Н. Г. Чернышевский (1828—1889)

Николай Гаврилович Чернышевский продолжал и развивал принципы теории детской литературы, заложенные Белинским. Его взгляды на все стороны жизни, в том числе и на литературу, как и воззрения Добролюбова, были в еще большей степени социально-политически окрашены. Революционная мысль подспудно проводилась в любой их работе. Сегодня можно оценивать различные стороны деятельности и наследия Чернышевского с позиций более позднего знания истории. Но нельзя не отметить большого влияния революционно-демократического лагеря на все стороны российского бытия второй половины XIX в. Современный вариант программы по литературе для средних профессиональных учебных заведений предусматривает текстуальное изучение самого знаменитого романа Чернышевского «Что делать?». В нашем учебнике для СПО имеется специальная глава по этому материалу[1] .

Статьи и рецензии Чернышевского, посвященные детской литературе, составляют важную часть литературного наследия критика. Чернышевский был убежден в том, что в детских книгах необходимо в первую очередь правдиво изображать жизнь и давать широкий познавательный материал: «Мы думаем, что детский рассудок слаб, что детский ум непроницателен; о, нет, напротив, он только неопытен, но, поверьте, очень остер и проницателен». Он требовал уважительного отношения к детям, утверждая, что ребенок стремится быть активным участником жизни, что он способен понимать гораздо больше, чем обычно считают взрослые.

Чернышевский настаивал на признании за ребенком права на свободное развитие его личности в соответствии с особенностями и требованиями возраста. Естественным для ребенка считал он пристрастие к подвижным играм, к книгам с быстрым развитием действия, к фантастике и занимательности.

Критик создавал свои рецензии как статьи полемического характера, в которых ставил важнейшие вопросы формирования мировоззрения ребенка. Его интересовали вопросы теории детской литературы в неразрывной связи с социальными проблемами времени.

Чернышевский выступил как последовательный борец за включение в чтение детей нужных, талантливых произведений современной русской и зарубежной литературы. Борьба Чернышевского за расширение круга детского чтения имела социально-политический характер. Он указывал на необходимость расширять круг чтения детей произведениями литературы для взрослых: А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, И. И. Лажечникова, В. Скотта, Ж. Санд, Ч. Диккенса.

Одним из самых любимых писателей Чернышевского был Диккенс. Великий критик ценил его как прекрасного реалиста и как защитника угнетенных, «карателя лжи и лицемерия». Доверяя остроте и проницательности ума ребенка, Чернышевский считал необходимым показывать реалистически, диккенсовскими красками жизнь угнетенных сословий.

Чернышевский — сторонник формирования материалистического мировоззрения молодого поколения. Для этого, считал он, необходимо создавать книги о животных и растениях, о различных явлениях природы. К каждой передовой научно-популярной книге критик проявлял самое живое внимание. Так, он рецензирует книгу Д. Михайлова «Введение к изучению естественной истории» и отмечает ее роль в первоначальном знакомстве детей с миром животных.

Чернышевского возмущали учебные книги, написанные без учета современного состояния науки. Он вскрывал причины, которые заставляют некоторых писателей бояться прогрессивных идей в детских книгах. Критик отмечал в качестве основных недостатков книг для детей их сословный характер, а также свойственное многим писателям стремление к сглаживанию противоречий между народом и правящими классами.

Одной из самых убедительных и полемически острых статей Чернышевского является его рецензия на «Новые повести». В этой книге было одиннадцать повестей, «заимствованных из общественной и частной жизни разных народов». Книга была переведена с французского, повести взяты из иностранных детских журналов. Это были произведения о кротости и смирении, о необходимости подчиняться. Чернышевский дал резкую характеристику «Новым повестям»: «Книжка эта сама по себе не интересна. «Новые повести» едва ли не хуже всех старых и рассказаны самым неправильным языком»1. Он разоблачает дидак- тичность и примитивность подобных книг в пародии «Фединька и Пе- тинька»: «Фединька не любил учиться, а Петинька любил учиться; Фединька говорил: я сам все знаю, а Петинька говорил: ежели я не стану учиться, то ничего не буду знать. Когда они выросли большие, Фединь- ка ничего не знал, а Петинька стал умным человеком»1.

Много сделано Чернышевским для развития теории детской литературы. Он отмечал, что детскому писателю необходимо понимать особенности детей разного возраста, их потребности, психологию; кужно помнить, что адрес должен быть точным, так как не всякая книга «под силу детскому уму». «Литература — это учебник жизни»: это положение Чернышевский относил и к детской литературе, считая ее незаменимым оружием в борьбе за воспитание подрастающего поколения.

Оценивая книгу американского писателя Н. Готорна «Собрание чудес, или Повести, заимствованные из мифологии», Чернышевский отмечает ее основной недостаток: «Разве ребенок любит хитрые умолчания, двоедушную замену настоящих слов другими, не соответствующими делу? Нет, он требует, чтобы с ним говорили прямо, каждую вещь называли ее настоящим именем, он не потерпит смягчений и прикрас»[2] [3]. Чернышевский выступил как противник ложно понимаемой художественности в переделках Готорна. Критик высмеивает растянутость действия в «Собрании чудес»: «Если в мифе сказано поле, он размалевывает, что на этом поле растет трава, и какая трава, и как приятно смотреть на траву: тут для красоты подвернется ему и корова, — вот она ходит по полю, щиплет траву: все описано — какая корова и как щиплет; к корове, кстати, приписан пастух, и пастух описан»[4].

Писатель был убежден, что в детских книгах необходимы динамичный сюжет и лаконизм стиля. Он обращал большое внимание на язык детской литературы: «Детям очень многое можно объяснить очень легко, лишь бы только объясняющий сам понимал ясно предмет, о котором взялся говорить с детьми, и умел говорить человеческим языком»[5].

Чернышевский одобрительно оценивал язык и стиль рассказов Л. Н. Толстого, помещенных в приложении к журналу «Ясная Поляна», он отмечал, что изложение «совершенно просто; язык безыскусствен и понятен».

В своих рецензиях и статьях Чернышевский не только отрицал реакционные идеи, которыми было проникнуто большинство детских книг того времени, но и выдвигал, утверждал передовые идеалы новой детской литературы. Прежде всего Чернышевский считал необходимым создать для молодого поколения образ героя-современника. И он сам создает такой образ в книге для юношества «Александр Сергеевич Пушкин. Его жизнь и сочинения» (1856).

Утверждая необходимость реалистической литературы для детей, Чернышевский говорил и о таких ее чертах, как народность и патриотизм. Во вводной главе он дает толкование понятия «великий писатель», подчеркивая, что это «человек, оказывающий большую услугу, делающий много добра своей родине». Он говорит в первую очередь о народности Пушкина, отмечает, что защита поэтом народных интересов определила его место в литературе. Книга Чернышевского о Пушкине выходит за рамки обычного биографического жанра. Она разъясняла молодому поколению огромное значение поэзии Пушкина и пропагандировала народность и патриотизм. Чернышевский в этой книге обратился к детям с современными вопросами. Живое и эмоциональное повествование Чернышевского о жизни и творчестве Пушкина имело большое значение для утверждения реалистической детской литературы.

Чернышевский показывает Пушкина как поэта, который сумел объединить прогрессивное и современное идейное содержание с совершенной поэтической формой: «...он научил публику любить и уважать литературу, возбудил сильный интерес к ней в обществе, научил литератора писать о том, что занимательно и полезно для русских читателей»1.

Вторая часть книги о Пушкине была самой полной в то время хрестоматией произведений поэта, отобранных Чернышевским для детского чтения. В нее были включены отрывки из поэм, сцена из «Бориса Годунова», глава из «Евгения Онегина» и лирика Пушкина.

Чернышевский проводил идею революции в своих статьях и рецензиях о детской литературе. Обращаясь к педагогам и детским писателям, он призывал учить детей осмысливать события общественной жизни, давать им не только положительные сведения, но и разоблачать ненормальные, уродливые явления современного общества.

Мысли Белинского о реалистическом направлении в детской литературе нашли глубокое, обоснованное развитие в статьях и рецензиях Чернышевского. В новый исторический период он разработал вопросы идейности, научности и художественности детской литературы.

  • [1] Русский язык и литература. Ч. 2. Литература : учебник / В. К. Сигов, Е. В. Иванова,Т. М. Колядич, Е. Н. Черноземова. М., 2019.
  • [2] Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. Т. II. С. 661.
  • [3] Там же. Т. III. С. 453.
  • [4] Там же. Т. VII. С. 450.
  • [5] Там же. Т. III. С. 625.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >