"Повесть о взятии Царьграда" Нестора-Искандера

Падение Константинополя под ударами турок-сельджуков в 1453 г. получает философское историческое осмысление в "Повести о взятии Царьграда", написанной Нестором-Искандером. В рассказ об основании города Константином Флавием вводится символическое знамение борьбы змея (символ мусульманства) с орлом (символ христианства): победа змея над орлом временная, и в конечном итоге христианство восторжествует. Падение Константинополя – исполнение первой части пророчества. Явится "русии же род с преже создательными всего Измаила победят и Седмохолмаго примуть прежде законными его, и в нем воцарятся". Это было истолковано как указание на русский народ, миссия которого – освободить Царьград от "неверных". Все это придавало "Повести" публицистическую остроту.

Основное внимание в повести уделяется описанию осады города. Автор передает психологическое состояние осажденных, поведение Константина. Это мужественный воин, презирающий смерть, долг и честь для него превыше всего. Несмотря на страшные, грозные знамения, предвещающие падение Царьграда, Константин отказывается покинуть город ради спасения своей жизни. Он героически гибнет в неравном бою. С оружием в руках гибнет и верный союзник Константина генуэзский принц Зустенея (Юстиниан).

Мужественным и храбрым воином изображен в повести турецкий султан Магмет. Он жесток, но справедлив, ценит воинскую доблесть противника. Такое изображение врага явилось новым шагом в развитии жанра исторической повести. Описания батальных сцен исполнены динамизма, напряженности и художественной выразительности. Сочувствие автора на стороне осажденных. "Кто о сем не восплачется и не възрыдает?" – вопрошает он, описывая разгром города завоевателями.

"Повесть о взятии Царьграда" явилась важным этапом в развитии жанра исторической повести. Сочетание конкретного описания военных событий с художественным вымыслом (небесные знамения, вымышленные монологи, раскрывающие внутреннее состояние героев, эмоциональная оценка, широкое философско-историческое осмысление событий) составляет отличительную особенность повести, подготовившей историческое обоснование политической теории Русского государства: Москва – третий Рим. Повесть пользовалась большой популярностью у читателей и служила образцом для исторических повестей XVI – первой четверти XVII в.

Повести о Вавилонском царстве

Об изменении форм исторического повествования в XV в. свидетельствует появление повестей о Вавилонском царстве, сыгравших важную роль в создании политической теории Московского государства. В состав повестей входит "Притча о Вавилоне граде", в которой сообщаются легендарные сведения о царе Навуходоносоре, создании им нового Вавилона и запустении этой мировой державы и "Сказание о Вавилоне граде".

Обе повести возникли, вероятно, в Византии в период обоснования Константинополем своих прав на мировое первенство.

В "Сказании о Вавилоне граде" повествуется о трех юношах: греке, абхазце и русском, которые добывают знаки царского достоинства из запустевшего Вавилона для греческого царя Василия. Равное участие представителей трех христианских народов в этом подвиге подчеркивало мысль о равноправии трех христианских держав: Греции (Византии), Грузии и России. А когда Константинополь пал и Грузия почти утратила свою самостоятельность, все права на знаки царского достоинства должны принадлежать русским великим князьям.

Тем самым "Сказание о Вавилоне граде" подготавливало появление "Сказания о Мономаховом венце".

Повести о Вавилонском царстве носят сказочный характер: здесь фигурируют волшебный меч-самосек, гигантский спящий змей, стерегущий богатства запустевшего Вавилона; чудесный кубок с божественным напитком, таинственный голос, дающий указания юношам, и т. п. Все это сближает повести о Вавилоне с волшебной сказкой. Только имена царей Навуходоносора и Василия историчны в этих повестях, все же остальное – художественный вымысел[1].

  • [1] См.: Дробленкова Н. Ф. По поводу жанровой природы "Слова о Вавилоне" // ТОДРЛ. Л., 1969. Т. 24. С. 129–135.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >