Основополагающие (общие) принципы национального права.

Данный вид форм миграционного права является весьма новым как рассматриваемой подотрасли, так и в целом для всей российской правовой системе. Между тем категория «основополагающие (общие) принципы национолъного права» прочно вошла в обиход современного национального законодательства (п. 2 ч. 3 ст. 233 АПК РФ) и судебной практики высших судебных инстанций (например, Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017).

Научное положение

По мнению О. Ю. Скворцова, интерпретация понятия «основополагающие (общие) принципы национального права» отдана на усмотрение судебной практики1. В связи с этим представляется уместным признать, что основополагающие (общие) принципы права как форма миграционного права находит выражение, прежде всего, в правовых позиция Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ. При этом уместно отметить, что в судебной практике разграничиваются общие принципами права, общие принципы международного права и конституционные принципы[1] [2]. Между тем в правовых позиция высших судебных инстанций акцентируется внимание на конституционных принципах, а общие принципы права лишь иногда упоминаются. Иногда отмечается, что общепризнанные принципы права могут находить конституционное закрепление[3]. Таковыми следует признать: принцип правовой определенности[4]; принципы действия права во времени[5]; принцип стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов человека[6]; принцип необходимости и соразмерности (пропорциональности) ограничения прав и свобод человека и гражданина1; принцип эффективности права2.

В правовых позиция высших судебных инстанций отмечаются следующие конституционные принципы, отдельные из которых признаются общими принципами права: принцип верховенства права3; принцип юридического равенства4; принцип справедливости5; принцип ответственности только при наличии вины6; принцип гуманизма7; принцип разумной соразмерно-

  • 1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23.05.2017 № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статей 31.7 и 31.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой лица без гражданства Н. Г. Мсхиладзе» и др.
  • 2 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 13.04.2017 № 11-П По делу о проверке конституционности части 2 статьи 40, частей 10 и 11 статьи 42 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», пунктов 2 и 3 части 1 статьи 128 и части 10 статьи 239 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с жалобой граждан И. Л. Трунова и М. В. Юревича» и др.
  • 3 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2018 № 16-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 36 Федерального закона “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации” в связи с запросом Северо-Кавказского окружного военного суда» и др.
  • 4 См.: Постановления Конституционного Суда РФ от 28.06.2018 № 26-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 153 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д. В. Апухтина, К. К. Багирова и других»; от 29.01.2018 № 5-П «По делу о проверке конституционности положений статей 181.4 и 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С. А. Логинова»; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» и др.
  • 5 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 18.06.2018 № 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А. П. Звягинцева»; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.06.2017 № 21 «О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел» // Российская газета, 2017. 20 июня и др.
  • 6 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14.06.2018 № 23-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1.7 и части 4 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 4 статьи 1 Федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности” и пункта 4 статьи 1 Федерального закона “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»” в связи с жалобами граждан А. И. Заляутдино- ва, Н. Я. Исмагилова и О. В. Чередняк» и др.
  • 7 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.2018 № 17-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 примечаний к статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ивановского областного суда» и др.

сти1; принцип судебной защиты прав и свобод человека[7] [8]; принцип недопустимости при осуществлении прав и свобод человека и гражданина нарушения прав и свобод других лиц как основополагающего условия соблюдения баланса общественных и частных интересов[9].

Приведенное многообразие общих принципов права и конституционных принципов выступают в рамках судебной практики эффективной формой миграционного права, которые могут быть использованы при разрешении миграционно-правовых споров, проблем административно-правового регулирования миграционных правоотношений.

Правовые акты как формы миграционного права занимают центральное место в системе его форм, но не только из-за их значимости в механизме административно-правового регулирования миграционных правоотношений, но и их количестве. Правовыми актами миграционного права являются Конституция РФ (например, ст. 27, 62, 63), федеральные конституционные и федеральные законы, иные нормативные правовые акты. Здесь следует обратить внимание, что в соответствии с п. «в» ст. 71 Конституции РФ правовое регулирование миграционных отношений отнесено к исключительному ведению органов государственной власти РФ. В связи с этим вряд ли можно признать законы субъектов РФ в качестве форм миграционного права. Это положение касается и иных нормативных правовых актов, принимаемых органами исполнительной власти субъектов РФ и исполнительно-распорядительными органами местного самоуправления.

Иными нормативными правовыми актами миграционного права выступают подзаконные нормативные правовые акты, принимаемые органами исполнительной власти РФ, а также индивидуальные правоприменительные правовые акты, посредством которых осуществляется индивидуальное правовое регулирование миграционных отношений (например, разрешение на временное проживание, вид на жительство — ст. 6.1 и 8 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»).

Действие правовых актов в сфере миграции населения во времени, в пространстве и по кругу лиц осуществляется по общим правилам, сформировавшимся в рамках современного российского административного права, и не имеет миграционно-правовых особенностей.

В настоящее время действует обширное количество федеральных законов, регулирующих миграционно-правовые отношения. Базовым в системе этих законов выступает Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», который определяет правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации, а также осуществляет административно-правовое регулирование отношений между иностранными гражданами, с одной стороны, и органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами указанных органов, с другой стороны, возникающие в связи с пребыванием (проживанием) иностранных граждан в Российской Федерации и осуществлением ими на территории РФ трудовой, предпринимательской и иной не запрещенной деятельности. Кроме указанного Закона миграционно-правовые отношения регулируют и иные законы, например, Законы РФ от 25.06.1993 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»; от 19.02.1993 № 4530-1 «О вынужденных переселенцах»; Федеральные законы от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»; от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»; от 18.07.2006 № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»; от 28.06.1997 № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О беженцах”«; от 24.05.1999 № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» и др.

Следует также признать, что существуют федеральные законы, которые непосредственно миграционно-правовыми не являются, а регламентируют эти отношения лишь в связи с основным предметом правового регулирования этого закона (например, Федеральные законы от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»; от 14.03.1995 № ЗЗ-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» и др.).

Отметим объективную потребность в осуществлении систематизации миграционного законодательства. Современное развитие миграционных процессов в государстве, как следствие, влечет и развитие законодательства, их регламентирующего.

Научное положение

Эти обстоятельства приводят ученых к мысли о необходимости сокращения экстенсивного правотворчества, «с помощью которого недостаточно квалифицированная в правовом отношении группа людей “нагромождает” законы одни на другие, умножает их противоречия и коллизии, продолжая усложнять российскую правовую систему и затрудняя, а порой и отодвигая решение наиболее насущных вопросов»1. Решение указанной проблемы представляется нам уместным в рамках не только процесса торможения экстенсивного правотворческой деятельности государства, но и претворения в жизнь объективной потребности в систематизации действующего миграционного законодательства государства.

Решение вопроса о сущности кодификации нам представляется возможным в плоскости функциональной характеристики указанного правового явления. В. И. Черванюк указывает, что «главной функцией и важной особенностью кодификации является изменение содержания правового регулирования, придание ему комплексного системного характера»[10] [11]. Однако кодификация выполняет и другие функции, среди которых необходимо выделить функции:

  • — формирования нового правового акта в системе действующего законодательства;
  • — приведения действующего массива законодательства в стройную, логическую, удобную для применения и взаимосвязанную между собой систему норм;
  • — устранения пробелов правового регулирования определенной сферы общественных отношений;
  • — связи кодификации с систематизацией и правотворчеством.

Приведенная система функций кодификации позволяет отметить, что

она представляет собой особый вид (форму) систематизации действующего законодательства, в процессе которой решаются не только задачи систематизации, но и создаются новые нормы права, позволяющие упорядочить, увязать, снять или предупредить коллизии в рамках кодифицированного акта, а порой дополнить новый кодифицированный акт правовыми нормами для устранения пробелов правового регулирования общественных отношений.

Целью кодификации является внешняя и внутренняя систематизация законодательства, являясь процессом, который состоит из ряда звеньев и стадий. Таким образом, кодификация решает следующие задачи:

  • 1) упорядочивает нормативный материал в единый правовой акт;
  • 2) совершенствует законодательство;
  • 3) создает новый нормативно-правовой акт и прекращает действие соответствующих старых;
  • 4) устраняет пробелы в правовом регулировании общественных отношений;
  • 5) устраняет противоречия между действующими в кодифицируемой сфере нормативно-правовыми актами;
  • 6) создает единый нормативно-правовой акт в определенной сфере правового регулирования общественных отношений — отрасли, подотрасли, институте права;
  • 7) создает нормативный правовой акт, который может при необходимости стать комплексным, интегрирующим регулятором отношений межсистемного характера (например, на стыке институтов, подотраслей или отраслей права);
  • 8) становится удобным для правореализаторской и правоприменительной деятельности субъектов права;
  • 9) устраняет противоречия между систематизаций законодательства и правотворческим процессом;
  • 10) увеличивает регулятивную эффективность права.

Кодификация миграционного законодательства РФ позволит объединить

в единый нормативный правовой акт большой массив миграционно-правовых актов, что позволит упростить правореализационную практику. Анализ существующего миграционного законодательства свидетельствует о его многоплановости и достаточной разрозненности, а порой и противоречивости[12].

На базе имеющегося нормативно-правового материала можно создать единый правовой акт, учитывающий все особенности различных миграционных потоков. Таким актом мог бы стать миграционный кодекс Российской Федерации. Принятие миграционного кодекса Российской Федерации позволит расширить сферу государственного регулирования миграционных потоков. Разработка кодифицированного акта в сфере миграции не должна преследовать нормативное закрепление целей, задач, программ деятельности государства в рассматриваемой сфере. Кодификация должна стать необходимым условием регулирования важнейших общественных отношений в сфере территориального перемещения населения.

В настоящее время действующие программные документы по вопросам миграционной политики России слабо уделяют внимание внутренней (социально-экономической) миграции, а ведь этот миграционный поток является в Российской Федерации одним из самых многочисленных и весьма значимых для социально-экономического развития страны. Мало в настоящее время в миграционном законодательстве РФ уделяется внимания и незаконной (скрытой) миграции населения. Причем в указанном направлении делается упор лишь на незаконную внешнюю миграцию населения, где важнейшим средством предотвращения и пресечения таковой выделяется лишь иммиграционный контроль. Кодификация миграционного законодательства РФ могла бы решить и указанные проблемы.

Другой не менее значимой задачей, которую должна решить кодификация миграционного законодательства, является создание единого целостного нормативно-правового акта высшей юридической силы, который бы устранил пробелы правового регулирования миграционных отношений, устранил противоречия в нормативно-правовом регулировании различных миграционных потоков и, самое главное, стал бы нормативно-правовой базой для миграционной политики российского государства, сформулировал основы правовой миграционной политики страны.

Развитие миграционных отношений, актуализация их в контексте обеспечения безопасности государства, объективно влечет формирование в системе российского права нормативной общности, опосредующей указанную систему общественных отношений. Это обстоятельство требует создать нормативноправовой акт, который мог бы стать комплексным, интегрирующим регулятором отношений межсистемного характера (например, на стыке институтов, подотраслей или отраслей права), каковым, по своей сути, является миграционное право Российской Федерации.

Факторами, влияющие на кодификацию миграционного законодательства, выступают экономические факторы, которые связаны с экономическим ростом, наблюдаемым в настоящее время в стране, что существенно активизирует внешнюю и внешнюю трудовую миграцию населения и как следствие требует развития миграционного законодательства. Потоки внутренней (социально-экономической) миграции также представляют собой следствие экономически неравномерного развития регионов или их частей, что влечет социально-экономическое движение населения как между регионами, так и в рамках одного региона. В экономической науке отмечалось, что проблема регулирования миграции населения является необходимым следствием решения проблем размещения производительных сил на территориях определенных регионов. Потоки незаконной миграции населения также вытекают из экономической составляющей проблемы территориальной мобильности населения.

Политические факторы — это следующая группа факторов, влияющих на кодификацию миграционного законодательства. Многие политические группы и отдельные депутаты достаточно часто в качестве избирательного лозунга выдвигали идею необходимости совершенствования и ужесточения миграционного законодательства на федеральном и региональном уровнях. В отдельных регионах делались попытки принятия миграционных кодексов субъектов РФ, что вряд ли решало проблемы миграционной политики Российской Федерации и ее субъектов. Региональные элиты, решая свои политические задачи, весьма активно использовали миграционный элемент для достижения своих политических целей.

Социальные факторы, влияющие на кодификацию миграционного законодательства, — одни из наиболее значимых в системе рассматриваемых факторов. Социальная структура общества — одно из обстоятельств, напрямую связанных с территориальным перемещением населения. Среди таких факторов также уместно выделить существующие межэтнические отношения, обуславливающие миграционное движение населения и воздействующие на характер территориальной мобильности населения. Социальные факторы, влияющие на кодификацию миграционного законодательства Российской Федерации, напрямую связаны с механизмом государственно-властного воздействия на все виды миграционных потоков и являются необходимым условием формирования системы социального законодательства, к числу которого относится и миграционное законодательство РФ.

Демографические факторы, влияющие на кодификацию миграционного законодательства, обусловлены процессами естественного и территориального движения населения. Любое государство заботится об управлении численностью населения, решает задачи восполнения естественной убыли населения.

Миграционные факторы, влияющие на кодификацию миграционного законодательства, характеризуются процессами развития миграционных отношений в стране. В настоящее время в Российской Федерации приняты основные миграционные законы в сфере внутренней (социально-экономической), внешней и вынужденной миграции населения. В их развитие федеральными органами исполнительной власти было принято большое количество подзаконных нормативно-правовых актов. Слабо обстоит дело с законодательным регулированием внешней трудовой и незаконной миграции населения. Эти миграционные потоки регламентируются подзаконными нормативно-правовыми актами. Кроме законов, непосредственно направленных на правовое регулирование миграционных процессов, необходимо отметить существование федеральных законов, содержащих отдельные нормы или комплексы норм (институты), косвенно связанные с правовым регулированием миграционных процессов в Российской Федерации. Так, например, Закон РФ от 19.04.1991 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» косвенно касается трудоустройства иностранных работников на территории Российской Федерации, в части согласования с органами занятости вопросов привлечения иностранного работника для работы на территории РФ. Все эти факторы свидетельствуют о формировании такой модели правового регулирования миграции населения, которая бы смогла привести в систему и восполнить недостающие комплексы норм для эффективного правового регулирования миграционных процессов в Российской Федерации.

Кроме факторов, влияющих на кодификацию миграционного законодательства, должны иметься и условия для такой кодификации. Условиями кодификации необходимо признать объективно существующие обстоятельства, от которых зависит процесс кодификации определенного комплекса нормативных правовых актов. Данные обстоятельства должны стать основой кодификации миграционного законодательства РФ.

Условия, от которых зависит процесс кодификации миграционного законодательства, прежде всего, связаны с волей законодателей и осознанием ими потребности и необходимости такой кодификации. На парламентских слушаниях в Государственной Думе и Совете Федерации неоднократно отмечалась необходимость совершенствования миграционного законодательства, о необходимости кодификации миграционного законодательства высказывалось и руководство ранее действовавшей ФМС России, потребовав от своих ведомственных научных учреждений подготовить проект миграционного кодекса Российской Федерации1. Активно о необходимости кодификации миграционного законодательства высказывали и ученые[13] [14]. О необходимости совершенствования и систематизации миграционного законодательства неоднократно говорилось и общественными объединениями переселенцев[15]. Приведенные условия кодификации свидетельствуют, что законодатель, общественность и научный мир, в принципе, едины во мнении о необходимости систематизации миграционного законодательства РФ, имеющей цель создать новые и согласовать ранее действующие нормативные правовые акты, выражающие единую концепцию правовой миграционной политики страны.

Условия, от которых зависит процесс кодификации миграционного законодательства, можно дифференцировать на нормотворческие и правоприменительные.

К первой группе можно отнести:

  • — объективную потребность правового оформления миграционной политики Российской Федерации;
  • — активное развитие законодательства РФ, в рамках проводимой правовой реформы, и активное развитие миграционного законодательства как необходимое условие отражения развивающихся миграционных отношений в стране;
  • — реальное развитие миграционно-правовых отношений, влекущее формирование комплексной подотрасли административного российского права;
  • — большой объем миграционного законодательства РФ и в особенности подзаконных нормативных правовых актов;
  • — не до конца сформированную систему правовых гарантий правового статуса субъектов миграционно-правовых отношений, нуждающихся в правовом закреплении;
  • — необходимость устранения пробелов и противоречий правового регулирования миграционно-правовых отношений.

Ко второй группе правоприменительных условий кодификации необходимо отнести:

  • — реальную потребность четкого и ясного процесса реализации норм миграционного законодательства РФ;
  • — существующие проблемы правореализационной практики при осуществлении субъективных прав и свобод мигрантов;
  • — объективную неготовность правоприменительных органов осуществлять эффективную деятельность по реализации прав и свобод мигрантов;
  • — отсутствие сложившейся правоприменительной практики реализации миграционно-правовых отношений в Российской Федерации;
  • — формирование системы миграционно-правовых средств и миграционно-правовых режимов государственного управления миграционными процессами (реализации правовой миграционной политики страны);
  • — создание и нормативное закрепление на уровне закона эффективной системы миграционных процедур реализации и защиты прав и свобод мигрантов;
  • — активное развитие и изменение существующих и появление новых миграционно-правовых отношений на территории РФ[16].

Приведенные факторы и условия кодификации миграционного законодательства свидетельствуют о реальной потребности государства в активизации законотворческой и систематизационной работе, связанной с формированием кодифицированных правовых основ миграционной политики Российской Федерации.

Правовые договоры и обычаи национального права определяются как административно-правовой договор. Административно-правовой договор может выступать в качестве формы миграционного права. Между тем в настоящее время такая форма права в миграционном праве практически не применяется. Для миграционного права также не характерна такая форма права как обычаи национального права.

  • [1] Скворцов О. Ю. Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации»: научно-практический комментарий. М. : Омега-Л, 2003. С. 260.
  • [2] См.: п. 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 06.02.2018 № 6-П «По делуо проверке конституционности положений пункта 4 статьи 81 и статьи 123 Налоговогокодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества“Таиф”« и др.
  • [3] См.: абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 № 28-П«По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края».
  • [4] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.2017 № 34-П «По делуо проверке конституционности пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи111 и подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерациив связи с жалобой акционерного общества “Флот Новороссийского морского торгового порта”«; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прирассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» и др.
  • [5] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17.10.2017 № 24-П «По делуо проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д. А. Абрамова, В. А. Ветлугаева и других» и др.
  • [6] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 06.10.2017 № 23-П «По делуо проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерациив связи с жалобой гражданина Р. К. Костяшкина».
  • [7] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29.01.2018 № 5-П «По делуо проверке конституционности положений статей 181.4 и 181.5 Гражданского кодексаРоссийской Федерации и части 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерациив связи с жалобой гражданина С. А. Логинова» и др.
  • [8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 04.12.2017 № 35-П «По делуо проверке конституционности части 1.3 статьи 32.2 Кодекса Российской Федерацииоб административных правонарушениях в связи с жалобой гражданина Ю. А. Рейнхим-меля».
  • [9] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26.10.2017 № 25-П «По делуо проверке конституционности пункта 5 статьи 2 Федерального закона “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” в связи с жалобой гражданина А. И. Сушкова» и др.
  • [10] Боголюбов С. А. Некоторые проблемы экологического кодекса // Журнал российского права, 2006. № 5. С. 6—7.
  • [11] Черванюк В. И. Теория государства и права : учебник. М. : Инфра-М, 2006. С. 424.
  • [12] См.: Жеребцов А. Н. Миграционное право Российской Федерации на рубеже XX—XXI веков. М. : РАП, 2004; Его же. Правовое регулирование статуса беженцев и вынужденных переселенцев в Российской Федерации. Волгоград : ВИЭСиП, 2002; Его же. Миграционное право Российской Федерации : учеб, пособие. Краснодар : Краснодарскийфилиал АТ и СО, 2005.
  • [13] Зубко И. Мигрируем по кодексу // Российская газета. 2004. 16 января.
  • [14] См.: Жеребцов А. Н. Проблемы формирования и реализации миграционной политики России в сфере внешней трудовой миграции населения // Органы и учрежденияюстиции в правовом государстве. Материалы межрегиональной научно-практическойконференции 6—7 октября 2000 г. Волгоград, 2000. С. 119—122; Левченко Н. В. Проблемы совершенствования правового регулирования миграционных процессов // Миграционные процессы в условиях глобализации: сб. тезисов, докладов и сообщениймеждународной научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2005. С. 131—140;Морин А. В. К вопросу о законодательном регулировании миграционных процессов //Миграционные процессы в условиях глобализации: сб. тезисов, докладов и сообщениймеждународной научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2005. С. 151—154.
  • [15] См.: Решение проблем беженцев и вынужденных переселенцев через законодательную, судебную и административную системы. Материалы второго семинара, проведенного Правозащитным центром «Мемориал» апрель 1997. М. : Звенья, 1997.
  • [16] Жеребцов А. Н. Кодификация миграционного законодательства как правовая основы формирования миграционной политики Российской Федерации // Российская юстиция. 2008. № 2. С. 13—18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >