Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

Декарт и его последователи

Философия Нового времени, провозгласившая господство разума в философии и правил в искусстве, начинается с Р. Декарта (1596–1650). Декарта поражает то, что философия так долго прозябала в беспомощности вследствие пренебрежения математическим методом мышления. Он решает со своей стороны не признавать никакую идею истинной, если она не представляется уму с такой же бесспорной очевидностью, какую ум находит в непосредственно испытываемых им самим чувствах, или если идея не может быть выведена из аксиом и основных положений путем строгого логического рассуждения.

Хотя Декарт пытается дать определение красоты, пишет трактат о музыке и неоднократно отмечает величие или благозвучие того или иного литературного стиля, интересные эстетические высказывания в его произведениях встречаются редко, играют вспомогательную роль в системе его рационалистической философии.

Рассуждения Декарта об искусстве не представляют собой крупного вклада в эстетику. В своем "Рассуждении о методе" он говорит о несравненной силе и красоте красноречия и восхитительной прелести и сладости поэзии. Затем, подобно Бэкону, Декарт неожиданно пробуждается от своего состояния мечтательного очарования и отправляется "с большим почтением и вниманием" во дворец математической науки и новой философии, которая должна быть основана на математической ясности и четкости. Иногда Декарт довольно неожиданно говорит, "что подлинно значительные мысли встречаются скорее в сочинениях поэтов, чем философов". И происходит это потому, что поэты пишут "в состоянии экстаза и с помощью воображения". Однако, как бы охотно Декарт не признавал иногда сладость и зажигательную силу искусства, он постоянно и в гораздо большей степени восхищается логично обоснованными научными выводами.

В области критики и художественного творчества требование подчинения процесса создания художественного произведения ясным и недвусмысленным правилам находит свое отражение в произведениях Корнеля (1609–1684) – первой жертвы идеала строгих правил среди драматургов. В трех критических предисловиях – "О функциях и частях драматической поэмы", "О трагедии" и "О трех единствах" – Корнель задается целью показать, что надлежащая форма, изящество и порядок могут быть введены в театре только путем строгого соблюдения правил, которые он считает "аристотелевскими".

Выработка научного метода в искусстве со ссылками на авторитет Аристотеля продолжается в Италии в течение более чем столетия. Однако французские критики пошли дальше итальянских в холодной ясности мысли, четкости анализа и понимания значения методики.

Имеется очевидная тесная связь между идеалом ясного и четкого мышления у Декарта и идеалом порядка, законченности и связности в искусстве у таких писателей, как Корнель, Расин и Буало. Несомненно, что развитие философии идет в этот период параллельно развитию неоклассицизма в искусстве. Но если философы в основном выступают против аристотелевского влияния, искусство черпает во влиянии греческой философии свое новое вдохновение. Излюбленными греческими философами для представителей искусства оказывается, однако, не Аристотель или Платон, а Демокрит. Художники, занимающиеся одновременно – по обычаю того времени – и серьезной художественной критикой, подходят к политике, психологии, оптике, физике, к общему методу и метафизике с позиций разума. В этом отношении они близки по духу Копернику и Галилею, Кеплеру и Ньютону. В целом следует признать, что французские драматурги и критики создали новую рационалистическую школу в философии искусства своего века и своей страны и сделали это без помощи философии, лишь при снисходительном отношении с ее стороны. Занятые вопросами научно-познавательного характера и новым математическим методом, философы нс следят систематически за изменениями, происходящими в литературном и художественном мире. Положение философии того времени можно сравнить с положением женщины, которая, желая снискать расположение своего возлюбленного, порочит свою соперницу; так и философия, казалось, добивается расположения математики пренебрежительными отзывами о поэзии и фантазии. Великие философы того периода – Декарт, Спиноза, Лейбниц, Бэкон, Локк и Паскаль – были людьми, обладавшими здравым смыслом и практическими интересами, однако их высоко дисциплинированный ум всегда был слишком насторожен против соблазна легкомысленных увлечений и причудливых образов и фантазий искусства.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы