Лекция 6 РАСКОЛ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

«Я — русский, но вера моя — греческая».

Патриарх Никон

Причины

Историки по-разному объясняют причины раскола Русской православной церкви в середине XVII в. Одни видят в нем только лишь реакцию непросвещенной части населения на исправление церковных книг, предпринятое патриархом Никоном. Другие стремятся отыскать более глубокие корни трагических событий, потрясших страну. Причины раскола — в давнем прошлом Московской Руси. В разных сочинениях древнерусских книжников, в частности в «Сказании о князьях Владимирских», содержалась идея преемственности власти Московских великих князей от византийских императоров. После женитьбы Ивана III на Софье Палеолог, племяннице последнего Византийского императора, у московских властителей появились некие основания утверждать эту преемственность.

В начале XVI в. в послании к великому князю Василию III псковский монах Филофей заявил об особом предназначении Московской православной страны: «Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти». Утверждение старца о Москве как о Третьем Риме подразумевало идею богоизбранности Святой Руси — оплота христианства до скончания веков. Кара Господня постигла великие империи за грехи их, забывших о Боге, властителей и населявшие эти империи народы. Первый Рим пал из-за ересей, «второй Рим» — Константинополь, Византия — из-за унии греческого православия с католицизмом. Ныне только Московское княжество представляет собой единственный оплот православия. «Един-то во всей поднебесной христианский царь», — так говорит старец Филофей о московском великом князе, предавая ему поистине вселенскую значимость1.

За Москвой издавна укрепилось значение Православного церковного центра, и в сознании части москвичей постепенно складывается завышенная оценка своей особенной судьбы и великого предназначения. Вслед за народом Израиля московиты стали называть себя «избранным народом». В их преувеличенном понимании московское царство становится не только Третьим Римом, но и Святым Израилем. Общественная мысль пытается сочетать несовместимое: смиренное духовное христианское единство и надменную имперскую идею. В период правления Ивана Грозного идеологема «Москва — Третий Рим», с одной стороны, способствовала укреплению самодержавного беззакония, а с другой — привела к появлению национального бахвальства и самомнения. Положение только усугублялось отсутствием в стране не только академий, но и школ и училищ, низким уровнем просвещения даже среди городского населения. Опричнина и смутное время нанесли незаживающую рану в народном сознании: возник конфликт самовластия и беззащитных подданных. Н. А. Бердяев отмечает особую «полярность русского народного характера. С одной стороны, народ смиренно помогал образованию деспотического, самодержавного государства. Но, с другой стороны, он бежал от него в вольницу, бунтовал против него». Глубокий кризис возник в русском общественном сознании в XVII в.[1]

На протяжении веков монахи переписывали от руки церковные книги. Невероятно тяжкий труд, к которому иной раз присуждали в монастырях в качестве послушания или даже наказания. Отсутствие скрупулезности при переписывании приводила к появлению в текстах ошибок и описок. С течением времени на Руси перестали различать, где правильный текст, где ошибочный, считая, что все они — наследие Святой Руси. В одних богослужебных книгах написали: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ», а в других: «Христос воскресе из мертвых, смертию на смерть наступи...» Даже в церковных обрядах на Руси произошли значительные отклонения от греческих. На Руси крестное знамение совершали двумя перстами, в Греции — тремя... На иконах Спаситель изображался с двоеперстным крестным знамением. Перед Русской православной церковью стояла задача наведения единообразия в церковной жизни, с этой целью надо было ликвидировать известную разобщенность епархий и некоторые различия в богослужении, которые сохранились с удельных времен в разных русских землях. Представьте себе, как в кувшин старинной работы, хрупкий, из дорогого стекла, украшенный изящными орнаментами, по очереди наливают сначала кипяток, а потом ледяную воду. От такой резкой смены кувшин расколется... Метафора связана и с историей «раскола» в XVII в. Разгоряченное самомнение московитов столкнулось с необходимостью признать суровую и хладную правду о своей вере[2].

  • [1] Князев Е. А. История педагогики и образования., 2018.
  • [2] Князев Е. А. Россия: От Смуты к реформам (XVII—XIX вв.). М., 2009.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >