, что рассказали уже вещи.

В пирамидах, — не в тех самых высоких, которые строили Хеопс и его наследники, — а в тех, которые были построены при фараонах двух следующих династий, были найдены длинные надписи. Ученые так и называют их «текстами пирамид», и усердно их изучают, так как в них отразились гораздо более древние верования, чем сами эти пирамиды. В этих текстах покойного призывают повернуться с одного бока на другой, стряхнуть с лица песок и прах, «встать и принять хлеб этот».

В пирамидах мумия покойного лежала на спине, а не на боку, была завернута в бинты, а лицо ее было закрыто маской гроба, так что никакая пыль не могла бы забиться под нее. Значит, надпись эта была сочинена еще в то время, когда труп клали на бок в плоской песчаной могиле.

Нам вполне понятно, однако, и опять-таки благодаря надписям, почему покойного зовут повернуться с одного бока на другой. Египтяне думали, что души покойных уходят на запад, в ту страну, куда закатывается ежедневно солнце.

Про фараонов так прямо и говорили, что «он зашел за свой вечный горизонт», а не умер.

И тела покойных клали обычно лицом к уходящему солнцу, на запад. А родные покойного шли к его могиле с дарами из долины Нила, с востока.

Обычай хоронить на боку изменился с течением времени, а древний текст остался как память о том времени. Так дополняют друг друга вещи и надписи. Так важна дружная, совместная работа ученого-археолога, изучающего вещи, и работа уче- ного-филолога, изучающего слово, язык, надписи.

Тщательные раскопки ученых дали нам памятники еще более интересные, чем эти древнейшие могилы. Мы имеем теперь предметы, благодаря которым становится ясно, как охотники, жившие когда-то в долине Нила, стали земледельцами, как у них сложилось государство и какое это было государство.

Вот, например, перед нами большая доска в форме длинного овала из шифера. Ученые называют такие доски «палетками». В глубокой древности такие палетки, только меньших размеров, употреблялись охотниками, чтобы растирать на них малахит, зеленый камень, который добывали далеко, на Синайском полуострове. Малахитовый порошок растирали с жиром и этой мазью обводили глаза и мазали веки. Охотятся в пустыне, горячее солнце ослепительно сверкает, искрится, и горит нестерпимым блеском песок. Современный путешественник оденет дымчатые очки, чтобы предохранить глаза от чересчур яркого света и от песчаной пыли, разъедающей веки. А древний охотник жирной обмазкой старался предохранить глаза от чересчур яркого света и от пыли.

Такую «палетку» имел каждый охотник. Он придавал ей форму птицы, рыбы, животного, носил на груди и думал, что с помощью этих волшебных, «магических» изображений ему на охоте и на рыбной ловле удастся убить много дичи.

Одна из древнейших палеток с рельефным изображением охоты. Разбита. Одна часть хранится в Лувре, другая — в Британском музее

Но наша «палетка» чересчур велика, чтобы ее можно было носить на шее. С одной стороны поверхность ее покрыта выпуклыми изображениями. По краям ее развертывается шествие: идут охотники. В руках у них луки и стрелы, длинные лассо, чтобы ловить зверя живьем, топорики из камня. На поясе у каждого висит сзади волчий хвост. Охотники двумя шеренгами оцепили дичь и гонят ее перед собой. Бегут страусы, газели, скачет заяц. Собака загоняет дичь, не давая ей уйти, только львы успели прорваться сквозь круг охотников, и охотники торопятся прикончить их, стреляя из луков.

Но вот что особенно интересно на этой палетке: во главе обеих шеренг охотников идут двое людей с какими-то значками в руках. Они ничем не отличаются от остальных охотников; такой же у них хвост на поясе, такое же оружие. Единственное отличие — древко с перекладиной в одной руке, на котором сидит фигурка сокола. Ученые думают, что это — охотничьи вожди. Два охотничьих племени объединились для большой охоты. Может быть, мясо убитой дичи заготовлялось впрок надолго. Вожди, вероятно, — самые опытные охотники, получали большую и лучшую долю добычи. Но это случалось не часто, потому что в это время уже умели мотыжить землю и собирать жатву, так что охота перестала быть ежедневным промыслом, и в повседневной жизни вождь-охотник мало чем отличался от других свободных охотников.

Посреди нашей палетки сделано углубление. Может быть, все охотники, отправляясь на охоту, подмазывали себе зеленой краской веки на этой палетке; охота была общим, коллективным делом, — коллективно, сообща производили охотники и подкраску глаз, считая это важным, полезным делом, волшебством, «магией», предохраняющей от всяких бед на охоте.

Палетка фараона Нармера. Хранится в Каирском музее

В развалинах очень древнего храма в Иераконполе, к югу от Фив, были найдены еще одна палетка большой величины и огромный шар из белого камня, не совсем правильной формы, со сквозным отверстием, чтобы насаживать его на древко.

Такие шары в древнейшем Египте служили наконечниками боевой дубинки, булавы, и были страшным оружием в руках человека.

Шар, найденный в Иераконполе, вряд ли, однако, был оружием, он слишком велик и тяжел.

И булава и палетка были покрыты со всех сторон выпуклыми изображениями, рельефами. Булава сильно повреждена, а палетка сохранилась отлично. На одной стороне ее оставлено углубление, в котором можно было смешивать малахитовый порошок и жир.

Археологи думают, что и дубинка и палетка хранились в храме, как напоминание о каких-то важных событиях, а самые события были изображены на их поверхности рельефом, то есть выпуклой резьбой.

С одной стороны палетки изображен вождь. На нем — высокая «корона», похожая по форме на кеглю. К поясу привешен сзади волчий хвост. Вождь левой рукой ухватил за волосы поверженного врага, а правую занес над его головой, собираясь поразить его своей страшной дубинкой.

Над этим изображением мы видим овал, из которого вырастают шесть листьев лотоса.

Выше, в главе об иероглифах, мы уже говорили подробно о смысле этого изображения.

Еще раз, только в другой форме, оно рассказывает то же событие, которое было изображено ниже: хищный сокол означал вождя, начальника.

Еолова с веревкой в губе означала того же врага, которого в нижнем изображении убивает вождь. Жестокий обычай продергивать веревку через губу пленного врага, вероятно, в это древнее время действительно существовал. Значит, все это изображение означает, что какой-то вождь убил вождя вражеского племени и захватил шесть тысяч пленных.

В самом низу палетки два бородатых человека бегут, в ужасе оглядываясь назад, подняв руки. Перевернем палетку другой стороной и мы увидим, от кого они бегут: бык своими страшными рогами разбивает глиняную ограду какого-то поселения. Копытами он топчет поверженного бородатого человека. Ученые знают, что в Египте титул «тельца сильного» носил впоследствии фараон; значит, бык изображал фараона-победителя, от которого в ужасе бегут враги, и предыдущие изображения означали тоже самое.

Но самое интересное и самое важное изображение вырезано на этой же стороне вверху.

С правой стороны изображены два ряда обезглавленных трупов. Отрубленные головы уложены тщательно между ног убитых. Ученые думали сперва, что это — поле битвы с телами павших врагов. Одна странность бросилась, однако, в глаза: руки убитых связаны. Значит, это — не поле битвы, а место, где несчастных пленных, взятых на войне, убивали, обезглавливали, связав им предварительно руки.

С левой стороны мы видим целое шествие. Бегут четыре человека с высокими древками в руках; на древках — изображения двух соколов, шакала и какой-то малопонятный предмет. Такие «штандарты» мы уже видели в руках охотников-вождей на нашей первой палетке. За ними идут три фигуры. Среднюю мы узнаем опять сразу по костюму: на поясе — волчий хвост, в руке — дубинка. Это тот же фараон, которого мы видели на другой стороне палетки. Он сражался не один, а с четырьмя союзниками, вождями племен, во главе которых он стал. Впереди него идет визирь, позади сандаленосец, чтобы обмыть ему ноги и подвязать сандалии, когда он сядет.

На голове царя — не высокая «корона» в форме кегли, а странный головной убор с торчащей спереди спиралью скрученной проволокой.

Фараон изображен здесь победителем, а благодаря его странным головным уборам ученые разгадали, и кого он победил, и какое событие здесь изображено: египетские цари позже носили обыкновенно так называемый «пшент» — «корону Верхнего и Нижнего Египта», то есть оба эти головные убора, вставленные друг в друга, в знак того, что царь владеет обеими половинами страны, южной и северной, Верхней и Нижней.

На нашей палетке фараон сражается еще в короне Верхнего Египта, а победив, — одевает корону Нижнего, северного Египта. Значит, здесь изображено очень важное событие — завоевание царями южного Египта его северной части. Цари эти, которые сами когда-то были вождями одного из египетских охотничьих племен (недаром их изображают охотничьей птицей-соколом, недаром у них на поясе висит волчий хвост), стали во главе всех остальных, подчинившихся им. На палетке ясно показано, какое важное место они заняли теперь, — ведь фараон вдвое больше своих вельмож, визиря и сандаленосца, и втрое больше вождей объединенных племен.

Фрагмент булавы фараона «Скорпиона». Найден в Иераконполе

В самой верхней части палетки, между двумя странными изображениями головы с человеческим лицом и коровьими рогами, вырезан картуш с именем царя. Он, правда, — не овальный, но в очень древнее время картуши были всегда прямоугольные. Имя фараона читается «Нармер».

Ни в одном из царских списков, известных до сих пор, этого имени не было, верно потому, что в эти списки помещали только тех фараонов, которые правили уже всем Египтом, и Верхним и Нижним. Значит, здесь стоит имя фараона, правившего сперва только одним южным Египтом, а потом завоевавшего и северный. Так, благодаря раскопкам, благодаря уменью разбираться в надписях и в рисунках древнего Египта, мы знаем теперь, что одним из первых фараонов — объединителей Египта был Нармер.

Нам остается непонятным только, почему египетского фараона стали изображать в виде быка, и что означают странные головы с коровьими рогами вверху палетки. Чтобы разобраться в этом, взглянем на изображения на гигантской булаве из Иераконполя.

Опять перед нами фараон в короне Верхнего Египта. За ним видны маленькие фигурки вельмож, несущих большие веера из страусовых перьев, чтобы защищать его от палящего солнца. В руках фараона — не боевая дубинка, а простая мотыга, такая же, какую мы видели на обломке раковины в древнейшей могиле. Под ногами его струятся потоки воды, омывая островок. На островке, в плетеной корзине, посажена молодая финиковая пальма, двое людей возятся около нее, один держит в руках такую же мотыгу, что и фараон. Какое же важное событие изображено здесь?

Люди внизу сажают финиковую пальму. Арабы говорят, что это дерево любит, чтобы его голова была в огне, а ноги в воде. Надо, чтобы корни пальмы имели достаточно влаги; тогда она будет хорошо расти и даст обильный урожай своих сладких плодов.

В Египте почти не бывает дождя. Об этом мы уже раньше говорили и говорили также о том, как приходится запасать воду на время засухи и затем спускать ее по каналам и канавкам на поля в сады и огороды. Трудное это и сложное дело. В глубокой древности, когда люди только что начали заниматься земледелием, они, верно, никаких каналов не рыли, а сеяли в тех местах, которые река заливала каждый год сама, и в которых земля долгое время оставалась сырой. Когда они научились рыть каналы, устраивать плотины и шлюзы, они сначала работали всем племенем, так же как и на охоту ходили все охотники племени. Это было общим делом, общей работой. Но и на охоте, и на земледельческих общих работах некоторые люди — может быть, более опытные — руководили остальными. Ясно, что они получали большие доли охотничьей добычи или урожая. Чем дальше развивалось земледелие, чем больше ценилась земля, тем чаще между соседними поселениями завязывались войны за нее. И опять-таки вожди получали большие наделы завоеванных земель, а вместе с тем все заве- дывание каналами, шлюзами, плотинами переходило постепенно в их руки. Когда же фараоны Верхнего Египта завоевали всю страну, когда они стали «царями Верхнего и Нижнего Египта», в их руках очутилась не только вся земля, но и орошение — ирригация всей страны — стало от них зависеть. По их приказу строились плотины, рылись каналы и бассейны, в которых запасали воду, в их руках была вся земля, а, значит, от них зависели жизнь и смерть всех, кто на этой земле жил. Земледельцы работали на полях, но распоряжался и полями и трудом земледельцев фараон и его приближенные.

Ученые не вполне точно могут еще сказать, чем именно занят фараон на шаре дубинки: перед ним идет человек, который что-то сыплет из корзинки. Может быть, он сеет зерна. Тогда это изображение означает не только посадку финиковых пальм, но и посев зерна на поле. А, может быть, он сыплет землю для насыпи плотины, может быть, наше изображение означает устройство нового канала. Но и то и другое стоит в связи с земледельческими работами. Очевидно, устройство плотины и канала в этой стране считалось таким же важным делом, как завоевание новых земель.

Теперь нам становится понятно, почему и на булаве и на палетке фараона изображают втрое больше его спутников. Понятно становится также, почему внизу палетки он изображен мощным, сильным быком: чем большее пространство земли надо было обработать, тем труднее становится делать это простой мотыгой. На больших полях землю стали взрыхлять плугом. Рогатый скот был одомашнен уже раньше, и теперь оставалось только приспособить его для этой работы, впрячь вола в плуг. Земледельческим хозяйством живет Египет теперь, без быка и коровы обойтись больше нельзя и, как самые полезные животные, они стали почитаться в качестве священных. В верхней части палетки, с обеих сторон мы уже видели странное изображение: широкое, улыбающееся, приветливое женское лицо с ушами и рогами коровы. Это — Хатор, богиня- корова, богиня неба. А победоносного фараона стали изображать мощным быком, и он получил титул «тельца сильного».

А для чего же тогда оставлено еще углубление для растирания малахита? Ведь для этого земледельца-народа охота не имеет прежнего значения и глаза зеленой мазью подводить больше не приходится?

Охотники этого больше и не делают — растирает малахит только фараон, да и то изредка, каждый раз торжественно, по большим праздникам, верно, — в храме, где палетка теперь обычно хранится. Зеленый цвет — это цвет прорастающих посевов, цвет зеленеющих полей, сулящих обильную жатву, урожай, довольство.

И палетка Нармера, и булава с изображением царя, мотыжащего землю, были пожертвованы в храм Иераконполя около 3200 г. до начала нашей эры, как думают ученые. А могилы в песчаных ямах гораздо древнее и палетки и булавы: они были устроены, верно, еще в самом начале четвертого тысячелетия.

Так современная наука, заставляя рассказывать об отдаленном прошлом человечества самые вещи, дает нам возможность нарисовать полную картину того, как возникло египетское государство, как случилось, что фараоны получили такую огромную власть, что через какие-нибудь пятьсот лет после Нармера Хеопс смог на постройку своей великолепной гробницы согнать «все население страны».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >