Культурные традиции познавательного туризма буржуазной эпохи. Эволюция жанра путеводителей

Важным этапом на пути к современному познавательному туризму становятся культурные практики познавательных путешествий образованного бюргерства, которые складываются в эпоху Просвещения и существуют на протяжении практически всего XIX в. Культурные и поведенческие образцы для таких путешествий формируются книгами выдающихся поэтов и философов, среди которых Шарль Монтескье (1689—1755), Жан Жак Руссо (1712—1778), Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), Лессинг (1729 —1781), Гердер (1744—1803) и другие. Для всех них главным мотивом в путешествиях по Италии, Франции или Швейцарии было стремление к познанию окружающего мира и человеческой природы. Опыт и новые знания, который они приобрели в путешествиях, стал темой их философских произведений, путевых заметок и романов. В свою очередь, их читатели отправлялись в путь, чтобы увидеть описанные в книгах ландшафты и достопримечательности, получить эстетические впечатления и дополнить собственным непосредственным опытом впечатления от прочитанного.

В немецкой культуре с конца XVIII в. появляются книги, которые не были путеводителями, но содержали увлекательные описания достопримечательностей и побуждали, таким образом, к познавательным путешествиям. Одной из таких книг стал, например, основной труд теоретика искусства и археолога Иоганна Иоахима Винкельмана (1717—1768) «История искусства древности» (Geschichte der Kunst des Alterthums, 1764; рус. пер. 1890), который был переведен на французский и иные языки и вызывал у многих сильное желание увидеть описанные достопримечательности Италии (в частности, раскопки Помпей и Геркуланума).

«Историко-критические сведения об Италии» (нем. Die Historische- kritischen Nachrichten von Italien) Иоганна Якоба Фолькмана (Johann Jacob Volkmann), трехтомник, изданный в Лейпциге в 1770 и переизданный в 1773 гг., фактически стал руководством для путешественников по Италии последней трети XVIII в. Известно, что эту книгу брали с собой в путешествия Гёте и Лессинг.

Помимо культурно-познавательных, исследовательских и эстетических мотивов для путешествий эпохи Просвещения характерен также зо интерес к промышленности и технике. Предприниматели направлялись в те или иные центры промышленности во Франции, Великобритании и Германии, чтобы посетить действующие мануфактуры или фабрики, узнать об новых открытиях и технических достижениях, завязать прямые контакты с возможными деловыми партнерами.

Познавательные путешествия того времени мало соответствуют современным представлениям о комфорте, отдыхе и развлечении. Хотя в те времена существовала сеть маршрутов почтовых карет, что позволяло планировать поездки, она охватывала далеко не все регионы, и дороги были плохи. Скорость передвижения (в среднем 5—7 км/ч) ненамного превышала скорость пешехода[1]. Путешествия на суше, а тем более — на воде, были связаны с неудобствами и опасностями.

Образные выражения, которые в те времена употреблялись в немецком языке для обозначения карет, говорят сами за себя: Marterkasten (пыточный ящик), Knochenknacker (костедробилка), Walkmilhle (сукновальня). Состояние дорог характеризовалось такими выражениями, как Teufelsweg (дьявольская дорога) и Hollenpfad (адская тропа). Знаменитый ученый-физик, публицист и автор сатирических афоризмов того времени Георг Кристоф Лихтенберг (1742—1799) писал в 1774 г.: «Почтовые возки окрашивают в красный цвет, цвет боли и пыток. Их обивают вощеным полотном, но не для того чтобы, как мы думаем, защитить путешественника (ведь кем бы путешественник ни был, его главный враг всегда с нимэто дорога и почтовый возок). Это делается по той же причине, по какой приговоренным к повешению перед казнью надевают на лицо колпак, а именночтобы их ужасные гримасы не видели окружающие»[2].

Готовность переносить трудности и опасности ради бескорыстного познавательного интереса можно объяснить тем, что познавательные путешествия становились для образованных представителей «третьего сословия» способом социального самоутверждения. Путешествия без утилитарных целей изначально были способом подтверждения высокого статуса привилегированных классов. Противопоставляя себя «классу собственников» (аристократов и высшего слоя буржуазии), образованные представители «третьего сословия» компенсировали недостаток экономического капитала приумножением «культурного капитала». Посещение музеев или исторических достопримечательностей не требовало больших затрат, но в культурном плане обладало высокой ценностью. То же относится и к пешим походам краеведческого характера.

Путешествия краеведческого характера с целью изучения народных традиций, родной природы и истории становятся устойчивой культурной практикой в Германии в эпоху романтизма (конец XVIII — начало XIX в.), когда в образованных слоях общества возникает своеобразный культ фольклора и народности. Важный вклад в это внесли поэты романтической школы, которые использовали мотивы народной поэзии, а также издание немецких народных сказок братьев Гримм. Эта культурная традиция получила мощную поддержку благодаря подъему патриотических настроений во время наполеоновских войн. Студенты, писатели, поэты, художники и просто образованные горожане отправляются в путь, открывая для себя историю и народную культуру Германии. Входят в моду путешествия пешком, с посохом и заплечным мешком, когда путники ищут укрытия в пути от солнца или непогоды под тенистыми деревьями, а на ночь останавливаются в гостинице, где иногда приходится делить комнату с незнакомыми постояльцами.

Романтический стиль путешествий отражен, в частности, в «Путевых картинах» Генриха Гейне (1797—1856), прежде всего в их первой части — «Путешествие по Гарцу» (1826). Гарц (нем. Harz) — лесистый горный массив на территории нынешних федеральных земель Нижняя Саксония, Саксония-Ангальт и Тюрингия. Эти места и в наши дни привлекают путешественников не только первозданными пейзажами: они связаны с многочисленными преданиями, нашедшими отражение в фольклоре и литературе.

В пути автор встречает многих путников, которые, как и он, путешествуют пешком: это и странствующий подмастерье, и коммерсанты, и студенты, и добропорядочные бюргеры. Как и подобает туристу, Гейне не расстается с популярным в то время путеводителем Гот- тшалька (3-е изд., 1823), на который он часто ссылается[3]. Общество, собравшееся в приюте для путников, чтобы встретить рассвет на горе Брокен (нем. Brocken), где в Вальпургиеву ночь, по преданию, собираются на шабаш ведьмы, многочисленно и разнообразно. Есть приезжие издалека: швейцарец и патриотически настроенный «дурак в натуральную величину» из Грейфсвальда (город на Балтийском побережье. — А. К.) «в рыцарском берете и сюртуке старонемецкого покроя». Там же студенты из близлежащего университета Галле, многие их которых под влиянием алкоголя, принятого за ужином, приходят в крайнюю степень романтического или патриотического возбуждения. Там же весьма начитанные дамы, мать и дочь, которые рассказывают о путешествии в Италию. Разговор заходит, в числе прочего, о Байроне, и «пожилая дама, очень мило лепеча и вздыхая, продекламировала несколько строк»[4].

Такие детали позволяют судить о популярности романтических путешествий среди образованной публики — как по территории Германии, так и за границу. Отметим, что период после завершения наполеоновских войн характеризуется также подъемом въездного туризма из Англии в Германию. Отчасти этому способствовали связи между ганноверским правящим домом и британской короной. В «Путешествии по Гарцу» Г. Гейне упоминает путешествие герцога Кембриджского в Гарц, о котором ему рассказывают во время экскурсии в местечке Клаусталь[5].

Многим читателям импульс для путешествий давали романтические поэмы Байрона, популярность которого в Европе была сравнима с популярностью нынешних ярчайших звезд шоу-бизнеса. В частности, в начале XIX в. благодаря поэмам Дж. Г. Байрона «Странствия Чайльд Гарольда» (выходила отдельными выпусками между 1812 и 1818) и «Шильонский узник» (1816) англичане открывают для себя романтику немецкого Средневековья. В поэмах описывались романтические пейзажи и замки Германии и Швейцарии, которые в итоге стали объектами туристического интереса для читающей публики. Для англичан становятся популярными маршруты по средневековым городам и замкам в долинах Рейна, Мозеля и Майна, лесам Шпес- сарта («Романтическая дорога»). Можно утверждать, что начальный этап въездного туризма в Германию и в Швейцарию в современном понимании — это прежде всего познавательные романтические путешествия англичан.

Популярность таких путешествий подтверждалась появлением путеводителей по Германии. В частности, Джон Марри (John Murray), представителем известной английской династии книгоиздателей, выпустил в 1836 г. «Руководство для путешественников по континенту: путеводитель по Голландии, Бельгии, Пруссии и Северной Германии и вдоль Рейна из Голландии в Швейцарию» (“A handbook for travellers on the continent: being a guide to Holland, Belgium, Prussia, northern Germany, and the Rhine from Holland to Switzerland”).

Вообще говоря, само появление нового вида литературы о путешествиях — путеводителей, рассчитанных на потребности туристов, говорила о качественно новом масштабе познавательных путешествий. Как отмечалось выше, книги, выполнявшие отчасти функции путеводителей, выпускались уже в эпоху «больших турне», но становление этого жанра самым тесным образом связано с практиками познавательного туризма «образованного бюргерства».

В 1703 г. в Гамбурге вышла книга «Превосходнейшие европейские путешествия» (“Die vornehmsten europaischen Reisen”) Петера Амбрози- уса Лемана (Peter Ambrosius Lehmann), которая на долгое время задала стандарт путеводителей на немецком языке. Она содержала описания маршрутов с указанием расписания движения почтовых карет в разных немецких городах. В пространном предисловии «О необходимости и полезности путешествий» содержались практические советы.

Например, постояльцу гостиницы рекомендовалось, войдя в спальное помещение, проверить, «не постелили ли нестиранные простыни: ведь никогда не знаешь, с какими болезнями встал кто-то из постели, в которую после этого снова должен ложиться здоровый. Разумнее всего иметь с собой шлафрок и льняное нижнее бельенадень их и ложись во имя господа»[6]. Книга Лемана неоднократно переиздавалась на протяжении всего XVIII в., а после смерти автора Готтлоб Фридрих Кре- бель (Gottlob Friedrich Krebel) выпустил еще несколько новых редакций. В 1801 г. в Гамбурге вышло 16-е издание «Превосходнейших европейских путешествий».

Весьма вероятно, что этот устойчивый успех послужил примером для путеводителя Генриха Рейхарда (Heinrich August Ottokar Reichard) «Пассажир в поездке по Германии и некоторым соседним странам» (“Passagier auf der Reise in Deutschland und einigen angrenzenden Landern”. Berlin, 1801). Путеводитель был переведен на французский язык и служил справочником для офицеров времен наполеоновских войн. С 1801 по 1861 г. он издавался 19 раз, всякий раз с новыми добавлениями. Например, издание 1834 г. вышло под названием «Пассажир в поездке в Германию, Швейцарию, Венецию, Амстердам, Париж и Петербург».

Характерно, что у книги Г. Рейхарда был подзаголовок «Путеводитель для всех и каждого» (Ein Reisehandbuch jur Jedermann). Это указывало на то, что после Великой французской революции в результате социальных изменений, который затронули и Германию, путешествия перестали быть привилегий высших сословий. «Все и каждый» — это представители «третьего сословия», которые отправлялись в познавательные путешествия не для демонстрации богатства и знатности, а для того, чтобы получить возможный максимум впечатлений и при этом разумно потратить деньги и время. Часто эти люди не имели опыта путешествий за границу, и им требовались советы, которые они и находили в путеводителе Рейхарда. Как он сам писал в предисловии: «Мало кто из путешественников, вернувшись из своих путешествий, не признается самому себе... что ему пришлось заплатить свою цену за опыт! И главная задача данного путеводителяпомочь, где возможно, если не совсем избежать этой иногда высокой платы, то хотя бы ее снизить!»[7]

Путеводитель Рейхарда, помимо описаний стран, городов и маршрутов, содержал большое количество советов и рекомендаций о том, как правильно вести себя в путешествии. В путеводителе есть, например, глава о разных способах путешествовать, о том, как «путешественники должны себя вести, чтобы поддержать свое здоровье”, о «денежных курсах и монетном деле в Германии и соседних странах» или «о правильном поведении путешественника в трактире или гостинице». Описание достопримечательностей Швейцарии, которая в те времена была одной из излюбленных целей познавательных путешествий, Рейхард заимствовал у Йоханна Готфрида Эбеля, автора четырехтомного путеводителя по Швейцарии (Ebel Johann Gottfried. “Anleitung, die Schweiz auf die niitzlichste und genussvollste Art zu bereisen”. Zurich, 1793). Это было стандартной практикой того времени: далеко не все авторы и издатели путеводителей видели собственными глазами то, о чем рассказывалось в их книгах.

Положение изменилось после того, как в Европе появилось железнодорожное и пароходное сообщение, которое внесло решающие изменения в практику путешествий. Познавательные путешествия стали гораздо более доступны и приобрели качественно новые масштабы. В этой ситуации формировался новый круг потребителей литературы путешествий, которым требовалась информация, помогающая с максимальной пользой провести время и потратить деньги.

Наибольшего успеха в производстве и продаже такой литературы в XIX в. добился немецкий издатель и книготорговец Карл Бедекер (Karl Baedeker, 1801—1859), который сделал ставку на объективность, оперативность и точность информации. Он часто сам отправлялся в поездки по тем или иным маршрутам, к тем или иным достопримечательностям, чтобы изучить все на месте. Благодаря целенаправленной издательской политике, рассчитанной именно на потребности туристов, путеводители К. Бедекера довольно скоро завоевали ведущее положение на рынке. Он основал свое издательство справочной литературы о путешествиях в 1827 г. В том же году вышел первый путеводитель «Путешествие по Рейну от Майнца до Кёльна» (“Rheinreise vom Mainz bis Coin”), который имел оглушительный успех.

В отличие от «аподемической» литературы, призванной формировать социальные и нравственные качества молодых джентльменов, или от путевых заметок энциклопедически образованных авторов эпохи Просвещения, в путеводителях Бедекера, рассчитанных на потребности буржуазной публики, отсутствовали моральные наставления, авторские размышления или подробные описания. Информация отбиралась по строгому принципу: описанию подлежит только то, что стоит увидеть и узнать за короткое время поездки. Эта заявленная объективность была доведена до предела введением знаменитых звездочек для обозначения ценности того или иного объекта, которые стали фирменным знаком путеводителей Бедекера. Благодаря стандартизированному оформлению в его книгах легко было найти требуемую информацию, и они помогали быстро ориентироваться в незнакомом месте.

В то же время тексты путеводителей становились все более обезличенными. С середины XIX в. место анекдотов, характеризующих местные нравы, или субъективных впечатлений авторов занимает лавина цифр с указанием времени строительства, размеров и веса достопримечательностей. Все большее значение приобретала точность деталей, даже в мелочах, что доходило в буквальном смысле до «перебирания гороха». Про Карла Бедекера рассказывали, что, поднимаясь на купол Миланского собора, он считал ступени и через каждые двадцать ступенек перекладывал горошину из жилетного кармана в карман брюк, чтобы исключить малейшую ошибку[8].

Путешествия по Бедекеру фактически задавали определенный стиль восприятия и поведения, когда турист не столько удовлетворяет свои познавательные интересы, сколько отрабатывает обязательную программу. Со временем слово «Бедекер» стало в немецком языке нарицательным и не всегда — в положительном смысле. Впоследствии публицисты и социологи, критикуя издержки массового туризма, констатировали, что путеводители Бедекера представляют стандартный набор сведений о достопримечательностях и стране поездки, которые лишены эффекта новизны и лишь подтверждают общеизвестное. Образ туриста, который смотрит не столько на то, что его окружает, сколько в «Бедекер», стал объектом критики, что, однако, не отменяет важного вклада путеводителей как жанра в развитие туризма.

  • [1] Веугег К. Des Reisebeschreibers 'Kutsche' — Aufklarerisches Bewufttseinim Postreiseverkehr des 18. Jahrhunderts. In: Reisen im 18. Jahrhundert. S. 50—90.
  • [2] Цит. no: Reinhardt W. Geschichte des Offentlichen Personenverkehrs von den Anfangenbis 2014: Mobilitat in Deutschland mit Eisenbahn, U-Bahn, StraRenbahn und Bus. S. 114.
  • [3] См.: примечания к главе «Путешествие по Гарцу». Гейне Г. Собр. соч. в десятитомах. Т. 4. Путевые картины. М., 1957.
  • [4] Гейне Г. Там же. С. 46—47.
  • [5] Гейне Г. Собр. соч. в десяти томах. Т. 4. Путевые картины. М., 1957. С. 21.
  • [6] Цит. по: Krohn Н. Karl Baedeker und seine Konkurrenten.
  • [7] Op. cit.
  • [8] Pagenstecher С. Der Niedergang des Baedekers. In: Voyage. Jahrbuch fur Reise- undTourismusforschung, Bd. 8, 2009. S. 111.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >