Административно-правовая ответственность за правонарушения в сфере внешней миграции населения

Административные правонарушения в сфере внешней миграции населения характеризуются обширной системой, закрепленной в гл. 18 КоАП РФ. При этом следует отметить, что родовым объектом данных составов выступают общественные отношения, возникающие в сфере эмиграции и иммиграции лиц. К числу видовых объектов данных правонарушений выступают общественные отношения, возникающие в сфере пересечения Государственной границы гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами и лицами без гражданства и соблюдения режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, а также общественные отношения, связанные с осуществлением правил пребывания и проживания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ.

По общему правилу субъектами административной ответственности являются граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста 16 лет, вменяемые. Кроме этого, субъектами административной ответственности за правонарушения в сфере внешней миграции населения являются должностные лица, в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей и с учетом положений ст. 2.6 КоАП РФ, и юридические лица в случаях, предусмотренных нормами гл. 18 КоАП РФ и с учетом требований ст. 2.10 КоАП РФ.

Статья 18.1 КоАП РФ направлена на охрану общественных отношений, возникающих в сфере осуществления режима Государственной границы РФ, что выступает непосредственным объектом административно-правовой охраны. При этом ч. 1 указанной статьи касается граждан Российской Федерации, следующих от Государственной границы РФ до пунктов пропуска через Государственную границу РФ и в обратном направлении. В свою очередь ч. 2 касается иностранных граждан и лиц без гражданства, следующих от Государственной границы РФ до пунктов пропуска через Государственную границу РФ и в обратном направлении.

Объективная сторона ч. 1 и 2 ст. 18.1 КоАП РФ заключается в противоправном деянии (действии или бездействии), заключающемся в нарушении правил пересечения Государственной границы РФ лицами и (или) транспортными средствами либо нарушение порядка следования таких лиц и (или) транспортных средств от Государственной границы РФ до пунктов пропуска через Государственную границу РФ и в обратном направлении. В настоящее время правила пересечения Государственной границы РФ регламентируются Законом РФ от 01.04.1993 № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации», постановлением Правительства РФ от 11.03.2010 № 138 «Об утверждении Федеральных правил использования воздушного пространства Российской Федерации», приказами Минтранса России от 24.01.2014 № 23 «Об утверждении Типовой схемы организации пропуска через государственную границу Российской Федерации лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных в автомобильных пунктах пропуска», от 09.02.2010 № 31 «Об утверждении Типовой схемы организации пропуска через государственную границу Российской Федерации лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных в железнодорожных пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации» и др.

Судебная практика.

  • 1. В Определении Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 № 1879-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Азербайджанской Республики Гусейнова Турала Мусеиб оглы на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» отмечается, что ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, обеспечивает охрану режима пребывания (проживания) иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ (Определение от 15.07.2010 № 1079- О-О). Семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции РФ и международных договоров РФ, не имеют, однако, безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспорного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики, соразмерных опасности миграционных правонарушений (особенно массовых) и практике уклонения от ответственности (Определение от 05.03.2014 № 628-0).
  • 2. Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 7 июня 2017 г. в 09 часов 46 минут при прохождении паспортного контроля через контрольно-пропускной пункт пропуска «Адлер» с целью выезда из Российской Федерации в Республику Абхазия выявлен гражданин Республики Узбекистан Садыков Ш. С., который при прохождении паспортного контроля предъявил паспорт гражданина Республики Узбекистан (дата выдачи 5 августа 2014 г.), в котором отсутствовал «стикер разрешительной записи», дающий право на пересечение Государственной границы РФ. Иных документов, дающих право на пересечение Государственной границы РФ, при себе не имел. За данное деяние гражданин Республики Узбекистан Садыков Ш. С. был привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ.

С учетом личности Садыкова Ш. С., а также конкретных обстоятельств настоящего дела, указывающих на нарушение права Садыкова Ш. С. на уважение семейной жизни, назначение ему административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации противоречит требованиям ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод[1].

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 18.1 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Судебная практика

Основанием для привлечения гражданина Республики Сербия Груйичич Д. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ, послужили обстоятельства, изложенные в протоколе об административном правонарушении от 08.04.2017 № 2396/А/А/817-17. Согласно названному протоколу, 7 апреля 2017 г. Груйичич Д. следуя из Российской Федерации в Республику Абхазия, нарушил установленный режим Государственной границы РФ, так как вид на жительство иностранного гражданина выдано на имя Груйичич Д. имел оконченный срок действия 26 марта 2017 г.

С таким решением мирового судьи и вышестоящих судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что гражданин Республики Сербия Груйичич Д. имеет вид на жительство в Российской Федерации от 05.05.2012, действительным до 26.03.2017. Между тем 16 января 2017 г. Груйичич Д. подал заявление о продлении срока действия вида на жительство в Российской Федерации.

Согласно ответу заместителя начальника отдела по вопросам миграции отдела полиции (Центральный) район) УВД по г. Сочи К. в отношении гражданина Республики Сербия Груйичич Д. принято положительное решение о продлении ему вида на жительство в Российской Федерации (от 02.03.2017 № 152476).

Вместе с тем в ходе рассмотрения жалоб на постановление о назначении административного наказания, судебными инстанциями вопрос о продлении гражданину Республики Сербия Груйичич Д. вида на жительство в Российской Федерации, разрешен не был.

Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава административного правонарушения[2].

Непосредственным объектом административных правонарушений, составы которых закреплены в ч. 1 и 1.1 ст. 18.2 КоАП РФ, выступают общественные отношения, возникающие в связи осуществлением правил въезда (прохода) в пограничную зону, временного пребывания, передвижения лиц и (или) транспортных средств в пограничной зоне.

Объективная сторона заключается в противоправных деяниях (действии или бездействии), выразившихся в нарушении правил въезда (прохода) в пограничную зону, временного пребывания, передвижения лиц и (или) транспортных средств в пограничной зоне. Правовое регулирование порядка въезда (прохода) в пограничную зону, временного пребывания, передвижения лиц и (или) транспортных средств в пограничной зоне осуществляется Законом РФ «О Государственной границе Российской Федерации», приказом ФСБ России от 07.08.2017 № 454 «Об утверждении Правил пограничного режима».

Субъектами административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 и 1.1 ст. 18.2 КоАП РФ, являются граждане Российской Федерации (ч. 1) и иностранные граждане (лица без гражданства) (ч. 1.1).

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 1.1 ст. 18.2 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Непосредственным объектом административных правонарушений, закрепленных в ч. 1 и 2 ст. 18.4 КоАП РФ, — нарушение режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, выступают общественные отношения, возникающие в ходе реализации режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ.

Объективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 18.4 КоАП РФ, заключается в противоправных деяниях (действиях и бездействии), выражающихся в нарушении установленного в законодательстве и иных нормативных правовых актах режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ. В настоящее время режим в пунктах пропуска через Государственную границу РФ определяется в разделе V Закон РФ «О Государственной границе Российской Федерации».

Субъектами административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 18.4 КоАП РФ, являются граждане Российской Федерации (ч. 1) и иностранные граждане (лица без гражданства) (ч. 2).

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 18.4 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Судебная практика

В Определении Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 № 1763-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Турецкой Республики Акыскали Метина на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 18.4 и частью 2 статьи 30.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» отмечается, что законодательство об административных правонарушениях основывается на принципе презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ). В соответствии с ч. 1 указанной статьи лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Данное положение имеет общее значение для осуществления производства по любому делу об административном правонарушении, в том числе предусмотренному ч. 2 ст. 18.4 КоАП РФ. Виновность лица в совершении административного правонарушения относится к числу обстоятельств, подлежащих обязательному выяснению по делу об административном правонарушении (п. 3 ст. 26.1 КоАП РФ). По смыслу данных законоположений в производстве по делу об административном правонарушении вина устанавливается только в тех действиях (бездействии), за совершение которых лицо привлекается к административной ответственности. Проверка же правильности привлечения лица к административной ответственности за совершение конкретного правонарушения, в том числе в части того, все ли обстоятельства, подлежащие выяснению по делу, были установлены, производится при пересмотре постановлений и решений по делам об административных правонарушениях (гл. 30 КоАП РФ).

В постановлении Верховного Суда РФ от 22.06.2016 № 25-АД16-2 отмечается, что доводы жалобы о том, что дополнительное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации назначено Хомидову И. К. необоснованно и влечет нарушение права на уважение семейной жизни, повлечь отмену состоявшихся по делу судебных актов не могут. В ходе производства по делу Хомидов И. К. неоднократно заявлял, что его гражданской супругой является гражданка Республики Узбекистан Рахимова О. Н., с которой у них имеется один несовершеннолетний ребенок, дети от первого брака совершеннолетние, близких родственников на территории РФ нет.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с КоАП РФ. При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (ч. 1 и 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

Непосредственным объектом административно-правовой охраны в соответствии со ст. 18.8 КоАП РФ выступают общественные отношения, возникающие в результате реализации правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации.

Объективную сторону закрепленных в ст. 18.8 КоАП РФ составов административных правонарушений образуют противоправные деяния (действия или бездействие) выразившееся:

  • — в нарушении правил въезда в Российскую Федерацию (ч. 1);
  • — нарушении режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в нарушении установленных правил въезда в Российскую Федерацию, в нарушении правил миграционного учета, передвижения или порядка выбора места пребывания или жительства, транзитного проезда через территорию РФ, в неисполнении обязанностей по уведомлению о подтверждении своего проживания в Российской Федерации (ч. 1);
  • — нарушении режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, или в случае утраты таких документов в неподаче заявления об их утрате в соответствующий орган либо в уклонении от выезда из Российской Федерации по истечении определенного срока пребывания, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния (ч. 1.1);

Судебная практика

  • 1. В постановлении Верховного Суда РФ от 04.04.2018 № 44-АД 18-4 отмечается, что гражданин Республики Казахстан Ощепков Ю. Б., прибывший в Российскую Федерацию 2 сентября 2016 г. в порядке, не требующем получения визы, в течение периода в 180 суток пребывал на территории РФ свыше 90 суток суммарно, по истечении установленного п. 2 ст. 5 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ срока за пределы Российской Федерации не выехал, с 11 января 2017 г. незаконно находился на территории данного государства. Все доводы Ощепков Ю. Б. и его защиты о том, что до 2007 г. он не был гражданином Республики Казахстан, он является уроженцем Крымской области (1968 г.), в период с 1984 по 1987 г. проживал, обучался в профессиональном образовательном учреждении и работал в г. Губаха Пермской области (в указанный период), в 2016 г. принял решение переехать в Российскую Федерацию к родной сестре Егоровой Н. П., которая является гражданкой Российской Федерации и проживает в Пермском крае, в связи с чем 13 января 2017 г. обратился в отделение по вопросам миграции МВД России «Губахинский» с заявлением для оформления вида на жительства, не ставят под сомнение установленные судебными инстанциями обстоятельства и виновность Ощепкова Ю. Б. в совершении вмененного административного правонарушения1.
  • 2. Несмотря на действующий запрет въезда на территорию РФ гражданин Сирийской Арабской Республики Алджавал Д. вновь въехал на территорию РФ 7 октября 2015 г., чем нарушил установленные правила въезда в Российскую Федерацию.

Совершенное Алджавал Д. административное правонарушение правильно квалифицировано судьей Черногорского городского суда Республики Хакасия в постановлении от 01.12.2015 по ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ.

На момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Алджавал Д. к ответственности по настоящему делу, необходимость назначения наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации была предусмотрена санкцией ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение в соответствии с КоАП РФ. При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (ч. 1 и 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

Требования ст. 4.1 КоАП РФ были соблюдены судьей Черногорского городского суда Республики Хакасия при назначении административного наказания Алджавал Д. постановлением от 01.12.2015 (с учетом изменений, внесенных решением судьи Верховного Суда Республики Хакасия от 21.12.2015 № 7п-114/2015)[3] [4].

— нарушении правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в несоответствии заявленной цели въезда в Российскую Федерацию фактически осуществляемой в период пребывания (проживания) в Российской Федерации деятельности или роду занятий (ч. 2);

Судебная практика

Постановление Верховного Суда РФ от 06.07.2017 № 9-АД17-11 указывает, что гражданин Чешской Республики Догнал Д. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.8 КоАП РФ, а именно за нарушение им как иностранным гражданином правил въезда в Российскую Федерацию и режима пребывания в Российской Федерации, выразившееся в несоответствии заявленной цели въезда в Российскую Федерацию фактически осуществляемой в период пребывания в Российской Федерации деятельности, — прибытие его в Российскую Федерацию по выданной ему на въезд в Российскую Федерацию с 21.09.2015 по 17.09.2016 деловой визе с частным визитом с целью постановки на миграционный учет и дальнейшего пребывания по частному адресу у физического лица. Предоставление ООО «ДУМ» как приглашающей стороной заведомо ложных сведений о цели пребывания в Российской Федерации гражданина Чешской Республики Догнал Д. подтверждается собранными по делу доказательствами, а именно: протоколом об административном правонарушении от 18.01.2016; письменными объяснениями Догнал Д.; письменными объяснениями Догнал Е. А. (до заключения брака Гавриловой Е. А.), являющейся согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 19 января 2016 г. единственным участником и директором ООО «ДУМ»; исследованным, вопреки доводам жалобы, судебными инстанциями и подписанным Гавриловой Е. А. ходатайством ООО «ДУМ» от 03.09.2015 о выдаче гражданину Чешской Республики Догнал Д. визы, которые оценены в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении. Это свидетельствует, что действиях Догнал Д. имеет состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.8 КоАП РФ.

— совершении указанных выше противоправных деяний в Москве и Санкт-Петербурге (ч. 3 и 3.1);

Научное положение

Диспозиция ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ предусматривает ответственность иностранного гражданина в случае нарушения им требований ст. 16 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», которое заключается в том, что иностранный гражданин не выполнил обязанность по постановке на миграционный учет по истечении семи рабочих дней со дня прибытия в место пребывания.

Следует учитывать, что наличие у иностранного гражданина действующего патента на осуществление трудовой деятельности правового значения для данного события административного правонарушения не имеет, так как патент не освобождает иностранца от обязанности соблюдать иные требования федерального законодательства, регулирующего режим пребывания иностранных граждан в Российской Федерации, в том числе правила миграционного учета, установленные Федеральным законом от 18.07.2006 № 109- ФЗ в целях учета перемещений иностранных граждан, а также их передвижения по территории РФ при выборе и изменении места пребывания или жительства в пределах Российской Федерации[5].

— повторном в течение одного года совершение указанных выше деяний (ч. 4 и 5).

Судебная практика

В Постановлении Верховного Суда РФ от 25.10.2017 № 5-АД17-47 отмечается положение, в соответствии с которым отсутствие у лица миграционной карты не свидетельствует о его законности (незаконности) нахождения на территории РФ. Отсутствие миграционный карты у иностранного гражданина (лица без гражданства) в момент составление протокола об административном правонарушении, предусмотренном ст. 18.8 КоАП РФ, но предоставление ее впоследствии свидетельствует об отсутствии состава данного административного правонарушения.

Субъектами административного правонарушения выступают иностранные граждане и лица без гражданства.

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 18.8 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Судебная практика

Как указал Конституционный Суд РФ, цели защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства не исключают и мер ответственности, применяемых на основании федерального закона и предназначенных пресечь или предотвратить пребывание в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, чье незаконное присутствие может таким целям противоречить. Тем самым установление административного выдворения как обязательного наказания за определенные миграционные правонарушения само по себе не влечет нарушения Конституции РФ (Определение от 05.03.2014 № 628-0)[6].

Непосредственным объектом административно-правовой охраны в соответствии со ст. 18.9 КоАП РФ выступают общественные отношения, возникающие в ходе осуществления правил пребывания в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства.

Объективная сторона составов административных правонарушений, закрепленных в ст. 18.9 КоАП РФ, заключается в противоправных деяниях, выразившихся в нарушении или неисполнении:

— обязанности, связанные с соблюдением условий пребывания в Российской Федерации или транзитного проезда через территорию РФ иностранных граждан или лиц без гражданства (ч. 1);

  • — установленного порядка оформления документов на право пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, их проживания, передвижения, изменения места пребывания или жительства в Российской Федерации и выезда за ее пределы (ч. 1);
  • — мер по обеспечению в установленном порядке их своевременного выезда за пределы Российской Федерации по истечении определенного срока пребывания в Российской Федерации (ч. 2);
  • — предоставления жилого помещения или транспортного средства либо оказание иных услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся в Российской Федерации с нарушением установленного порядка или правил транзитного проезда через ее территорию (ч. 3);
  • — принимающей стороной обязанностей в связи с осуществлением миграционного учета (ч. 4);

Судебная практика

В Апелляционном определении Верховного Суда РФ от 15.11.2018 № АПЛ18-474 отмечается, что Общество «ОМЕГА», оказывающее гостиничные услуги, обратилось в Верховный Суд РФ с административным исковым заявлением, в котором просило признать п. 45 Правил осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15.01.2007 № 9, не действующим в части, возлагающей на администрацию соответствующей организации обязанность уведомить территориальный орган МВД России об убытии иностранного гражданина путем направления (передачи) отрывной части бланка уведомления о прибытии для его снятия с учета по месту пребывания.

В административном исковом заявлении указано, что Общество «ОМЕГА» было привлечено к административной ответственности по ч. 4 ст. 18.9 КоАП РФ в связи с несоблюдением установленного п. 45 указанных Правил порядка уведомления территориального миграционного органа МВД России об убытии иностранного гражданина.

Апелляционная коллегия Верховного Суда РФ отметила следующее. В соответствии с ч. 2—4 ст. 7 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» постоянно или временно проживающие в Российской Федерации иностранные граждане подлежат регистрации по месту жительства и учету по месту пребывания, а временно пребывающие в Российской Федерации иностранные граждане подлежат учету по месту пребывания, а в соответствии с ч. 1 ст. 8 Закона правила и порядок осуществления миграционного учета устанавливаются Правительством РФ.

В п. 45 Правил Правительством РФ в пределах полномочий, предоставленных ему федеральным законодателем, определен лишь порядок уведомления администрацией соответствующей организации (учреждения) уполномоченного органа внутренних дел об убытии иностранного гражданина. В связи с этим, как правильно указано судом первой инстанции, оспариваемое предписание не может рассматриваться как противоречащее Закону о миграционном учете в редакции, действовавшей на день вынесения обжалуемого решения.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, п. 45 Правил в оспариваемой части не противоречит, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь п. 2 ч. 2 ст. 215 КАС РФ, отказал Обществу в удовлетворении заявленного требования[7].

  • — приглашающей стороной мер по материальному, медицинскому и жилищному обеспечению приглашенного иностранного гражданина или лица без гражданства в период его пребывания в Российской Федерации (ч. 5);
  • — приглашающей стороной заведомо ложных сведений о цели пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства при оформлении документов для въезда в Российскую Федерацию указанного иностранного гражданина или лица без гражданства (ч. 6).

Субъектами административных правонарушений, предусмотренных ст. 18.9 КоАП РФ, являются:

  • — должностные лица и юридические лица — ч. 1, 5 и 6 ст. 18.9 КоАП РФ;
  • — гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства — ч. 2 ст. 18.9 КоАП РФ;
  • — гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства, должностное лицо или юридическое лицо — ч. 3 и 4 ст. 18.9 КоАП РФ.

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 18.9 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Непосредственным объектом административно-правовой охраны посредством норм ст. 18.11 КоАП РФ выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией иммиграционных правил иностранными гражданами или лицами без гражданства.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 18.11 КоАП РФ, характеризуется:

  • — уклонением иммигранта от прохождения иммиграционного контроля (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — уклонением медицинского освидетельствования (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — уклонением от идентификации личности, проживания в месте временного содержания, в центре временного размещения иммигрантов или в месте, определенном территориальным органом в сфере миграции, для временного пребывания (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — нарушением правил проживания в месте временного содержания, в центре временного размещения иммигрантов или в месте, определенном территориальным органом в сфере миграции (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — уклонением от представления сведений во время определения статуса иммигранта в Российской Федерации (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — представлением недостоверных сведений во время определения статуса иммигранта в Российской Федерации (ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — непредставлением по требованию федерального органа в сфере миграции, либо его территориального органа установленных законодательством РФ документов или информации об иностранных гражданах или лицах без гражданства, в отношении которых осуществляется иммиграционный контроль (ч. 2 ст. 18.11 КоАП РФ);
  • — несвоевременным представлением по требованию федерального органа в сфере миграции, либо его территориального органа установленных законодательством РФ документов или информации об иностранных гражданах или лицах без гражданства, в отношении которых осуществляется иммиграционный контроль (ч. 2 ст. 18.11 КоАП РФ).

Субъектами административной ответственности по ст. 18.11 КоАП РФ являются иностранные граждане и лица без гражданства, а по ч. 2 ст. 18.11 КоАП РФ еще и должностные и юридические лица.

Субъективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.11 КоАП РФ, характеризуется умышленной формой вины, а по ч. 2 ст. 18.11 КоАП РФ — умышленной и неосторожной формами вины.

Судебная практика

В постановлении Европейского Суда по правам человека от 09.04.2015 «Дело Мурадели (Muradeli) против Российской Федерации» Европейский Суд уточнил, что «...заявитель покинул Россию в марте 2011 года и впоследствии пытался повторно въехать в Россию, настоящая жалоба относится не к ситуации оседлого мигранта, но к ситуации иностранного гражданина, добивающегося разрешения на въезд в страну» (п. 74 постановления).

Суд установил, что «...когда в ходе проверки документов полицией... заявитель не представил документов, разрешающих его пребывание в России, он объяснил, что, полагая, что он может въехать в Россию из Республики Беларусь без визы, он приехал в Россию для решения определенных коммерческих вопросов и собирался уехать после их решения. Заявитель не упомянул свою семью в качестве причины его приезда в Россию. Также его семья не была упомянута в судебных разбирательствах в районном суде, который признал заявителя виновным в нарушении иммиграционных правил» (п. 75 постановления).

Европейский Суд отметил, что «...в соответствии с утверждениями заявителя, после его выдворения из России он принял решение поселиться в Республике Беларусь. Так как русский язык является одним из двух официальных языков в Республике Беларусь, Суд не видит непреодолимых препятствий для переезда семьи заявителя в выбранную им страну» (п. 76 постановления).

Суд особо подчеркнул, что «...несмотря на неоднократные нарушения иммиграционных правил, заявителю были предоставлены широкие возможности урегулирования его пребывания в России... после того, как он не обратился за продлением срока действия его разрешения на временное проживание в 2004 году и был признан виновным в совершении административного правонарушения на этом основании в апреле 2006 года, новое разрешение на временное проживание было предоставлено ему в августе 2006 года, несмотря на то, что его запрос о продлении срока действия был подан с опозданием на два года... После того, как заявитель вновь не обратился вовремя за продлением срока действия его разрешения на временное проживание в 2009 году, его заявление было отклонено. Тем не менее, хотя заявителю было указано покинуть Россию по истечении срока действия его разрешения на временное проживание, иммиграционные органы власти особым образом указали, что он может повторно въехать в Россию после исполнения иммиграционных правил... Однако заявитель решил пренебречь упомянутым постановлением и остаться в России незаконно. Когда органам власти стало известно об этом и они... признали его виновным в совершении административного правонарушения в отношении пребывания в России после истечения срока действия его разрешения на временное проживание, они не вынесли постановление об его административном выдворении, что повлекло бы пятилетний запрет на въезд, а предоставили ему транзитную визу, чтобы он мог покинуть Россию в законном порядке» (п. 78 постановления).

Суд пришел к выводу, что «...поведение заявителя говорило о постоянном пренебрежении законами, правилами и общественным порядком страны проживания... российские органы власти не несли обязательства по разрешению пребывания заявителя в России... Таким образом, нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не было допущено» (п. 81—83 постановления)[8].

Непосредственным объектом административно-правовой охраны посредством норм ст. 18.14 КоАП РФ выступают общественные отношения, возникающие в связи перевозкой лиц через Государственную границу РФ.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.14 КоАП РФ, характеризуется противоправными деяниями (действием или бездействием), выразившимися в не предотвращении незаконного проникновения одного или нескольких лиц на транспортное средство и использования его для незаконного въезда в Российскую Федерацию или незаконного выезда из Российской Федерации, повлекшее незаконное пересечение или попытку незаконного пересечения Государственной границы РФ. В ч. 2 ст. 18.14 КоАП РФ объективная сторона заключается в непринятии лицом, пересекающим по частным делам Государственную границу РФ, мер по предотвращению использования управляемого им транспортного средства другим лицом (одним или несколькими) для незаконного пересечения Государственной границы РФ, повлекшее незаконное пересечение или попытку незаконного пересечения Государственной границы РФ.

Субъектом административной ответственности по ч. 1 ст. 18.14 КоАП РФ является исключительно юридическое лицо, а по ч. 2 ст. 18.14 КоАП РФ — гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства.

Субъективная сторона составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 18.14 КоАП РФ, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

Непосредственным объектом состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.18 КоАП РФ, выступают общественные отношения, возникающие в связи с исполнением правил, связанных с исполнением принятого в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства решения об административном выдворении за пределы Российской Федерации или о депортации, либо с реализацией международного договора РФ о реадмиссии.

Объективная сторона ч. 1 ст. 18.18 КоАП РФ заключается:

  • — в самовольном оставление иностранным гражданином или лицом без гражданства, подлежащими административному выдворению за пределы Российской Федерации, депортации или реадмиссии, медицинской организации или иного учреждения, в которые данные иностранный гражданин или лицо без гражданства помещены (доставлены) в связи с принятием в отношении их решения об административном выдворении за пределы Российской Федерации или о депортации либо в связи с реализацией международного договора РФ о реадмиссии;
  • — самовольном оставлении иностранным гражданином или лицом без гражданства, подлежащими административному выдворению за пределы Российской Федерации, депортации или реадмиссии, транспортного средства при их доставке в указанные организацию или учреждения либо ином перемещении, связанном с исполнением решения об административном выдворении за пределы Российской Федерации или о депортации либо с реализацией международного договора РФ о реадмиссии.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.18 КоАП РФ, заключается в противоправных деяниях, выразившихся в неосуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства, в отношении которых принято решение о прекращении процедуры реадмиссии, добровольного выезда из Российской Федерации в установленный срок.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 и 4 ст. 18.18 КоАП РФ, выражается:

  • — в несоблюдении условий и порядка содержания (пребывания) иностранного гражданина или лица без гражданства в специальном учреждении, повлекшее нарушение санитарных норм и правил либо требований пожарной безопасности или сохранности имущества специальных учреждений (ч. 3);
  • — совершении действий, нарушающих права и свободы других лиц или унижающих их человеческое достоинство (ч. 3);
  • — совершении действий, угрожающих собственной жизни и здоровью, а также жизни и здоровью других лиц (ч. 3;
  • — приведенных выше противоправных действиях, сопряженных с невыполнением законных требований работников специальных учреждений или должностных лиц территориальных органов в сфере миграции, либо воспрепятствованием выполнению указанными работниками, должностными лицами или лицами, исполняющими обязанности по охране общественного порядка или пресекающими нарушение общественного порядка, своих служебных обязанностей (ч. 4).

Специальное учреждение для содержания иностранного гражданина или лица без гражданства, подлежащего принудительному выдворению за пределы Российской Федерации, депортации либо передаче иностранного гражданина Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором РФ о реадмис- сии, создается в порядке, определенном ст. 35.1 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Условия и порядок пребывание иностранных граждан и лиц без гражданства в указанном специальном учреждении определяется постановлением Правительства РФ от 30.12.2013 № 1306 «Об утверждении Правил содержания (пребывания) в специальных учреждениях Министерства внутренних дел Российской Федерации или его территориального органа иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации в форме принудительного выдворения за пределы Российской Федерации, депортации или реадмиссии».

Субъектами данных составов административных правонарушений выступают иностранные граждане или лица без гражданства, в отношении которых принято решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации или о депортации, либо применяются правила, связанных с реализацией международного договора ПФ о реадмиссии.

Субъективная сторона характеризуется:

  • — умышленной формой вины (ч. 1 и 4 ст. 18.18 КоАП РФ);
  • — умышленной или неосторожной формой вины (ч. 2 и 3 ст. 18.18 КоАП РФ).

Непосредственным объектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.19 КоАП РФ, выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией правил уведомления уполномоченных государственных органов об обучении или о прекращении обучения иностранных граждан и лиц без гражданства в образовательных организациях Российской Федерации.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.19 КоАП РФ, заключается:

  • — в неуведомлении образовательной организацией территориального органа в сфере миграции о предоставлении иностранному гражданину или лицу без гражданства академического отпуска,
  • — неуведомлении образовательной организацией территориального органа в сфере миграции о завершении или прекращении обучения иностранного гражданина или лица без гражданства в образовательной организации;
  • — неуведомлении образовательной организацией территориального органа в сфере миграции о самовольном убытии иностранного гражданина или лица без гражданства из образовательной организации;
  • — нарушении образовательной организацией установленного порядка подачи такого уведомления.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.19 КоАП РФ, заключается:

  • — в неуведомлении образовательной организацией органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере образования о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в образовательную организацию;
  • — неуведомлении образовательной организацией органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере образования о предоставлении иностранному гражданину или лицу без гражданства академического отпуска;
  • — неуведомлении образовательной организацией органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере образования о завершении или прекращении обучения иностранного гражданина или лица без гражданства в образовательной организации;
  • — неуведомлении образовательной организацией органа исполнительной власти субъекта РФ в сфере образования о самовольном убытии иностранного гражданина или лица без гражданства из образовательной организации;
  • — нарушении образовательной организацией установленного порядка подачи уведомления.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.19 КоАП РФ, заключается:

  • — в неуведомлении образовательной организацией территориального органа в области безопасности Российской Федерации о самовольном убытии иностранного гражданина или лица без гражданства из образовательной организации;
  • — нарушении образовательной организацией установленного порядка подачи уведомления.

Субъектами данных составов административных правонарушений выступают образовательные организации, т. е. юридические лица.

Субъективная сторона характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.

  • [1] См.: Постановление Верховного Суда РФ от 1.03.2018 № 18-АД18-13.
  • [2] См.: Постановление Верховного Суда РФ от 08.02.2018 № 18-АД18-4.
  • [3] См. также: Постановления Верховного Суда РФ от 01.12.2015 № 86-АД15-6;от 13.05.2014 № 41-АД14-8; от 06.08.2018 № 41-АД18-18; от 04.04.2018 № 44-АД18-4.
  • [4] См.: Постановление Верховного Суда РФ от 15.11.2016 № 55-АД16-5.
  • [5] См.: Потапенкова И. В. Актуальные вопросы производства по делам об административных правонарушениях, субъектами которых являются иностранные гражданеи лица без гражданства // Миграционное право. 2016. № 2. С. 19—21.
  • [6] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 № 1416-0 «Об отказев принятии к рассмотрению жалобы гражданина Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Гленвилла Уильяма Стрельцова на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».
  • [7] См.: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.11.2018 № АПЛ18-474.
  • [8] См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2015),утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >