Путешествия в XVI—XIX вв.

В XVI в. начался новый этап в развитии туризма Мальты, когда на острове открывались госпитали легендарного мальтийского рыцарского ордена. В это время Мальта служила лечебным центром для моряков, раненных в многочисленных морских баталиях. Построенный по приказу адмирала Нельсона военный госпиталь, принимал также и русских моряков. А уже во время Первой мировой войны Мальта получила неофициальное название «медсестры Средиземноморья». Это способствовало развитию лечебного туризма на Мальте.[1]

После победы над турками в 1565 г. рыцари посвятили себя дальнейшей застройке и развитию Мальты и Гозо. Последовал расцвет архитектуры и культуры. В это время возникли великолепные постройки. За рыцарями следовали купцы, священники, паломники и нищие. Несмотря на завоевательную суть походов, они имели положительный эффект в создании предпосылок последующих взаимных путешествий между государствами. Этот период считается расцветом Мальты. Богатство и известность рыцарей делали свое дело — вновь развернулась торговля, коренные жители перенимали навыки новых поселенцев и их слуг, непрекращающееся строительство оборонных сооружений постепенно практически искоренило угрозу пиратских набегов, появилась возможность жить вне укрепленных зон. В 1769 г. был основан Мальтийский университет. Именно рыцари принесли на Мальту яркие праздники — Фесты, которые до сих пор являются частью национального колорита, украшением островов. В этот период совершалось множество путешествий с целью посещения других земель.

В результате было освоено множество территорий, проложены новые пути. Территориальная возможность путешествий в это время значительно расширилась благодаря завоеваниям и открытиям земель путешественниками. Характер путешествий изменился, хотя некоторые из мотивов остались прежними. Особую актуальность приобрели паломничество к христианским святыням и путешествия с образовательной целью, сформировавшиеся впоследствии в определенные виды туристских услуг. Примечательно, что в средние века начали закладываться основные элементы инфраструктуры туризма: дороги, постоялые дворы, харчевни, проводники и переводчики.

Вплоть до прихода иоаннитов Мальта управлялась сицилийскими правителями, жила по законам Сицилии и развивалась одновременно с ней. Население архипелага относило себя к сицилийскому народу, отчего не осознавало своей самобытности. В немалой степени тому способствовала эмиграция: страх нападения мусульман заставлял покидать Мальту и спасаться на Сицилии. Несмотря на легкость передвижения, эмигранты встречались с немалыми трудностями, ведь на архипелаге оставались родственники и друзья. Преодолев жизненные перипетии, большинство из тех, кто решился покинуть родину, вскоре возвращались за семьями, поскольку устраивались на новом месте гораздо лучше, чем на Мальте. В пору позднего Средневековья отток населения настолько увеличился, что однажды всем сицилийским мальтийцам был отдан приказ вернуться на острова. Вместе с переселенцами на Мальту попадали рабы; ими становились военнопленные и жертвы пиратских налетов, которые с одобрения мальтийских правителей совершались у берегов Африки. В рыцарские времена некоторые мальтийские интеллигенты уезжали на учебу в Италию, где оставались навсегда. Оказавшись на Мальте, иноземцы не хотели существовать обособленно и всячески стремились к слиянию с местным населением. В свое время примером тому послужили беженцы-греки с Родоса, прибывшие на Мальту вместе с иоаннитами. Более 5 тысяч эмигрантов с семьями обосновались в небольшом городке Биргу, где открыли для себя и единоверцев из Витториозо три приходские церкви. С конца XVI в. греки не нуждались в отдельных церквах. Необходимость в них отпала после того, как главный приход, посвященный Богоматери Дамасской, переместился в Валлетту, и оставшиеся храмы перестали существовать в прежнем качестве.

Сменилось не одно поколение, прежде чем жители архипелага осознали свою уникальность. Щедрость меценатов позволяла многим из них не просто существовать, а богатеть, расширять владения, не жалея средств на новые постройки. Благодаря тому что уже упоминавшийся Жерар де Торн пользовался благосклонностью короля, братство превратилось в мощную военизированную организацию, а госпиталь стал монастырем с собственной церковью, освященной в честь Иоанна Крестителя. Обжившись на новом месте, госпитальеры стали покупать земли в границах и далеко за пределами Иерусалимского королевства. Благодаря иоаннитам, освободившим от арабов богатейшие города Тир и Яффу, королевство получило крупный торговый центр и морской порт в Восточном Средиземноморье.

Однако к концу XVIII в. казна опустела, обеты были нарушены, слава Ордена уменьшалась. Местное население стало выражать недовольство пребыванием рыцарей и налогами, которые те собирали с мальтийцев. За покровительство над Мальтой уже соперничали Англия и Россия, когда в 1798 г. острова занял Наполеон[2].

С постоянным развитием торгового судоходства возрастала и значимость Мальты, особенно на это повлияло открытие Суэцкого канала в 1869 г. Пароходы стали теснить парусные суда — Мальта тут же зарекомендовала себя как важный пункт пополнения запасов угля. Британцы сознательно инициировали волну эмиграции — мальтийцы потянулись в Египет и страны Магриба. Кроме того, Объединенное Королевство приложило много усилий, чтобы разорвать вековые связи с Сицилией — оттуда перестали завозить зерно, все товары стали преимущественно поступать из самой Англии, даже епископы Мальты были отделены от епископата Палермо.

Долгая, наполненная бурными событиями история страны своеобразно повлияла на характер мальтийцев, придав ему консервативность. Изменение жизни на островах происходило медленно и всегда соответствовало исторической обстановке. Островитяне обладали хорошим качеством не отвергать то лучшее, что приносило им соприкосновение с другими цивилизациями. Рядом с ними невероятным образом уживались все завоеватели. В настоящих мальтийцев превратились потомки британских солдат, прибывших на острова в начале XIX в. отнюдь не с дружескими намерениями.

Этот период истории наиболее интересен с точки зрения зарождения международного туризма. Именно здесь можно проследить появление и развитие первых форм событийного и оздоровительного туризма, путешествий с образовательными целями, появились зачатки туристской индустрии, сервиса и инфраструктуры. В эту эпоху наиболее ярко проявляется уникальность индустрии туризма Мальты, так как история туризма с этого момента станет общей для многих стран Европы. Помимо паломничества, в этот период развивается торговля, а также продолжает свое развитие образовательный туризм, строятся и улучшаются дороги и транспортные средства.

  • [1] В 1565 г. Сулейман Великолепный выступил против Мальты, имея в своем распоряжении сильный флот и многочисленную армию, чтобы положить конец власти рыцарского ордена. Орден иоаннитов под предводительством Великого Магистра Жана Паризоде Ла Валлетта снова с успехом защитил южный фланг Европы от нашествия турецкихполчищ. В его честь был впоследствии назван построенный на полуострове Шиберрасгород Валлетта. Приблизительно в это же время, накануне Великой осады, была основана и нынешняя столица острова. Турецкое вторжение приостановило эти действия,однако после победы работы возобновились. Первый камень был торжественно заложен28 марта 1566 г. Город был назван в честь своего основателя — Ла-Валлетта.
  • [2] Французское господство на Мальте длилось всего лишь два года, после чего мальтийцы взбунтовались, позвав на помощь англичан. Так, начиная с 1800 г., британцыиспользовали остров в качестве мощной базы для своего флота более чем 160 лет.21 сентября 1964 г. Мальта объявила о своей независимости, а 13 декабря 1974 г. сталареспубликой. В 1814 г. по Парижскому соглашению Мальта окончательно отошла к Британии «де юре». Остров привлекал англичан, в первую очередь, как военно-морская база.Они построили славящиеся по сей день доки — местное население получило работу.Во время Крымской войны 1854—1856 гг. на остров направлялись раненые, и отсюдаже уходили войска.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >