Русская периодика XX века для детей

Детская периодика к началу XX в. завоевывает достойное место в литературной и социальной сфере, однако не прекращались и дискуссионные высказывания по поводу нужности и направленности этого типа изданий.

Еще в 1860-е гг. Ф. Толль, в целом одобряя распространение детской периодики, делал вывод, что журналы для детей по сравнению с взрослыми мало похожи на периодические издания, что они больше похожи на альманахи и сборники. В 1890-е гг. А. Круглов, защищая журналы, все же отмечает, что детские журналы мало соответствуют подобному типу изданий для взрослых, и обосновывает это положение возрастными особенностями детей, спецификой детского восприятия.

В начале XX в. дискуссии о детской периодике продолжились. Некоторые итоги подвел Н. В. Чехов в своем учебнике «Детская литература», где в статье «Русские детские журналы» не только подметил и обобщил характерные черты детской периодики, но и попытался обрисовать перспективы ее развития. Он считал, что возможно появление и развитие журналов, создаваемых подростками и юношеством, что «с такими журналами будет уже не под силу бороться последним представителям детских журналов старого типа, в которых взрослые придумывают, чем бы им занять детей и что бы им сообщить полезного»[1]. Как всякое предсказание, это оказалось скорректированным реальным развитием событий: в XX в., после 1917 г., действительно, появились и некоторые чисто детские журналы, но не исчерпал себя и тот тип издания, который казался Н. В. Чехову старым, уходящим. Произошло обновление и освежение детской периодики, две ветви его развития не исключали друг друга: культуртрегерская, просветительская деятельность взрослых в детской периодике и свежая струя непосредственно детской и юношеской переписки, даже целых разделов с участием авторов-деткоров.

Своеобразным водоразделом в развитии детской периодики XX в., как и в ряде других случаев, оказался 1917 г.: изменились цель и непосредственные задачи данного типа изданий, отброшены были многие давние традиции, прекратили существование дореволюционные детские журналы, появились иные. Прежде всего это были тонкие журналы, так называемые революционные журналы для детей. Их было великое множество (в Москве, Петрограде, Киеве, Харькове, Твери и т. д.), они стояли у истоков новой периодики, периодики советского времени. Ориентир был взят на нового читателя, детей пролетариата и крестьянства; многие из этих журналов оказались однодневками.

Первым детским журналом советского периода по праву считается «Северное сияние» М. Горького (1919—1920). Этот журнал, с одной стороны, продолжал традиции новиковского «Детского чтения для сердца и разума», с другой стороны, воплотил черты новой детской периодики послереволюционного периода. Излагая цели и задачи, Горький обратился со «Словом к взрослым» в первой (сдвоенной) книжке журнала: «В предлагаемом журнале мы — по мере сил наших — будем стремиться воспитать в детях дух активности, интерес и уважение к силе разума, к поискам науки, к великой задаче искусства — сделать человека сильным и красивым»[2].

Первый советский детский журнал фактически был призван формировать того «нового человека», дискуссии о создании которого только намечались: с коммунистическим мировосприятием, с ненавистью к религиозным и иным основам прошлого мира. На страницах журнала печатались произведения с новой идейно-художественной направленностью: антирелигиозная сказка Горького «Яшка», рассказ В. Шишкова «Зеркальце» — о благородстве простого трудового человека, исторические рассказы и очерки А. Чапыгина (например, «Мимо звезд»).

Отдел «Клуб любознательных» помещал сведения об изобретателях, открытиях, научных достижениях. «Полчаса в сутки», «Ночь в мешке», «Что могут сделать народные массы», «Ценность труда», «Тело и машина» — так назывались небольшие статьи, очерки, сообщения этого отдела. Они не были равноценны в художественном отношении: наряду с образцами талантливой работы для детей были случайные, проходные, агитационные материалы. Состав авторов был достаточно подвижным, много было начинающих, но в журнале сотрудничали и такие люди, как В. Конашевич, А. Маковский.

Журнал сопровождался «особыми приложениями», среди которых были учебные пособия, географические карты, игры. В виде приложения выходила и Библиотека журнала «Северное сияние»; в нее были включены лучшие произведения дореволюционной и новой, только зарождающейся детской литературы. Журнал «Северное сияние» просуществовал два года (1919 — вышло шесть сдвоенных книжек; 1920 — две книжки: № 1—6 и № 7—12), но он был одним из тех изданий, которые заложили основы советской детской периодической печати.

Среди журналов, подобно «Северному сиянию» ставших достоянием истории детской русской периодики XX в., следует отметить роль и значение журналов «Еж», «Чиж» и «Новый Робинзон».

Журнал «Новый Робинзон» (1924—1925), издававшийся в Петрограде, был основан на базе журнала «Воробей», который в 1923—1924 гг. являлся выразителем взглядов группы писателей и ученых (во главе с О. Капицей и С. Маршаком), выступавших за серьезное изучение детского фольклора и позитивного наследия русской литературы.

Редакторами «Нового Робинзона» стали С. Маршак и Б. Житков. Они ставили задачу, соответствующую 1920-м гг.: формировать «нового ребенка» средствами жизнеотражающей, реалистической литературы, которая должна была «будить в нем творчество мысли, его активность, его самодеятельность». Журналу удалось избежать перекосов в позиции, связанной со строительством «нового человека», он опирался на лучшие традиции русской периодики и осваивал непривычные для него стороны действительности. Появились материалы, которые позже дали жизнь свежим тенденциям в детской периодике: отделы «Лесная газета», «Бродячий фотограф». Вслед за «Северным сиянием» осваивается простор научно-художественной литературы для детей.

«Новый Робинзон», чья деятельность связывается прежде всего с редакторским талантом С. Маршака, включал в себя разные отделы: литературно-художественный, общественно-политический, научно-художественный, отдел переписки с юнкорами, деткорами, пикорами. Ориентирован он был на детей от 8 до 12 лет. Среди авторов журнала можно назвать В. Бианки, Е. Данько, О. Мандельштама, Б. Житкова, А. Слонимского, Н. Тихонова, К. Чуковского, Е. Шварца, В. Каверина, Б. Пастернака и многих других. Журнал оказался перспективнее, чем современные ему «Юные товарищи» (1922) и «Барабан» (1923—1926). С десятого номера 1925 г. редактором был Н. М. Олейников, который позже основал юмористические журналы «Чиж» и «Еж», подобно «Новому Робинзону» до сих пор памятные тем, кто знает о них.

«Еж», который можно было расшифровать и как аббревиатуру «Ежемесячный журнал» (подобно тому, как «Чиж» расшифровывался как «Чрезвычайно интересный журнал»), просуществовал с 1928 по 1935 г. (В 1937 г. Олейников был репрессирован.) В создании первых номеров принимали участие бывшие сотрудники «Нового Робинзона» — такова преемственность ленинградских журналов 1920-х гг. Привлекался широкий круг авторов: Е. Шварц, С. Маршак, Д. Хармс, Л. Успенский, Ю. Тынянов, Н. Заболоцкий и др. Журнал знакомил детей с произведениями не только современной поэзии и прозы, но и с классикой, русской и зарубежной.

Публицистический отдел журнала «Еж» был особенно опекаем Олейниковым, который многое делал для него сам, работая под псевдонимом «свирепый Макар» («Путешествие свирепого Макара в Африку», «Учитель географии», «Сколько тебе лет?», «Отто Браун», «Прохор Тыля» и др.). Многие публицистические материалы, которые в других журналах оказались бы одноразовыми (например, передовые статьи), до сих пор воспринимаются как увлекательные рассказы (хотя бы «Учитель географии» — о летаргическом сне Ивана Ивановича Зуппе, учителя географии института благородных девиц в Смольном, человеке, который «заснул при царе, а проснулся в Октябре»). Опыт «Ежа» изучается,

1

начиная с 1970-х гг. и до наших дней, значение его непреходяще для детской периодики России XX в.

Недолговременным, но своеобразным журналом для дошкольников и младших школьников был веселый «Чиж» (1930—1941), младший брат юмористического «Ежа», рассчитанного на средний школьный возраст. Общность членов редакции и авторов, территориальное единство (редакции располагались в одной комнате), а главное — сходство целей и задач объединяли оба журнала.

В журнале принимали участие Н. Олейников, Е. Шварц, М. Ильин,

С. Маршак. О. Берггольц, Д. Хармс, А. Введенский, Ю. Владимиров, Н. Заболоцкий, Б. Житков, С. Михалков, Р. Фраерман, В. Бианки, Е. Чарушин и др.

Для первого номера журнала Д. Хармс и С. Маршак написали звонкое стихотворение «Веселые чижи». М. Ильин вел в журнале постоянный раздел «Школа Чижа», задачей которого было учить дошкольников самым простым вещам: «пол мыть, молоко наливать, хлеб резать, гвозди заколачивать, винты завинчивать; узнавать по часам, который час, дорогу находить...» Текст в «Школе Чижа» сопровождался рисунками М. Разулевича. В журнале сотрудничали многие талантливые художники: В. Лебедев, В. Замирайло, В. Конашевич, А. Пахомов.

Редакция журнала стремилась к активному общению с читателем. Так, в № 2 за 1930 г. была помещена «Анкета Чижа», обращенная к родителям и воспитателям. Среди вопросов были, например, такие. Какие рассказы, стихи, напечатанные в «Чиже», понравились детям? Понятны ли ребятам рисунки «Чижа»? Следует ли помещать рассказы с продолжением? Достаточно ли освещается общественная жизнь ребят? Какой возраст более других интересуется «Чижом»?

В «Чиже» печатались произведения самых разных жанров: сказки, рассказы, очерки, стихи, загадки.

Содержание одного из номеров «Чижа» середины 1930-х гг.

«Гора Первого Мая» (рассказ зимовщика Петерсона с Новой Земли). «Почтовый ящик Чижа» (письма ребят).

«Верный Трой» (Е. Чарушин).

«Хозяин и работник», армянская сказка (Н. Заболоцкий).

«Кто чем поет?» (В. Бианки). Рисунки Е. Чарушина.

«Герои Советского Союза» (очерк о челюскинцах).

«Как папа меня спасал» (Б. Житков).

«Случай в дремучем лесу» (В. Бианки).

«Клуб Чижа» (рисунки и стихи ребят).

слушатель, а первые впечатления — самые глубокие и сильные. Журнал «Чиж» просуществовал десятилетие и перестал выходить в начале Великой Отечественной войны.

С 1924 г. в Москве начинает выходить «Мурзилка», ежемесячный журнал для детей младшего возраста. В первом же номере помещен рассказ «Мурзилкин первый день», которым обыгрывалось название журнала (Мурзилка — это четвертый щенок Жучки, лохматый, шершавый, одно ухо у него вниз, другое — вверх). Так появился первый постоянный персонаж, с которым происходили разные забавные истории, составившие серии приключений Мурзилки (например, «Мурзилка — следопыт»). Позже появились и другие постоянные персонажи юмористического плана, вошедшие в «Мурзилкин клуб»: Коля Пикор, Ворон Кра, Белочка Чок, Мышонок Пик. «Мурзилкин клуб» был познавательным и юмористическим отделом. Материал там помещался то в виде занимательных писем от кролика из Америки или кружка юных термитов из Индии, то в форме гротескных сценок — заседаний клуба («На очередное собрание Мурзилка явился несколько взволнованный... оба уха его торчали вверх, глаза пылали огнем»).

В журнале «Мурзилка» с первых номеров помещались стихотворения, басни, маленькие пьески, рассказы о явлениях природы, о животных и растениях, очерки из области труда и производства, шутки, загадки, задачи. Был интересный раздел, посвященный самоделкам. Например, на одной странице нарисованы «животные, которых видишь не часто» (зебра, леопард, крокодил). На другой странице написано: «Сделаем таких сами» — и дано объяснение, как их сделать.

На протяжении десятилетий своего существования «Мурзилка» является хорошей кузницей писательских кадров. Произведения К. Чуковского, С. Маршака, С. Михалкова, А. Барто, В. Инбер, Н. Саконской, К. Паустовского, М. Ильина, Л. Кассиля, Г. Скребицкого, Е. Пермяка, Л. Воронковой, С. Алексеева издавались на страницах этого журнала, одного из самых долговременных в детской периодике России XX в.

Одним из самых старых журналов для детей среднего возраста можно считать и журнал «Пионер» (издается с 1924 г.). История журнала прошла несколько периодов. Вначале это был двухнедельный детский журнал небольшого формата. Он был создан как публицистический журнал пионерского актива, как руководящий орган пионерской организации и до появления газеты «Пионерская правда» выполнял оперативные функции жанра периодической печати. В журнале принимали участие известные деятели: Н. Крупская («Моя жизнь»), Е. Ярославский («Пионеры — будущие коммунисты»), Н. Подвойский («Организатор победы»).

Постепенно, после появления «Пионерской правды», журналов «Знание — сила», «Юный натуралист», тематика журнала «Пионер» меняется. В журнале появляются литературные произведения А. Гайдара, С. Маршака, В. Бианки, Б. Житкова, С. Григорьева и других писателей. Тематическое разнообразие журнала «Пионер», поиски новых форм общения с читателями, боевитость выдвинули его на первое место среди официальных пионерских изданий периодики для детей, вплоть до 1990-х гг., когда социальные изменения выдвинули новые, еще не до конца осознанные проблемы детской периодики в России.

История газеты «Пионерская правда», как и журналов «Пионер», «Барабан», «Костер», связана с пионерской организацией. Газета была создана в 1925 г. как еженедельное издание московских пионеров. Первый номер «Пионерской правды» открывался небольшой вступительной статьей Е. Ярославского «Пионерская правда» воспитывает комсомольцев». Связь юной газеты с комсомольской и партийной организациями была тесной и непосредственной. В первых же номерах «Пионерской правды» ощущалась ее тенденциозная направленность. Это были боевые листки только что родившейся в стране детской пионерской организации. Газета учила быть похожими на героев революции; рассказывала о том, как стать строителями социализма; звала помогать родителям, братьям и сестрам.

В «Пионерской правде» печатались статьи Н. Крупской, М. Ульяновой, М. Горького. Росли кадры деткоров, юнкоров, пикоров. К моменту выхода сотого номера газета получала по 140 писем в день.

В день своего двухлетия, 6 марта 1927 г., «Пионерская правда» была объявлена всесоюзной пионерской газетой. В течение многих лет газета формировала политическое сознание советских детей: по ее призыву пионеры помогали бороться с беспризорностью, ликвидировать неграмотность, строить новую школу, бороться за передовой быт.

  • [1] Чехов Н. В. Детская литература. М., 1909. С. 82.
  • [2] Северное сияние, 1919, № 1—2. С. 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >