Духовный подвиг святителя Ермогена - патриарха Московского и Всея Руси.

К моменту поставления на патриаршество митрополиту Ермогену было около 76 лет. Есть предположение, что учителем святого Ермогена был Герман, архиепископ Казанский. Отзывы современников говорят о патриархе Ермогене как человеке выдающегося ума и начитанности.

Будущий патриарх Ермоген стал священником в г. Казани в 1579 г. и в том же году явился свидетелем обретения чудотворной Казанской иконы Богоматери. Пожар 1579 г. уничтожил половину кремля, большую часть Казанского посада. В таком великом бедствии татары-мусульмане, вообще недружелюбно относившиеся к своим недавним победителям, стали обвинять православных, между прочим, и за поклонение иконам. На месте сгоревшего дома стрельца Даниила Онучина 8 июля чудесным образом явилась икона Божией Матери, совершенно не пострадавшая от пожара. Это обстоятельство вызвало у христиан Казани чувство высокого религиозного умиления. Будущий святитель Ермогсн удостоился первым взять в руки чудотворный образ. Благодаря стараниям Ермогена на месте явления Казанской иконы Божией Матери был устроен каменный храм. Св.Ермогсн описал событие явления иконы, составил ей службу, что сразу принесло ему известность. В 1583 г. будущий святитель принял монашество и возглавил Спасо-Преображенский монастырь в Казани, затем с 1589 г. был митрополитом Казанским, проявив себя на этом посту как деятельный иерарх.

Сщмч. Патриарх Ермоген

Начало служения патриарха Ермогена в 1604-1610 гг. С 3 июня 1606 г. начинается служение свт. Ермогена на патриаршем престоле. Свт.Ермогену выпала тяжелая доля разделять бремя правления с царем Василием, который захватил престол, не дожидаясь Земского собора; между ним и народом не существовало той нравственной связи, которая обычно сообщает власти несокрушимую силу. Но при всех своих личных недостатках царь Василий Шуйский был законным царем, поэтому святитель поддерживал его. Тем временем хаос смуты продолжался. Пришла очередь нового самозванца - Лжедмитрия II. К нему примкнули князь Григорий Шаховской и ряд других бояр. Был пущен слух, что Дмитрий не был убит в Москве, а сумел бежать.

В самом начале этих событий, предвидя их великую опасность, патриарх Ермоген стал рассылать по России грамоты, призывавшие не верить в нового самозванца. Мощи подлинного царевича Дмитрия были перенесены в Москву, и от них произошли многие чудеса исцелений и иных знамений. Мать царевича всенародно покаялась в том, что из страха признавала в Лжед- митрии 1 своего сына. После особо строгого поста 20 февраля 1607

г. в Успенском соборе Кремля принес публичное покаяние вызванный сюда из Старицы патриарх Иов. Он покаялся в сокрытии от народа того, что царевич Дмитрий был убит «умыслом Бориса» Годунова, и призвал к покаянию всех. Москвичи плакали и каялись, что присягали Годунову, а затем «расстриге» Гришке Отрепьеву. Оба патриарха Ермоген и Иов разрешили народ от присяги Лжедмитрию I по особой грамоте, текст которой был зачитан принародно.

В августе 1607 г. в сопровождении польских войск, запорожских и донских казаков, множества иного бродячего люда Лжедмитрий II появился в пределах России, а 1 июня 1608 г. вплотную подошел к Москве, и, опираясь на польско-шляхетскую и казацкую вольницу, стал лагерем в Тушино. К Тушинскому вору, как называли тогда этого самозванца, стали перебегать из Москвы многие бояре. Марина Мнишек признала в нем своего законного мужа. В Риме и в Польше знали, что этот Димитрий - авантюрист, и, тем не менее, «поставили» на него. Сохранились тайные инструкции приближенным Лжед- митрия II, исходившие от Римской курии. Суть их была в том, чтобы осторожно, но неуклонно вести дело к подчинению Русской Церкви римскому папе.

Растлевающий дух измены стал распространяться из Тушина. По словам инока Троице-Сергиевой Лавры, Авраамия Палицына, разорение, которое потерпели православные храмы от бесчинствующих изменников, можно было сравнить разве только с разорением языческих капищ князем Владимиром: в храмах затворяли скот, в алтари запускали собак, священнические облачения шли на самое низкое употребление. Монахов и священников предавали смерти.

23 сентября 1608 г. один из отрядов Тушинского вора, представлявший собою смешанное войско из поляков, казаков и русских изменников, численностью почти в 30 000 и под начальством польско-литовского полководца Яна Сапеги, осадил Троице-Сергиев монастырь. Между тем в Москве, лишенной подвоза хлеба, начался голод. Пользуясь стесненным положением жителей, торговцы хлебом повысили цены до необычайных размеров. Патриарх Ермоген приказал вывезти на рынок троицкий хлеб, находившийся в Москве в амбарах Богоявленского монастыря, и продавать его по умеренным ценам. В таких условиях царь Василий Шуйский решил обратиться за военной помощью к шведскому королю Карлу IV. Патриарх Ермоген был против призыва в русские пределы шведских войск, уговаривая защищаться народными силами; но союз со шведами все-таки был заключен и впоследствии послужил одним из главных поводов вторжения польского короля Сигизмунда в Русскую землю. Голод и письма тушинцев, призывавших москвичей к свержению Шуйского, начали возбуждать в Москве волнения среди нижних слоев населения. Одно время положение Шуйского стало улучшаться. Племянник царя Михаил Скопин-Шуйский с помощью шведских наемных войск очищал от воровских шаек северные области государства. В 1610 г. им была снята осада Троицкой обители. Тушинский вор, оставленный польскими и литовскими сторонниками, бежал в Калугу. Общее благоприятное положение дел омрачилось выступлением против Москвы нового врага, польского короля Сигизмунда III, осадившего Смоленск. Но русские люди надеялись, что их любимец, молодой, талантливый воевода Михаил Скопин-Шуйский справится с поляками. Неожиданная и загадочная смерть народного героя в Москве[1], а также полное поражение русских войск, пытавшихся освободить Смоленск, уничтожили все надежды - Москве грозила новая опасность: с одной стороны приближалось польское войско, а с другой стороны опять появился Лжедмитрий И.

Патриарх Ермоген во главе русского государства. 17 июля 1610 года в Москве поднялся открытый бунт против «несчастного» царя Василия, который был низложен, несмотря на увещевания патриарха и насильно отправлен в монастырь. После низложения царя патриарх Ермоген становится «начальным человеком» всей Русской земли.

Патриарх предвидел, что с падением царя Василия смута только усилится. Так это и случилось. Временное московское правительство во главе с «семибоярщиной» принуждено было делать выбор между требованиями короля Сигизмунда и требованиями Тушинского вора. Решили избрать на Московский престол сына Сигизмунда, польского королевича Владислава. Патриарх Ермоген сильно противился этому избранию, настаивая, чтобы, если уж нельзя возвратить престол Василию Шуйскому, избран был православный царь из русских; он указывал и желательных лиц - князя Василия Васильевича Голицына или же четырнадцатилетнего Михаила Фео- доровича Романова, сына Ростовского митрополита Филарета Никитича. Но знатное боярство, пользуясь властью, призвало к Москве польского гетмана Жолкевского, стоявшего с войском в Можайске. Приблизившись к Москве, Жолксвский начал переговоры с боярами об избрании Владислава в цари. После долгих переговоров был заключен договор, в котором утверждалось, что Православная вера в России остается неприкосновенною, народу было объявлено, что Владислав примет Православие. После этого Жолкевский прогнал Вора от Москвы, который обосновался в Калуге. Бояре, опасаясь в Москве бунта в пользу Вора, впустили Жолкевского с польским войском в столицу. Патриарх Ермоген всеми силами противодействовал этому решению, однако, вынужден был уступить. Договор об избрании Владислава был отправлен на утверждение Сигизмунда с «великим посольством», во главе которого стояли митрополит Ростовский Филарет и князь Василий Васильевич Голицын. Послам дан был наказ просить у Сигизмунда сына на царство с тем непременным условием, чтобы королевич крестился в Смоленске и прибыл в Москву уже православным.

«Великое посольство», явившееся под Смоленск, ничего не достигло: выяснилось, что Сигизмунд не согласен на принятие королевичем Православия, более того - он сам желает стать царем Московским, не изменяя при этом католицизму. У московских бояр это пожелание Сигизмунда встретило поддержку: в ноябре 1610 г. к патриарху Ермогену пришли бояре Салтыков и Андронов и стали заставлять Святителя подписать грамоты о том, что русские люди вполне отдаются в волю короля, и послать их Сигизмунду и митрополиту Филарету. Однако патриарх отказался и на следующий день, несмотря на противодействие поляков, собрал в Успенском соборе представителей московского посадского мира, которых убеждал не присягать польскому королю, обличал изменников, указывая на необходимость защиты Православной веры и прося об этом сообщать в города. Согласно увещанию патриарха, москвичи постановили, что им королю «крест не целовать». Грамоту все же повезли под Смоленск, где находилось уже давно русское посольство с митрополитом Филаретом. Но, не увидев под грамотой подписи патриарха, это посольство признало ее незаконной. Так,решающим фактором, выведшим страну из хаоса смуты, стало то, что патриарх Ермоген не подписал грамоты о капитуляции России.

Подвиг мученичества патриарха Ермогена за Веру и Отечество. Патриарх Ермоген становится во главе движения, поднявшегося на защиту Православной Церкви и национальной независимости отечества. Но с вооруженным врагом нельзя было бороться одним только словом. Нужно было применять оружие. Свт.Ермоген обращается к русскому народу, рассылая по городам грамоты, в которых разрешает народ от присяги Владиславу и просит идти по зимнему пути к Москве на «литовских людей». Грамоты, посланные святым Ермогеном в Переяславль Рязанский, Муром, Нижний Новгород и другие города, упали на подготовленную почву и произвели необычайно сильное впечатление. Города пересылают друг другу послания, в которых звучит призыв стоять «за Православную христианскую веру и за святые Божии церкви и за Московское государство». Проснулись великие и несокрушимые силы народные - любовь к Церкви Православной и родной земле.

В начале 1611 г. ополчения из разных городов под предводительством рязанского воеводы Прокопия Ляпунова стали стягиваться к Москве. Сила народного пробуждения была настолько велика, что покорила и тушинское казачество. От поляков, конечно, не могло укрыться ни само движение, ни значение в нем патриарха Ермогена. Святителя окружили стражей и перестали допускать к нему народ, приходивший за советом и благословением. От него удалены были слуги; имущество его разграбили. Скоро патриарха подвергли «тесному» заключению. 19 марта 1611 г. в Москве началось восстание против поляков. В ответ поляки дотла выжгли Москву, кроме Кремля и Китай-города, где укрылись сами. Патриарха Ермогена посадили в заточение в Кирилловском подворье, приставив стражу из 50 стрельцов. В то время, как священно- мученик Гермоген находился в темнице, польская окуппационная администрация и часть московских бояр, служивших ей, вернули находившегося в заключении в Чудовом монастыре патриарха Игнатия на престол. Однако большая часть русских иерархов и мирян нс признали легитимность второго патриаршества Игнатия. На второй день Пасхи к Москве приблизилось стотысячное русское ополчение и начало осаду Кремля и Китай-города, где находились поляки и московское боярство, служившее Сигиз- мунду. Ополчение, собравшееся под Москвой, готовилось отстаивать Церковь Православную и землю русскую. Но оно, к великой скорби святого патриарха Ермогена, не выполнило своей задачи. Между земщиной и казачеством начались сильные разногласия, закончившиеся убийством вождя земского ополчения Прокопия Ляпунова (22 июня 1611 г.). Казалось, для Русского государства настали последние дни. Поляки взяли Смоленск, шведы - Новгород, в Пскове появился третий самозванец; от Москвы уцелели лишь находившиеся в руках поляков Кремль и Китай-город.

Чтобы предупредить возникновение новой самозванщины, свт. Ермоген в августе 1611 г. отправил из своего заточения в Нижний Новгород грамоту, написанную с необычайной поспешностью: «Пишите в Казань к митрополиту Ефрему: пусть пошлет в полки к боярам и к казацкому войску учительную грамоту, чтобы они стояли крепко за веру и не принимали Маринкина сына на царствоя не благословляю. Да и в Вологду пишите к властям о том, и к Рязанскому владыке: пусть пошлет в полки учительную грамоту к боярам, чтобы унимали грабеж, сохраняли братство и как обещались положить души свои за Дом Пречистой, так же и совершили. Да и во все города пишите, что сына Маринки отнюдь не надо на царство; везде говорить моим именем».

Иринарховский крестный ход по Ярославской земле - восстановление исторической памяти и традиции

Эта последняя грамота святителя-мученика сослужила великую службу многострадальной Русской земле: под ее сильным влиянием создалось новое нижегородское ополчение под предводительством князя Дмитрия Пожарского и старосты Козьмы Минина', освободившее Родину и умиротворившее ее. Но святой патриарх Ермоген не дожил до этого светлого дня победы ополчения. Когда слух о движении нижегородцев достиг Москвы, бояре потребовали, чтобы патриарх послал в Нижний Новгород грамоты с запрещением ратным людям идти под Москву, а «злые и немилостивые приставники изменничьи <...> начали морить великого узника <...> голодом». Они, как свидетельствует житие, «бросали в темницу страдальцу Христову нечеловеческую пищу — на неделю сноп овса и мало воды». 17 февраля 1612 г. святой патриарх Ермоген скончался от голода. [2]

  • [1] Князь Михаил Скопин-Шуйский скоропостижно скончался после званного обедав одном из боярских домов в Москве.
  • [2] На князя Дмитрия в канун его выступления на Москву в Ярославле было совершено покушение, которое заставляло князя медлить с выступлением. В этотмомент в благополучном исходе второго ополчения сыграла решающую роль ещеодна личность - преподобный Иринарх Ростовский. Из 38 лет монашеской жизни30 лет этот святой провел в затворе. Преподобный укрепил дух князя, передавДмитрию записку из Борисоглебского монастыря: «Не медли князь, иди на Москвуи узришь славу Божию», а затем благословил его вместе с Козьмой Мининым навыступление в Москву. С 1997 г. в Ярославской области игуменом Борисоглебскогомонастыря Иоанном (Титовым) возрождена традиция крестных ходов в честь при.Иринарха Ростовского, которые проходят обычно в 20-е числа июля ежегодно. Иринарховский крестный ход собирает до 2000 участников (см. фото).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >