ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

К. Д. Ушинский (1824—1870)

Константин Дмитриевич Ушинский — глубоко образованный филолог, историк, юрист и философ, основоположник русской педагогики. Большинство его выступлений в литературе и почти каждый шаг в педагогике обычно разделял окружающих на два лагеря: почитателей и ярых критиков, требующих запрещения его книг как вредных и опасных для русского народа. Возможно, причина в том, что в каждом своем творении Ушинский опережал время, да и со школьных лет отличался абсолютной прямотой.

Родина Ушинского — Тула. Закончив в 16 лет Новгород-Северскую гимназию, педагоги которой оказали на него немалое влияние, юноша поступает на юридический факультет Московского университета. Уже в студенческие годы он проявляет интерес к русской и зарубежной литературе, изучает историю, географию, точные науки, пишет стихи.

Свое истинное призвание — педагогику — Ушинский находит в Демидовском лицее в Ярославле, где работает в качестве исполняющего обязанности профессора с 1846 г. Взгляды и деятельность самого молодого преподавателя не встретили поддержки чиновников от просвещения, и в 1849 г. он был фактически отстранен от работы.

Почти пять лет Ушинский активно занимается литературным трудом: делает обзоры зарубежной печати, пишет рецензии для известных русских журналов «Современник», «Сын Отечества», «Библиотека для чтения» и др., подрабатывает переводами. Все это до тех пор, пока он не находит свою тему — педагогическую публицистику, в которой впоследствии ему не будет равных.

В 1854 г. Ушинский зачисляется преподавателем словесности и законоведения, а вскоре и инспектором Гатчинского сиротского института. Это период яркого проявления организаторского и реформаторского таланта педагога, становления и утверждения его педагогических воззрений.

В статье «О пользе педагогической литературы», написанной в эти годы, он называет педагогику наукой и искусством, требующей глубоких специальных знаний и особого таланта.

Одновременно с педагогической деятельностью Ушинский продолжает сотрудничать в литературных журналах. Выбирая произведения художественной литературы для перевода, он предпочитает те, где затрагиваются вопросы воспитания («Тяжелые времена» Ч. Диккенса и др.).

Глубоко осмысливая все основные «элементы школы», Ушинский обращает внимание на необходимость создания новых учебных книг для обучения. Замыслы будущего масштабного научного труда «Педагогическая антропология», а также учебных книг «Детский мир и хрестоматия», «Родное слово» рождались именно здесь, в Гатчине.

Работа Ушинского на этот раз замечена, и он назначается преподавателем и инспектором классов привилегированного закрытого учебного заведения — Смольного института благородных девиц в Санкт- Петербурге.

После осуществления очень серьезных и, как впоследствии оказалось, уже необратимых преобразований в жизни института, потеряв много сил и здоровья в дискуссиях с оппонентами, не чуждавшимися тайных доносов, Ушинский покидает Смольный институт. По свидетельству Е. Н. Водовозовой, личность и деятельность Ушинского произвела переворот в сознании воспитанниц.

Педагог был направлен в длительную заграничную командировку по странам Европы, где он изучает постановку образования. Но главное — в этот период он завершает работу над двумя из трех задуманных томов «Педагогической антропологии».

В середине 1860-х гг. Ушинский возвращается на родину, его внимание сосредотачивается исключительно на научной и литературной работе. В 1861 г. выходит из печати первый том «Педагогической антропологии», одновременно он продолжает совершенствовать от издания к изданию свои учебные книги «Родное слово» и «Детский мир». «Сделать как можно более пользы моему Отечеству — вот единственная цель моей жизни, и к ней-то я должен направлять все свои способности»[1].

Ушинский умирает в 1870 г., в возрасте 46 лет. Ушинскому Россия обязана становлением своей педагогической науки, созданием первоначального обучения и начальной школы, выдвижением проблемы подготовки учителя в ранг первостепенных общественных задач, становлением женского образования.

Центральная идея педагогики Ушинского — идея народности — свое практическое воплощение нашла в его учебниках. При этом принцип народности в этих учебниках реализован двояко: во-первых, в смысле содержания образования, покоящегося на русской культуре, а во- вторых, что, возможно, не всегда замечается, в них нашел выражение педагогический гений народа.

Руководствуясь принципом народности воспитания, Ушинский называет родной язык величайшим наставником. Язык — это объединяющая прошлое, настоящее и будущее связь. В статье «Родное слово он пишет: «Язык народа — лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающийся далеко за границами истории»[2].

Одним из серьезных препятствий в области овладения родным языком Ушинский считал формальный подход в приобщении детей к чтению. Он считает, что такой подход повредит развитию жажды познания и формированию эмоционального отношения к содержанию прочитанного. Будучи сторонником не только содержательного, но и эстетического изучения родной речи, Ушинский считает, что художественная литература способствует наиболее полному проникновению во внутреннюю жизнь языка, а через нее — в глубины народного духа. Художественное слово — уникальная форма, через которую читающий входит в мир «народной мысли, народного чувства, народной жизни». Педагогике предлагается подход в обучении языку, который сам автор обозначил словами Жана Поля: «Обучение языку есть нечто высшее, чем изучение языков».

Публикация в начале 1860-х гг. учебных книг «Родное слово» и «Детский мир» произвела настоящий переворот в начальном обучении и явилась значительным событием в истории русской школы и педагогики. Фактически эти книги явились небольшими по объему, но зато универсальными детскими энциклопедиями. Учитывая природу ребенка, они ориентировали его на познание многогранной окружающей жизни. Материал в учебниках подобран так, чтобы способствовать развитию дара родного слова как важнейшей духовной способности человека. Каждое слово учебных книг Ушинского проникнуто любовью к родине и русскому языку.

Первую часть «Детского мира» (1861) автор сопроводил особыми методическими замечаниями о «первоначальном преподавании русского языка». Для наглядных бесед педагог рекомендовал богатейший материал родного края — родной природы и истории. Вторая книга Ушинского «Родное слово» (1864—1869) предназначалась для первоначального обучения, начиная с «Азбуки».

Ушинский впервые включает в учебные книги произведения Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, А. В. Кольцова, Н. А. Некрасова, И. С. Никитина, И. С. Тургенева и других русских классиков, без которых сегодня невозможно представить родную литературу. Хотя литературные произведения, по замыслу Ушинского, скорее дополнительный материал и не имеют самостоятельного значения, но он впервые вводит в учебные книги современную ему литературу.

Огромное значение придает автор организации материала, его последовательному расположению в учебной книге. Все должно способствовать развитию детского логического мышления, формированию культуры речи. Безусловным достоинством книг Ушинского является сочетание образовательного и воспитательного компонентов. Доступности автор добивается прежде всего с помощью языка, причем Ушинский считает важным не подделываться под детский язык, но и не использовать пока длинные предложения и непонятные ребенку слова.

Основное место в «Детском мире» занимают статьи научного, познавательного характера и рассказы: «Белки, зайцы, мыши и другие грызуны», «Путешествие воды», «Глобус», «Глина и что из нее делают» и др. Они невелики по объему, но необычайно увлекательны и доступны. Опираясь во многом на житейский опыт детей, Ушинский бережно вводит их в первое научное знание. В статьях о природе, растительном и животном мире можно выделить начала многих научных знаний: естествознания, биологии, зоологии, географии и др. В хрестоматии автор часто представляет животных, наделяя их особой жизненной ролью. Так, в небольшом рассказе «Прилежная собака» представлен такой диалог: Собака собаку в гости звала. — «Некогда, недосуг». — «Что так?» — «Хозяин завтра за сеном едет: надо вперед забегать, да лаять»1.

В рассказе «Васька» Ушинский выбирает стиль сказочника: «Коти- чек-коток — серенький лобок. Ласков Вася, да хитер; лапки бархатные, коготок остер. У Васютки ушки чутки, усы длинные, шубка шелковая»[3] [4]. Такие рассказы позволяют, по замыслу автора, дополнить научное знание образным представлением.

Постепенно объем преподносимых ребенку реальных сведений о животном и растительном мире становится больше, усложняется содержание самих рассказов. Примерами могут служить рассказы «История одной яблоньки», «Как рубашка в поле выросла», где писатель предлагает детям в живой, почти поэтической форме познать развитие, порадоваться росту, изменению, преобразованию. Вместе с тем, в рассказах чувствуется глубокое уважение к человеческому труду, его результатам.

Особое место в учебных книгах Ушинского занимают статьи и рассказы на нравственно-этические темы. Будучи противником прямых назиданий и поучений, автор считал, что само описание нравственного поступка должно вызвать ответное чувство в детях, побудить открыть нравственную мысль, выраженную в произведении. В рассказах на нравственно-этические темы Ушинский часто использует форму занимательных историй — дети говорят с насекомыми, птицами, зверями. Так, в рассказе «Кончил дело — гуляй смело» мальчик, сидящий за книгами, вначале отрицательно отвечает на заманчивые призывы солнышка, птички, вишни: «Не довольно ли учиться, не пора ли порезвиться?», но, закончив уроки, выбегает в сад и кричит: «Ну-ка, кто меня манил?» А заканчивается рассказ так: «Ему солнышко смеется, ему пташечка поет, ему вишенка, краснея, свои ветки подает»[5].

Идея народности воспитания глубоко пронизывает те материалы учебных книг Ушинского, которые затрагивают вопросы истории. Автор не ставит цели дать детям какое-либо систематическое знание истории, но выделяет важнейшие исторические события и имена («Владимир Мономах», «Нашествие Батыя», «Александр Невский», «Петр I», «Возвышение Москвы» и др.). В первом издании «Детского мира» исторический материал был взят из произведений Н. Карамзина. Учитывая особенности восприятия и мышления ребенка, Ушинский иллюстрирует статьи по истории произведениями русской художественной литературы (материал о Петре I дополняется отрывком из «Полтавы» Пушкина, история Отечественной войны 1812 г. — стихотворением Лермонтова «Бородино»).

Учебник «Родное слово», состоящий из трех книг, хотя и вызвал разноречивые оценки, но издавался с 1864 г. до самой революции 1917 г. по нескольку раз в год. Он предназначался для первоначального преподавания русского языка и предварялся советами родителям и наставникам.

Первая после «Азбуки» книга для чтения состоит из 36 тематических уроков, причем главное место в них занимают художественные тексты: рассказы, басни, народные песни, сказки, стихи русских поэтов, загадки, пословицы, поговорки. Более половины всех текстов — произведения русского народного творчества. Немало и произведений самого Ушинского, а также отрывков из произведений русских поэтов (Пушкина, Майкова и прочих). Для работы над стихами автор привлекает своего коллегу по Смольному институту Л. П. Модзалевского, который пишет несколько стихотворений для первой части книги («В мае», «Борзый конь» и др.). Среди маленьких рассказов самого Ушинского многие посвящены жизни детей, школе, семейному быту, природе («Каков наш дом», «Наша семья», «Приглашение в школу», «Уточка», «Божья коровка», «Ворон и сорока» и т. д.).

В каждый урок автор включает по 2—3 пословицы, 1—2 загадки, скороговорки, веселые прибаутки. Но самое большое место отводится сказкам, которые бережно переработал сам автор: «Братец Иванушка и сестрица Аленушка», «Сивка-Бурка» и др. При отборе стихов Ушинский часто руководствуется принципом, который затем прочно закрепился в творчестве многих русских детских поэтов, — в них почти нет эпитетов, зато много глаголов, что позволяло широко использовать их в детских играх и забавах.

Вторая часть «Родного слова» отличается от первой значительно большим объемом научно-познавательных статей, написанных самим автором. Постепенно усложняясь, они обогащают знания ребенка и дают достаточно цельное представление об окружающем мире. Следуя своим представлениям об особенностях усвоения ребенком научных знаний, Ушинский помешает между статьями стихи, рассказы, сказки, песни и загадки. Деловые статьи автор намеренно пишет сухим слогом, строго соблюдая последовательность изложения, что должно приучать детей к простоте, строгому и ясному выражению мыслей. Автор рекомендует использовать материал таких статей для бесед с детьми, побуждая их сравнивать прочитанное с собственным жизненным опытом. После прочтения рассказа «Каков наш дом» Ушинский предлагает детям ответить на вопрос: «Таков ли ваш дом? Расскажите и сравните». Научно-художественные статьи написаны более ярко, эмоционально и занимательно. Чаще всего это форма маленькой миниатюры, где герои — птицы, звери, насекомые.

Можно без преувеличения сказать, что в учебных книгах Ушинского представлены почти все малые жанры детской литературы: стихи, рассказы, сказки, очерки, научно-популярные и научно-художественные статьи, прозаические миниатюры и т. д. В этом, несомненно, проявился талант автора как детского писателя, знающего психологию детей и относящегося к ним с отеческой заботой и добротой.

Примером поиска Ушинским новых форм изложения научных знаний служат написанные им сказки, которые скорее можно отнести к сказкам-несказкам. События и явления в них описаны так, как происходят в жизни, но животные, растения, природные объекты и явления наделяются способностью общаться, рассказывать о себе: «Спор деревьев», «Бишка», «Проказы старушки-зимы», «Лиса и козел» и прочие.

Во второй части книги представлено больше произведений русских поэтов, в частности 11 стихотворных отрывков из произведений Пушкина, причем напечатаны они в строчку и получили новые названия (Отрывок из «Песен западных славян» помещен после статьи «Лошадка» и назван «Печальный конь»). Широко представлены в «Родном слове» басни Крылова — одного из любимых авторов Ушинского. Большинство басен дается в сокращении, без моральных концовок и часто без вступления: например, «Ягненок в волчьей шкуре», «Лягушка и вол».

Ушинский считал, что в хрестоматии дается дополнительный материал для чтения в школе и дома, который призван во многом дополнить и оживить материалы учебников. Так, при чтении статей учебника о временах года автор рекомендует дополнить их стихами: «Зима» Пушкина, «Урожай» Кольцова и т. п. Стремясь воссоздать для маленького читателя эстетико-речевую народную стихию, он использует в переложении сюжеты из фольклора: «Никита Кожемяка», «Вольта и Мику- ла».

Как и в учебниках, в хрестоматиях очень много сказок («Золотое яичко», «Медвежья лапа», «Теремок мыши», «Колобок» и т. д.). Художественные достоинства сказок составитель видел в их поэтической наивности и непосредственности, что сближает их с особенностями детского мышления и восприятия мира. Ушинский выделяет и те композиционные особенности сказки, которые так близки детскому восприятию: речевые и сюжетные повторы, устойчивость и однозначность характеров героев.

В учебных книгах Ушинского глубоко и талантливо отражена природа ребенка, учтены законы его умственного и нравственного развития.

Рассказы Константина Дмитриевича отвечают очень важному требованию педагогики: не только учить, но и развивать, приобщать детей к познанию мира. Призывая к увлекательному обучению и предлагая образцы такого обучения, Ушинский предостерегает против забавляющей педагогики. Это не означает, что в обучении нет места шутке, юмору. Сам автор зачастую не прочь и пошутить: в рассказе «Курица и утята» он с юмором описывает растерянность курицы, когда высиженные ею утята увидели воду и поплыли. Но главным Ушинский считает осторожное и настойчивое приобщение ребенка к умственному труду, считает очень важным поощрение таких качеств, как наблюдательность и умение сравнивать. Сравнение, по мнению педагога, универсальная логическая операция, лежащая в основе всех форм умственной деятельности, поэтому в его книгах так много заданий на сравнение после чтения текста: после рассказа «Наш класс» — вопрос «Таков ли ваш класс? Сравните. Начертите план вашего класса».

Венцом системы обучения детей логике служит специальный раздел в книге «Детский мир» — «Первые уроки логики». Изучение статей этого раздела по замыслу автора должно вестись параллельно с изучением основного материала книги по мере овладения соответствующими логическими понятиями. При работе с пословицей перед ребенком ставится маленькая умственная задача, ему необходимо в чем-то разобраться. В баснях главная мысль выражена каким-то веселым оборотом, метким замечанием. Ушинский предлагает такой прием: заменить это замечание народной пословицей или поговоркой. Отгадывание загадки — повод к интересной беседе, а значит и плодотворная работа по развитию речи. Раскрывая строение человеческого тела, автор создает рассказ-загадку: «Чудный я знаю домик и с полным хозяйством. Есть в нем мельничка, есть в нем кухня, где ночь и день готовится теплая пища. В этом домике много ходов и переходов, и проворные маленькие слуги разносят по ним теплую пищу во все уголки дома».

Ушинскому удалось создать систему развития мышления и речи ребенка на основе приобретения знаний. «Развивать язык отдельно от мысли невозможно» — писал педагог. Одним из наиболее успешных путей развития воображения Ушинский считает работу над сказкой: предложить ребенку главную роль в сказке, «присоединить сюда кошку, лошадку, несколько подробностей», придумать окончание рассказа, сказки.

Многие исследователи отмечают, что «Детский мир» является необычной учебной книгой, замечательным произведением русской детской литературы. Проявляя еще со студенческих лет интерес к детской литературе, Ушинский сам впоследствии проявил несомненный талант писателя, творящего для детей.

Такая область деятельности Ушинского, как писательство, нередко остается в тени созданной им педагогической теории и яркой педагогической деятельности. Однако образный, живой язык его педагогических сочинений уже служит весомым доказательством литературного дарования. Педагогическая публицистика Ушинского — один из замечательных образцов этого жанра. Уже первые публикации привлекают внимание читателей во многом благодаря литературным способностям автора. Очерки («Поездка в Ростов», «Поездка за Волхов», «Путешествие к Волге») содержат большое количество исторических, географических, этнографических и других сведений, выраженных в столь увлекательной форме, что рождали и рождают у читателя живой интерес к прошлому и настоящему России.

Работа Ушинского в периодической печати была достаточно многогранной: он — очеркист, литературный критик, переводчик зарубежной художественной литературы, автор статей о поэзии, музыке.

Самое большое количество рецензий он написал на книги для детей. Среди них были и художественные произведения, научно-популярные статьи, учебные книги. Вызвать в детях эмоциональное отношение к прочитанному, пробудить интерес и желание узнать больше — одна из главных задач детской книги, по мнению Ушинского. В книге важно показать ребенку то, что он каждый день видит, но при этом побуждать его находить в повседневном занимательное, научить устанавливать связь между наукой и жизнью. Будучи противником увлечения современных ему писателей описанием детской жизни, он считал, что дети смотрят вперед, в мир взрослых и нужно открывать им окно в жизнь.

Язык произведений Ушинского для детей особый. Он никогда не подделывается под детские способы выражения мыслей, избегает всяких красивостей и того, что он называет «формальным украшательством». Критикуя некоторые немецкие книги для детей, он пишет, что они поверхностны, скучны, для детей непонятны.

Ушинский считал, что ребенку нужны яркие факты, образцы и картины, на основе которых позже он будет делать выводы. Материал в детской книге должен быть разнообразным, пробуждая в ребенке и мысли, и чувства. Очень высоко ценил он русские народные сказки, пословицы и поговорки, которые дают пищу для размышлений, вызывают непосредственный эмоциональный отклик у детей. Этой цели отвечают рассказы и сказки самого Ушинского, язык которых соответствует и требованиям искусства, и педагогическим принципам, что позволяет оценить их как классические образцы детской литературы.

Сегодня нельзя не отметить, что в теории образования Ушинского находят практическое выражение три основные его педагогические идеи: народность, наука, православие. Православное мировоззрение играет роль своеобразной внутренней формы в учебных книгах великого педагога. Сам Ушинский отмечал, что «...истинная, добросовестная наука, каковы бы даже не были личные верования самого ученого, не только найдет возможность построить народное образование на прочной основе нашей религии, но, как величайшим сокровищем, как неисчерпаемым и уже существующим источником нравственного и умственного развития, будет дорожить этой исторической основой.

Столько же христианской, человеческой и художественной, сколько и народной»1.

Важное место в первоначальном варианте «Родного слова» занимали рассказы из Священной истории, статьи, посвященные христианским праздникам, библейские заповеди и молитвы. Исключение этого материала из академического издания 1949 г. существенно нарушило структуру учебника, в основу которого был положен не фенологический принцип наблюдений за сменой времен года, а идея литургического православного годового круга. Это определяло характер, содержание и расположение материала в книге — от кратких изречений: «Чти отца и матерь твою...», «Добро не умрет, а зло пропадет» и т. п. — до отдельных литературных произведений. Так, стихотворение Тютчева «Весенние воды» помещено под рубрикой «Светлый вторник»: воскресение природы традиционно рассматривается в православии как прообраз воскресения Христа; радость и торжество, звучащие в словах: «Весна идет! «Весна идет!» — сродни ликующей радости пасхальных песнопений. В содержании целого ряда текстов отражается истинное и искреннее православие самого автора: «Школа в поле», «Чистый понедельник», «Вербное воскресение», «Троицын день в русской деревне». Даже обычные зарисовки сезонных изменений природы, крестьянского труда у Ушинского сопровождаются или заканчиваются мыслью о Боге («Надо пользоваться вёдром, когда Бог дает его, а не то — можно остаться без хлеба»).

Многие произведения Ушинского, взятые из его учебных книг, публикуются сегодня в детских сборниках, включаются в современные учебники для начальной школы, издаются отдельными книгами.

Творчество Ушинского не только выдерживает самый строгий исторический экзамен, но в нем содержится еще много такого, что можно понять и оценить только спустя долгое время.

Один из ближайших последователей Ушинского Л. Н. Модзалевский отмечал: «Ушинский — это наш, действительно народный педагог, точно так же, как Ломоносов — наш народный ученый, Суворов — наш народный полководец, Пушкин — наш народный поэт, Глинка — наш народный композитор»[6] [7].

  • [1] Ушинский К. Д. Собр. соч., М., 1952. Т. 2.С. 43.
  • [2] Ушинский К. Д. Собр. соч. Т. 2. С. 557.
  • [3] Ушинский К. Д. Пед. соч. В 6 т. М., 1989. Т. 4. С. 167.
  • [4] Там же. Т. 4. С. 177.
  • [5] Там же. Т. 4. С. 163.
  • [6] Ушинский К. Д. Пед. соч. В 6 т. Т. 2. С. 57.
  • [7] Модзалевский Л. Н. О народности в воспитании по Ушинскому // Памяти К. Д. Ушинского. СПб., 1898. С. 162.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >