Швейцарские шале

Словом «шале» называли альпийские хижины, в которые пастухи уходили на лето, чтобы пасти скот. В возникновение нынешнего шале привнесло и традиционное жилье крестьян Бернского Нагорья. Первые туристы-ученые, посещая в XVIII в. немецкую Швейцарию и ведя путевые заметки, называли такие дома иногда шале, иногда и просто «швайцерхауз», т. е. «швейцарский дом». Как не вспомнить Жан Жака Руссо, «гражданина Женевы», призывающего вернуться к естественному состоянию, к природе и мечтами о слиянии человека и «натуры»(природы). В своем культовом романе «Новая Элоиза» он не раз упоминает о шале. К примеру, герцог Фридрих фон Вюртембергский живо воспринял его философию, и прежде всего в том, что касается садово-парковой архитектуры. Беседки, оплетенные розами, островки на реке с перекинутыми между ними китайскими мостиками, гроты, полные сталактитов, триумфальная арка стали стандартным набором в рамках тогдашней архитектурной моды. Неотъемлемым элементом здесь была и молочная ферма в швейцарском стиле, так, по крайней мере, выглядело герцогское поместье Этюп. А создание швейцарского хутора в регулярном парке стало в те времена не просто модой, я чуть ли не делом чести. И само шале уже не было похоже на бернские крестьянские дома, ни даже на альпийскую хижину где- нибудь над Монтре, не это стало важным. Все это больше стало похоже на рождение мифа. А вот София-Доротея-Августа-Луиза принцесса Вюртемберг-Монбельярская обустроила парк, стараясь сделать его похожим на ее родной Этюп, но с русским размахом. «Старое шале» в Павловске, представлявший круглую каменную постройку на краю луга, идеально вписывался в стилистику парка. С претензией на альпийский стиль, павильон был сложен из валунов и булыжников, перед входом висел колокол. Снаружи он похож на домик поселянина: соломенная кровля в форме конуса, ставни, сбитые из досок, фруктовый садик с овощными грядками вокруг. А вот внутри — резная позолоченная мебель, хрустальные люстры, зеркала, кабинет с библиотекой из ста книг, картины, шелковые драпировки с росписью и наборный паркет. О домике остались мемуары и картинки с его изображением, так как сам домик сгорел во время Второй мировой войны. И порой, чтобы подурачиться, Мария Федоровна и дети (будущие императоры — Александр и Николай) в костюмчиках крестьян угощали придворных и гостей, гуляющих по парку, черным хлебом и молоком, наливая его из вазы. Коров выписывали из Англии, Голландии и Куорляндии, а ухаживать за ними Мария Федоровна пригласила фермеров из Швейцарии. Ей хотелось, чтобы все было натурально и не хуже, чем у Марии- Антуанетты.

В то же время в парке Антуанетты Малый Трианон, подаренном ей Людовиком XVI, строится ферма — декоративный хутор с голубятней, мельницей и крестьянскими постройками. Для правдоподобия приглашаются статисты, коровницы с коровами, охотники, пастухи, сыровары. На берегу журчащего ручейка (воду ведут по трубам) сидят прачки, оставляются навозные кучи, на домиках создается эффект естественного старения с трещинами на стенах и кусками сбившейся штукатурки. Находясь в Версале, молодая королева чувствует себя чужой, что ее не очень-то и любят. И она придумывает искусственный мир, прячется в нем и просится пожить барышней-крестьянкой. Именно за Трианон, за его чудовищный абсурд ей придется отвечать перед народом, в который она играла.

Таким образом, в конце XVIII в. шале, ставшее популярным в Европе, не имеет ничего общего со швейцарским домиком. Оно было символом простой жизни, воспоминанием о никогда не существовавшей пастушьей идиллии и скорее всего определенным мироощущением.

Прибыв в Швейцарские Альпы, например, в регион Бернского Нагорья или в Граубюнден, вы окажетесь в мире свежескошенной травы, монотонного перезвона колокольчиков на шее буренок, в шуме водопадов и в реальной идиллии разбросанных по долинам и по склонам деревянных домиков. В Бернском Нагорье Байрон сочинил Манфреда, Толкиен нашел пейзаж для страны эльфов из «Властелина колец», Карамзин вслед за Руссо тосковал по первобытному состоянию: «Для чего не родились мы в те времена, когда все люди были пастухами и братьями!». Сверху нависают вершины Айгер, Менх и Юнгфрау с вечным снегом. В Граубюндене, в городке Зильс-Мария, воспетом недавно в фильме с Жюльет Бинош, жил великий Ницше. Здесь можно набрести на деревни, состоящие из домов-шале. Домам этим лет по двести-триста, бывает и старше, стены у них темные, выжженные солнцем. Стены домиков делали из хвойных пород деревьев, каменными были только фундамент, подвал и цокольный этаж. В Альпах дерево для постройки брали поблизости, непременно оставляя участок леса вокруг дома, ведь он останавливает лавины. Бревна сушили порой лет по десять. Кровлю делали двухскатной и под очень большим наклоном, сбоку у шале почти нет окон, а вот на фасаде окон в изобилии. И непременным атрибутом являются цветные ставни и яркая герань. Крыши выступают над стенами длинным козырьком, образуя навес, а также балкон-галерею на резных колоннах, большую и просторную, охватывающую дом с двух, а иногда и с трех сторон. В шале много резьбы по дереву: наличники окон, карнизы и стенки балконов похожи на кружева воротничков, манжет и оборок на платьях Марии-Антуанетты.

Жители Бернского Нагорья и не подозревали, что его сельский быт станет реквизитом для дворцовых парков. Карл Фридрих Шинкель, практически заново построивший Берлин, путешествуя по Альпам, активно делал зарисовки крестьянских построек. И вернувшись, он построил шале на «Острове павлинов» (Pfaueninsel) на юго-западе Берлина. В 1837 г. он опубликовал в Германии и Англии книгу с иллюстрациями и началось массовое изготовление сборных «шале». В Женеве, Лозанне, куре и Интерлакене изготавливают своего рода наборы-конструкторы, экспортируя их по всему миру. Таким образом, «швайцерхауз» попадает в конце XIX в. на Всемирные выставки в Париж, рекламируя своим видом швейцарский туризм и превращаясь в один из символов Швейцарии.

Актриса Одри Хепберн арендовала на десять лет шале на горе Бюргеншток. Здесь она спасалась от депрессий и папарацци. Она выбрала эту страну только потому, что тут «никогда не будет войны». Роман Полански находился в шале «Milky Way», своем райском уголке на горном курорте Гштаад.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >