Личностный кризис как психологический феномен. Истоки кризисной проблематики в психологии

Каждый человек на протяжении своей жизни неоднократно встречается с различного рода кризисами. Понятие «кризис» широко используется в нашей повседневности, когда мы говорим о кризисах перепроизводства, о духовно-нравственном кризисе общества, о кризисе в течение болезни, о кризисе, переживаемом отдельным человеком и т. д.

Дословно «кризис» (krisis) в переводе с греческого означает «решение, поворотный пункт, исход». Примерно таково же значение понятия «кризис» и в восточной культуре: китайская пиктограмма слова «кризис» включает два символа — «опасность» и «возможность».

Впервые достаточно полный обзор изначальных концептуальных подходов кризисной психологии предпринял Ф. Е. Василюк. По его мнению, теория кризисов появилась на психологическом горизонте сравнительно недавно. Начало было положено статьей Э. Линде- манна, опубликованной в 1944 году и посвященной анализу острого горя.

На теорию кризисов повлияли четыре интеллектуальных движения: теория эволюции и ее приложение к проблемам общей и индивидуальной адаптации; теория достижения и роста человеческой мотивации; подход к человеческому развитию с точки зрения жизненных циклов; интерес к совладанию с экстремальными стрессами. Среди идейных истоков теории кризисов важное место занимают: психоанализ (и в первую очередь такие его понятия, как психическое равновесие и психологическая защита); некоторые идеи К. Роджерса; теория ролей.

Несмотря на нехватку четких дефиниций понятий «кризис» и «кризисное состояние», необходимо различать психологический и клинический подходы к объяснению этих феноменов.

Согласно психологическому подходу, кризис — это острое эмоциональное состояние, возникающее при блокировании целенаправленной жизнедеятельности человека, дискретный момент развития личности.

По мнению клиницистов, кризис — это такая реакция на опасные события, которая переживается как болезненное состояние. По мнению Е. И. Крукович и В. Г. Ромек, последнее определение сужает границы понятия, в то время как кризисное состояние не входит в категорию болезненных нарушений, это нормальная реакция на аномальные события. Исходя из этого, под кризисом ими понимается «состояние экстремального напряжения сил для преодоления принципиально новых препятствий».

С точки зрения А. Г. Амбрумовой, психологический кризис — это внутреннее нарушение эмоционального баланса, наступающее под влиянием угрозы (человеческой психике), создаваемой внешними обстоятельствами. Кризис может выступать в виде тревоги, страха, растерянности, чувства одиночества, тоскливости, подавленности. Степень дезорганизации деятельности при этом пропорциональна адаптационной способности индивидуума в изменившейся для него социальной или личностно-интимной ситуации. В целом кризис вызывается фрустрацией важнейших потребностей индивидуума и его специфической личностной реакцией на эту фрустрацию.

Таким образом, психологический кризис представляет собой дисбаланс конструктивных и разрушительных тенденций и форм психической деятельности. На почве этого дисбаланса оформляется ситуационная реакция, которая представляет собой модус поведения личности, определяемый личностной позицией, которую человек занимает, исходя из собственной (складывающейся у него в этот момент) концепции данной ситуации. Ситуационная реакция есть оформленный, структурированный ответ на какую-либо ситуационную нагрузку, выливающийся в определенно окрашенное эмоциональное состояние и соответствующее этому состоянию поведение.

Аналогичные аспекты психологического подхода к кризисам раскрываются и у других авторов. Так, по мнению А. Ребера, кризис — это резкие отклонения от обычной жизни, любые внезапные прерывания нормального хода событий в жизни индивида или общества, которые требуют переоценки моделей поведения и деятельности человека. Это общее значение потери обычных основ повседневной деятельности. В свою очередь А. А. Любякин под личностным кризисом понимает «поворотный момент в жизни человека, возникающий в результате невозможности быстро, привычными способами разрешить противоречие между уровнем зрелости индивида

20

и социальными требованиями, предъявляемыми к нему на новом этапе развития».

Согласно Д. Проделю, «психологический кризис представляет собой конфронтацию с условиями, которые предъявляют человеку чрезмерные требования». Райтер и Штоцкая, подчеркивая психосоциальный характер кризисов, относят к ним «преимущественно экстремальные события, и (или) переживания, которые наступают для человека неожиданно и которые, как правило, несут с собой потери, означают угрозу, поскольку под вопрос ставятся основные жизненные цели и ценности».

Р. А. Ахмеров под биографическими (жизненными) кризисами понимает феномен внутреннего мира человека, который проявляется в различных формах переживания непродуктивности своей жизни. По мнению В. В. Козлова, личностный кризис представляет собой такое состояние личности, когда происходит дисбаланс в жизни и деятельности человека, в результате чего возникает неразумное с точки зрения личности социально неадекватное поведение, поступки, действия, а также срыв нервно-психического и соматического состояния.

Таким образом, в кризисной психологии категория «кризис» понимается, как жизненный кризис, т. е. сложный поворотный момент в жизни человека; как тяжелое переходное состояние, вызванное болезнью, стрессом, травмой и т. п.; как эмоционально значимое событие или радикальное изменение статуса в персональной жизни. Исходя из таких подходов, кризис — это сложное переходное состояние, вызванное личностно-значимыми событиями, создающими невозможность (или затрудненность) реализации жизненного замысла, и сопровождающееся мучительным осмыслением произошедших изменений в окружающем мире или в себе и переживанием рождения нового образа «Я».

Сущностной особенностью любого кризиса является невозможность (или затрудненность) для человека жить как прежде и незнание, как жить дальше. В ситуации кризиса идет спонтанный поиск своего нового образа «Я».

На эту особенность указывают и современные исследователи. Так, Е. И. Крукович и В. Г. Ромек отмечают, что кризис — это «поворотный пункт человеческой судьбы, в котором рушатся основы предыдущей жизни, а новой еще не существует...». По мнению Л. А. Пергаменщика, «личность, находящаяся в состоянии кризиса, не может оставаться прежней; иными словами, ей не удается осмыслить свой актуальный психотравмирующий опыт, оперируя знакомыми, шаблонными категориями или используя привычные модели приспособления».

Исходя из этого, кризисное состояние личности, по своей содержательной сути, является сложным новообразованием, объединяющим разнородные психические состояния, возникающие в результате переживания личностью кризиса. Появление этого новообразования детерминировано истощением психических ресурсов («запаса прочности»), позволяющих эффективно и гармонично решать возникающие личностные проблемы в процессе реализации жизненного замысла, смысла жизни.

Кризис противоречив. С одной стороны, это болезненные переживания своего несоответствия, своей «несостоятельности». С другой стороны, кризис — это возможность для личностного роста. В итоге возникает более глубокое и полное осознание себя и окружающего мира.

Все кризисы имеют одну общую черту: люди становятся восприимчивы к новым линиям действия. Поскольку не существует другого способа удовлетворительно встретить критическую ситуацию, человеку остается лишь обратиться к своим собственным ресурсам. Следовательно, критическая ситуация представляет благоприятные возможности для индивидуального выражения. Но для одних это может означать рост, а для других — падение. Кто-то воспринимает кризис как учителя на сложном жизненном пути, а кто-то — как событие, трагическое в своей основе, разрушившее прежний внутренний мир.

Вот почему время кризиса — это решающий поворотный момент в жизни человека, когда в результате страданий и боли рождается нечто новое, позволяющее подняться на очередную ступень. Вот почему любой кризис — это выбор: либо защищать внутреннюю картину человека от каких-либо внешних доказательств ее неправильности, либо попытаться сформировать новую картину окружающего мира. В содержательном отношении второй путь требует перестройки смысловых структур сознания, переориентации на новые жизненные задачи, ведущие к смене характера деятельности.

Образно говоря, любой кризис — это столкновение двух реальностей: с одной стороны, жизненного мира личности, а с другой — объективной действительности, которая радикально противоречит всему предшествующему жизненному опыту личности. Процесс адаптации личности к такой действительности чаще всего и называют кризисным переживанием.

Последователи социально-психологической ориентации (Lester, Neuringer) считают кризис функцией взаимодействия вызывающего события и специфической личностной предрасположенности. Последняя заключается в особенностях эмоциональной реактивности, самооценки и самовосприятия, системы ценностей, структуры социализации и межличностных контактов.

Рассматривая истоки кризиса, В. В. Козлов сравнивает его с хирургическим вмешательством в структуру личности. Человек привыкает к определенной структуре своей жизни и идентификаций, которые в основном являются внешними по отношению к психи-

22

ческой реальности: образу и состоянию тела, пище, одежде, более или менее комфортным условиям существования, счету в банке, автомобилю, жене, детям, социальному статусу, смыслам и духовным ценностям. Кризисное состояние лишает некоторых элементов внешней опоры и именно при этом вычленяет, что человеческого останется от человека, что у него останется внутри, что в нем укоренилось и крепко сидит, а что сразу разрушается, как только исчезает внешняя поддержка.

Кризис — это всегда вызов для личности. Он является испытанием на укорененность, интроецированность каких-то ее важных установок. Кризисное состояние — это также и разрушение всего внешнего, неукорененного, всего, что сидит в человеке неглубоко. И одновременно это проявление внутреннего, укорененного, действительно личного. Разрушение внешнего и проявление внутреннего важно, прежде всего, для истинного созревания личности, становления Человеком. Все внешнее выходит наружу в процессе кризиса, и человек начинает осознавать его внешность. Если же он еще и отказывается от этой внешней шелухи, то происходит очищение сознания, соприкосновение с истинной экзистенциальной глубиной человеческого существования. К счастью, большинство людей может справиться с кризисом самостоятельно, и вместе с тем в большинстве случаев человек не может преодолеть кризис способами, известными ему из прошлого опыта. То есть любой кризис — это вызов и требование нового, творческого отношения к себе, к своему жизненному пути.

Процесс преодоления кризиса может протекать в двух формах: 1) «нормальный» (развивающий) кризис (человек приобретает новый опыт, расширяет диапазон адаптивных реакций); 2) затяжной, хронический (осложненный) кризис (человек реагирует дезадаптив- ными реакциями, или развитие клинических симптомов вызывает новые дезадаптивные реакции, которые могут принять катастрофический характер и привести к невротическим и психосоматическим расстройствам, тяжелым нарушениям психики, смерти или суициду).

В. В. Козлов, рассматривая в главном эти же формы, называет их соответственно позитивной и негативной дезинтеграцией. При позитивной дезинтеграции кризис является неким условием и шагом в новое качество, новый уровень целостности. Данный вид дезинтеграции отличают преобладание конструктивности личности, повышение адаптивности и общей витальности, а также увеличение творческого потенциала. Позитивная дезинтеграция является необходимым этапом в эволюции личности. К позитивной дезинтеграции можно отнести возрастные кризисы, а также так называемые психодуховные кризисы, приводящие к огромным по силе и новизне творческим всплескам на новых уровнях целостности.

Негативная дезинтеграция, как правило, сопровождается деструктивными изменениями личности, снижением общей устойчивости, уровня сбалансированности, большей фрагментарностью и тенденцией к социальной аутизации личности. Личность теряет энергию, общую витальность. Уменьшается коммуникативность, личность теряет социальные связи. Негативная дезинтеграция может привести к психопатическим сдвигам, депрессиям, к астении, психосоматическим болезням, иногда к суицидным намерениям и смерти.

Осложненный кризис по своим симптомам соответствует некоторым категориям международной классификации психических болезней МКБ-10. Очень часто характер изменений не достигает уровня заболевания, проявляясь в комплексе изменений, характерных для разных групп расстройств. Фактически все категории МКБ- 10 так или иначе соотносятся с рассматриваемой темой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >