Система центрального и областного управления

С разложением старой республиканской аристократии и низведением верховного органа республиканского режима- сената, изменился внутренний и внешний механизм управления государством. Олигархическое управление, через ежегодно выбираемых магистратов, было заменено принципом бюрократизма, приказного управления через посредство назначаемых и сменяемых по произволу верховной власти чиновников.

Новый механизм управления государством создается исподволь постепенно в течение всего первого столетия и получает свое завершение уже во втором столетии при императоре Адриане. Формы диархии, провозглашенные Августом, постепенно сменяются формами монархии. С утверждением принципа, что государство есть собственность государя, развивается и система управления из императорского дворца через многочисленные приказы с плохо разграниченной сферой компетенции каждого.

Финансами, например, заведует счетный приказ с приказным чиновником во главе, ведавший расходы и приходы, императорской казны; у прокуратора a rationibus, как назывался заведующий финансовой частью, имеется многочисленный штат помощников, всякого рода adjutores tabulerii и т. д.

Со второго столетия меняется титул управляющего государственными финансами, прокуратора, и расширяется сфера его компетенции. В последующие века (3—4) еще несколько раз одни названия заменяются другими и еще больше расширяется деятельность и усиливается авторитет «министра финансов». По «табели о рангах», изданной в конце 4 или в начале 5 века, управляющий финансами величается «совершеннейший», т. е. очень высоким титулом на языке императорской бюрократии.

Большую роль в государственном управлении играл личный, он же негосударственный, секретарь императора, так называемый (procurator) ab epistulis; при Клавдии эту должность, между прочим, занимал влиятельнейший из вольноотпущенников Нарцисс; затем хранитель, и составитель важнейших государственных документов, поступавшими на имя императора; просьбами и жалобами заведывал (procurator) a libeilis, представлявший грамоты для подписи императору; впоследствии прокуратуру a libeilis, в которую входили просьбы и расследования, занимали видные юристы Папиниан, Уль- пиан и др. Делами просвещения ведал a studiis с ближайшим помощником. С ростом дворцового хозяйства и частной собственности императора образовалось и особое ведомство императорского дворца. В надписях времени Клавдия и Нерона упоминается «дворцовое управление», своего рода дворцовый приказ, дворцовые слуги, дворцовое бюро и дворцовая касса- Расходы на содержание двора и императорской свиты доставляло особое ведомство патримония* т. е. фонд императорских земель, управлявшийся особым патримониальным прокуратором. В эпоху Севера патримоний сливается с управлением коронных земель, так называемой res privata. При Константине Великом появляется особый magister rei privatale с титулом «светлейший». На ряду с приказами или, вернее, над ними стоял императорский совет — consilium, впоследствии consistorium, существовавший уже при Августе. Светоний сообщает, что Тиберий потребовал от сената двадцать человек в качестве своих советников в общественных делах. Домициан тоже собирал вельмож, консуларов и префектов для обсуждения и решения вопросов государственной важности. Особенно заметной деятельность совета, составленного главным образом из лиц с хорошим юридическим образованием, становится с императора Адриана, а со времени Коммода consiliarii Augusti получают уже определенное вознаграждение или жалование. В императорском совете очень большую роль играл командир лейб-гвардии, префект претория. Вообще же при римских, как и при всяких других монархах, видную роль в управлении государством играют друзья императора, всевозможные amici Caesaris; стоит припомнить, например, влияние Агриппы и Мецената на Августа, Сеяна на Тиберия, Сенеки и Тигеллина на Нерона, и тогда станет очень ясна роль этих amici Caesaris.

Провинциальное управление в общем было организовано по типу центрального. Во главе провинции или части провинции стоял наместник, назначаемый императором, так называемый praefectus civitatis, впоследствии гегемон; наместники часто, особенно с половины третьего века назначались из лиц всаднического сословия. Финансы провинции находились под контролем чиновников финансового ведомства, провинциальных прокураторов, населенных широкими полномочиями. Кроме ординарной магистратуры, в провинцию нередко посылались особые чиновники с экстраординарными поручениями legati или procuratores pro legato. Со времени Септимия Севера в провинциях важную роль начинают играть командиры легионов из всадников с их помощниками. С течением времени власть наместника, особенно ввиду частых революций и смены императоров, значительно расширяется; в третьем веке, например, они через особое «право меча получают судебную власть даже над римскими гражданами и носят высокое почетное название «почтенных»[1].

Во главе всей этой сложной и многочисленной центральной и провинциальной бюрократии стоял император, как первый чиновник в своем государстве, «от злополучной дружбы которого лица вельмож, по меткому выражению Тацита, покрывались мертвенной бледностью». Клевета, интриги, инсинуации и шпионаж при римском дворе в течение всего существования империи играли очень большую роль; «если молчат рабы», восклицает сатирик Ювенал, «то говорят лошади и собаки».

  • [1] В настоящее время стало уже общим местом, что наши сведения о «царском периоде» очень скудны, а главное мало надежны. Действительно, сообщения о первых веках римского государства, находятся в сочинениях писателейпозднейшей эпохи и, естественно, отразили на себе настроения именно этойэпохи, т. е. двух последних веков республики II—I вв. до Р. X.). Следовательно,задачей историка как раз и является критическая очистка переданной анналистами традиции от привнесенных элементов позднейшего времени. В последнее время в этом отношении замечалось характерное для конца XIX и началаXX столетия явление — от критического и гиперкритического радикализмаперешли к полному отчаянию в возможности сообщить что-либо исторически достоверное относительно царского периода и первых веков республики;настолько скудны, спутаны и препарированы казались сообщения древнихписателей римлян и греков. наибольшим скептицизмом, в этом отношении, кажется, отличаютсяработы итальянского ученого Пайса. Пайс в своем ученом радикализмеи скептицизме, бесспорно иногда остроумном, доходит, например, до отрицания историчности законодательства XII таблиц. Герои древнеримской истории Пайсу представляются божествами, превратившимися в людей через приспособление мифа к истории, а одинаковые имена героев — сознательнымидублетами, т. е. попросту выдумкой, переводом с греческого и т. п. Радикальнонастроен по отношению к традиции и другой итальянской историк археолог,
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >