Духовный конфликт как источник социального порядка. Роль насилия в становлении представления о потустороннем. Рене Жирар. Насилие и священное

Следующей работой, которая будет нам интересна в контексте нашего курса, станет работа французского исследователя Рене Жирара «Насилие и священное» (1972)[1]. Итак, если предыдущая рассмотренная нами работа носила название «Священное», но, по сути, говорила не о самом священном, а о нашем ощущении столкновения с ним, и значит — об истоках происхождения религии как особой сферы опыта столкновения со священным, то добавление еще одного слова радикально меняет и направленность работы. Хотя в книге Жирара поднимается множество проблем, мы будем настаивать, что основной ее посыл состоит как раз в том, чтобы определить не истоки религии, но истоки самого священного. То есть, по сути дела, разобраться, откуда вообще в человеке взялось представление не просто о потустороннем, трансцендентном, но об ужасающем, катастрофическом, мощном потустороннем, которому надо поклоняться, в честь которого надо производить кровавые ритуалы и которого надо смертельным образом страшиться, чувствуя перед ним свое полное ничтожество и слабость. Такое представление о потустороннем в наиболее явном виде проявляет себя не в «высоких» религиях, где Бог приобретает черты однозначного, абсолютного добра (из чего следует совершенно неразрешимый и тревожный вопрос: откуда же взялось зло? равномощно ли оно добру? и как с ним бороться?), но в архаических религиях, где божество принципиально амбивалентно, где оно есть одновременно податель благодати, добра, мира, счастья и ужас, насылающий смерть, разрушение, хаос. Причем и то и другое рассматривается скорее не как поощрение/ наказание, но как произвольное проявление мощи божества. Попробуем же вместе с Жираром разобраться в том, что могло бы происходить в первобытном человеческом обществе, чтобы привести к таким последствиям и к таким представлениям о божественной силе. Безусловно, то что выстраивает Жирар, — это схема, модель, весьма объяснительная, но условная, наряду с другими возможными схемами и моделями. Однако эта модель оказывается, возможно, весьма показательной с точки зрения именно конфликтологии, причем конфликтологии, направленной на анализ того, что предстает перед нами, на первый взгляд, как единственный источник преодоления конфликтов — сферы человеческого духа, высших проявлений подлинно человеческой активности.

  • [1] Цит. по: Жирар Р. Насилие и священное : пер. с фр. Н. Дашевского. М. : Новоелитературное обозрение, 2007.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >