МАРКСИСТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Изучив материал данной главы, студент должен:

знать

  • • содержание марксистской философии, ее особенности и принципиальные отличия от других философских направлений;
  • • что означает понятие "диалектический материализм";
  • • сущность основного вопроса философии и его основных сторон;
  • • в чем заключается объективное содержание духовных явлений (ощущений, восприятий, понятий, идей, теорий и др.);
  • • марксистское учение об истине;
  • • в чем состоит основная социальная функция марксизма;

уметь

  • • применять полученные знания при анализе различных природных и социальных явлений;
  • • отличать творческое развитие и применение марксистской философии от догматического и субъективистского;

владеть

• теорией и методологией марксистской философии при самостоятельном решении различных вопросов теории и общественной практики.

Марксистская философия появилась в 40-х гг. XIX в. Ее основоположники – немецкие мыслители Карл Маркс и Фридрих Энгельс. К их наиболее видным последователям можно отнести Августа Бабеля и Карла Каутского в Германии, Поля Лафарга во Франции, Антонио Лабриолу и Антонио Грамши в Италии, Георгия Плеханова и Владимира Ленина в России, а также многих других теоретиков марксизма в разных странах мира. Со второй половины XIX и в течение всего XX в. марксистская философия оставалась одной из наиболее влиятельных среди многих направлений философской мысли.

Теоретические предпосылки марксистской философии

Видимо, будет правильным сказать, что марксистская философия сформировалась под влиянием предшествующей философской, научной и общественно-политической мысли, прежде всего западноевропейской. По наибольшее влияние на ее становление оказали немецкая классическая философия, представленная И. Кантом, И. Фихте, Ф. Шеллингом, Г. Гегелем, Л. Фейербахом, английская политическая экономия А. Смита и Д. Риккардо, а также французский утопический социализм Ш. Фурье и Сен-Симона.

Непосредственными же теоретическими предпосылками марксистской философии послужили диалектика Гегеля и материализм Фейербаха. Свое отношение к философии этих мыслителей Карл Маркс (1818–1883) и Фридрих Энгельс (1820–1895) выразили в целом ряде своих работ, прежде всего таких как "Критика гегелевской философии права", "Тезисы о Фейербахе", "Капитал" Маркса, "Анти- Дюринг" и "Диалектика природы" Энгельса, в их совместных трудах "Святое семейство" и "Немецкая идеология".

Непосредственно этому посвящена работа Ф. Энгельса "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии". Высоко оценивая диалектику Гегеля как учение о развитии объективного мира, его познании и мышлении людей, Энгельс подчеркивает, что "эта диалектическая философия разрушает все представления об окончательной абсолютной истине и о соответствующих ей абсолютных состояниях человечества". Для нее "нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед пей, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. Она сама является лишь простым отражением этого процесса в мыслящем мозгу"[1].

В данном случае выражена суть диалектики как теории и диалектического метода Гегеля. В то же время Энгельс отмечал, что полностью проявиться этому методу мешает идеалистическая система гегелевской философии, представившая развитие мира и весь общественный исторический процесс в виде саморазвития абсолютной идеи. Эта его система постоянно ставит ограничения диалектическому методу, вынуждает "положить конец" или мыслить некий предел развитию исторического процесса и познавательной деятельности людей.

"Нужно было так представить себе конец истории: человечество приходит к познанию... абсолютной идеи и объявляет, что познание абсолютной идеи достигнуто в гегелевской философии"[2].

Однако представления о "конце истории" или развитии человеческого общества, а также о постижении абсолютной истины, т.е. исчерпывающего знания о мире, глубоко противоречат диалектическому методу Гегеля, суть которого была выражена выше. Нужно было освободить этот метод от сковывающих его "насильственных конструкций" идеалистической системы.

Острая критика гегелевского идеализма содержится в философских трудах Л. Фейербаха. В одном из них – "Сущность христианства" – он смело провозгласил "торжество материализма" исходя из того, что природа существует независимо от какого-либо духа и является основой всего существующего, что окружающий человека вещественный и чувственно воспринимаемый мир есть "единственный действительный мир". Высшим продуктом развития природы называется человек, к тому же и как единственное мыслящее существо. Поэтому, считает Фейербах, коренной философский вопрос об отношении бытия и мышления, природы и духа имеет смысл только по отношению к человеку. В человеке они находятся в единстве.

"Единство бытия и мышления истинно и имеет смысл только тогда, когда основанием этого единства берется человек"[3].

Энгельс писал, что "освободительное действие этой книги", в которой были изложены основные положения философии Фейербаха, было огромным. Ясные материалистические идеи его учения действовали "освежающе после долгих лет господства абстрактной и темной гегельянщины"[4]. Однако, критикуя идеализм Гегеля, Фейербах не понял сути и значения его диалектики. Уже поэтому его критика гегелевской философии была во многом поверхностной и малосодержательной.

Материалистические же идеи, которые ясно и живо излагал Фейербах, не были свободны от известной ограниченности, на что через некоторое время после выхода его книги "Сущность христианства" обратили внимание Маркс и Энгельс.

Прежде всего, они отметили, что Фейербах сводил всякий материализм к механистическому, к той его форме, в которой он был выражен в трудах большинства материалистов XVIII в. Поскольку к тому времени более других наук была развита механика, это и послужило причиной того, что к изучению всех явлений, в том числе химических, биологических и даже социальных ("в глазах материалистов XVIII в. человек был машиной так же, как животное в глазах Декарта"), стали применять масштабы механики[5]. Естественно, что такое сведение более сложных явлений к простым, сильно искажало реальную картину мира.

Другая ограниченность материализма XVIII в., на позициях которого стоял Фейербах, заключалась в неспособности понять мир в его непрерывном развитии как сложный и противоречивый процесс, в ходе которого отживают одни явления и появляются новые, как правило более совершенные. Напротив, те или иные вещи и явления действительности рассматривались как изолированные друг от друга и неразвивающиеся. Такой метод познания Маркс и Энгельс вслед за Гегелем называли метафизическим или антидиалектическим. В целом же материализм Фейербаха характеризовался ими как механистический и метафизический. И они стремились преодолеть ту и другую ограниченность его философии.

Кроме того, Маркс и Энгельс указали еще на одну весьма существенную ограниченность философии Фейербаха, а именно – на ее созерцательный характер. Речь идет о непонимании роли практической деятельности людей в познании ими природных и социальных явлений и в развитии общества.

В своих "Тезисах о Фейербахе" Маркс отмечал: "Главный недостаток всего предшествующего материализма – включая и фейербаховский – заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно"[6].

Другим словами, вне поля зрения Фейербаха оказался тот основополагающий факт, что познавательная деятельность людей есть одна из сторон их "чувственной" практической деятельности, в процессе которой они преобразуют действительный мир в соответствии со своими потребностями и интересами.

Вовлекаемые в сферу практической деятельности людей предметы внешнего мира не только созерцаются, но и преобразуются ими. При этом выявляются и познаются различные свойства этих предметов. Тем самым практика выступает как основа познания вещей и явлений действительности. Вне практического отношения к ним они остаются лишь предметом их внешнего созерцания, не более. Это не дает возможность понять их сущность, содержание и значение для человека и общества.

Содержание самой общественной практики обусловливает цели познавательной деятельности людей, которые в конечном счете определяются их практическими потребностями и интересами. Далее, по мнению Маркса, именно в практической деятельности проверяются результаты познавательной деятельности людей, достоверность получаемых ими знаний. Тем самым практика выступает и как критерий истины. В практической деятельности обнаруживается, насколько реально (а не мистически) мыслят люди, т.е. насколько верно их мышление отражает действительное положение вещей. "В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления"[7].

Однако, по Марксу, роль практики в познании природы, общества, человеческого мышления не исчерпывает ее значения. Ведь она составляет основное содержание всех сторон жизни общества: "Общественная жизнь является по существу практической". То, что собой представляет то или иное общество, проявляется в предметно-практической деятельности людей и складывающихся при этом общественных отношениях между ними.

Не поняв познавательного (гносеологического) и социального значения практики как предметно-преобразующей деятельности людей, Фейербах не смог последовательно применить материалистический подход при объяснении общественных явлений. Тем самым его материализм оставался односторонним и незавершенным. Будучи материалистом во взглядах на природу, Фейербах оставался идеалистом во взглядах на общество.

В силу созерцательного, метафизического характера своего материализма Фейербах, как отмечал Маркс, не понял значения практики и как революционно-преобразующей деятельности людей, направленной на изменение существующих условий их общественной жизни. Тем самым им не было до конца понято социальное значение философии, а сама его философия так и осталась на созерцательно-объяснительных позициях.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 21. С. 276.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-с изд. Т. 21. С. 277.
  • [3] Фейербах Л. Избранные философские произведения. Т. 1. С. 199.
  • [4] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 21. С. 281.
  • [5] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 21. С. 286.
  • [6] Там же. С. 1.
  • [7] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 3. С. 1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >