Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

Возвышенное

Категория возвышенного вошла в эстетику довольно поздно, но быстро утвердилась в ней и стала иногда даже претендовать на вытеснение категории прекрасного в качестве центрального понятия эстетики. Возвышенное, как и другие категории эстетики, характеризует отношение субъекта к объекту, являющееся, как правило, неутилитарным и носящим созерцательный характер. В результате восприятия возвышенного субъект испытывает сложное чувство восхищения, восторга, благоговения и одновременно страха, ужаса, священного трепета перед объектом, превосходящим возможности его восприятия и понимания. При этом нередко субъект переживает свою глубинную сопричастность самому "высокому" объекту или тем духовным силам, которые стоят за ним. Вместе с тем субъект ощущает отсутствие угрозы реальной опасности для себя, т.е. свою внутреннюю свободу и духовное равноправие в системе взаимодействия несоизмеримых величин, где он предстает бесконечно малой величиной. Основными источниками возвышенного выступают величественные явления природы, всемирно-исторические перевороты, одухотворенная деятельность человека в переломные моменты общественного развития и его личной жизни. Возвышенное представляет собой нечто исключительное, совершенно непохожее на повседневные явления и прерывающее обыденное ее течение. Оно вызывает у субъекта чувство восторга, но к восторгу может примешиваться и чувство тревоги, даже страха. В то же время возвышенное предполагает преодоление негативных эстетических эмоций и утверждение силы и могущества человека, быть может только мнимых.

В зависимости от характера объекта (масштабность, положительность, грозность, неосвоенность) и соответственно вызываемого им эстетического чувства различают две разновидности возвышенного: пафосно-величественную, приподнимающую человека, его достоинство, и грозноустрашающую, подавляющую человека. В античной эстетике возвышенное и близкие к нему категории рассматривались только в связи с риторическими стилями. Так, например, в трактате "О возвышенном", написанном латинским автором, назвавшемся Псевдо-Лонгином, эта категория рассматривалась преимущественно в связи с риторическими приемами. В средневековой эстетике проблема возвышенного не ставилась на теоретическом уровне, но дух возвышенного пронизывал все основные составляющие средневековой культуры. Бог представал в качестве объекта духовного созерцания, вызывающего у верующего противоречивое переживание возвышенного (ужаса и восторга, трепета и неописуемой радости). Эстетическое сознание подспудно направлялось феноменом возвышенного. В эстетике на первом плане стояли категории "образ", "икона", "символ", "знак", выполняющие прежде всего духовно-возвышающую функцию – функцию водительства к богу.

Под знаком возвышенного, сопряженного с причудливым, находилась художественная культура и эстетика барокко. Во Франции начала XVIII в. возвышенное понималось как высшая ступень красоты и означало величие и изысканность.

М. Мендельсон понимал возвышенное как явление, вызывающее в созерцающем его субъекте восторг, восхищение, "сладкий трепет" и тем самым приводящее его к постижению внезапно открывшегося совершенства. В искусстве Мендельсон различал два вида возвышенного: восхищение изображенным предметом и восхищение самим изображением предмета, даже достаточно заурядного. С возвышенным первого рода связывалось понятие наивного в искусстве, которое определялось как безыскусное выражение идеи или изображение предметов, достойных восхищения. Непосредственность и наивность изображения только усиливают величие изображенного предмета.

Первая фундаментальная работа, посвященная проблеме возвышенного ("Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного", 1757), принадлежит английскому философу Э. Берку. Вслед за Дж. Локком, он считал, что наши суждения о красоте основаны на опыте. В основе чувственного опыта лежат два вида аффектов: аффекты, связанные с общением, и аффекты, связанные с самосохранением (страх, ужас, изумление, восторг). Как раз последние и порождают чувство возвышенного. Берк сопоставлял возвышенное с прекрасным. Прекрасное основано на чувстве удовольствия, возвышенное – на чувстве неудовольствия. Берк стремился выявить контраст прекрасного и возвышенного, доказывая, что и безобразное вполне совместимо с идеей возвышенного. Дальнейший шаг в исследовании возвышенного сделал И. Кант. Сопоставляя прекрасное и возвышенное, он отмстил, что если прекрасное доставляет наслаждение само по себе, то возвышенное доставляет удовольствие, только будучи осмыслено с помощью разума. Бурный океан не является возвышенным сам по себе, однако душа человека должна быть исполнена глубокого раздумья, чтобы, созерцая такой океан, проникнуться чувством возвышенного. Поскольку воздействие возвышенного проявляется не непосредственно, а преломляется через разум, то в отличие от прекрасного, которое в природе обнаруживается только в предметах, отличающихся совершенством формы, чувство возвышенного может порождаться и предметами бесформенными, хаотичными. Если понятие прекрасного в природе связано прежде всего с формой предмета, его упорядоченной ограниченностью, т.е. касается его качества, то чувство возвышенного возбуждается, как правило, предметами бесформенными, безграничными, несоизмеримыми с человеком, т.е. главный акцент переносится на количество. И то и другое доставляет удовольствие субъекту, но различное по характеру: удовольствие от возвышенного – это особое антиномическое удовольствие- неудовольствие, "негативное удовольствие". Возвышенное нравится "в силу своего противодействия интересу (внешних) чувств", а прекрасное нравится "без всякого интереса". Возвышенное понимается как предмет природы, представление о котором побуждает душу думать о неспособности природы изображать идеи. Чувство возвышенного основывается, таким образом, на определенной негативности. Объект, вызывающий чувство возвышенного, по форме может казаться нашей способности суждения нецелесообразным, несоразмерным с нашей способностью воображения, как бы насильственно навязанным воображению. Возвышенное связано прежде всего с субъектом. Основание для прекрасного в природе мы должны искать вне нас, для возвышенного же – только в нас и в нашем образе мыслей, который вносит возвышенное в представление о природе. Кант различал два вида возвышенного: математически возвышенное и динамически возвышенное. Первый вид связан с идеей величины объекта, увлекающей человеческое воображение в бесконечность. Второй – с угрожающими силами природы, когда человек созерцает их из безопасного места, ощущает увеличение своей душевной силы в процессе созерцания и получает удовольствие от сознания в себе потенциальной способности сопротивления им.

Категорию возвышенного подробно рассматривал А. Шопенгауэр. Он предлагал представить себе бурное волнение в природе, полумрак от грозовых туч, огромные нависшие скалы, которые, теснясь, закрывают горизонт, пустынную местность, стоны несущегося по ущельям ветра. Перед нами отчетливо проступает наша зависимость, наша борьба с враждебной природой, наша сломленная воля. Но до тех пор, пока верх не возьмет ощущение личной опасности и мы пребываем в эстетическом созерцании, сквозь этот образ сломленной воли проглядывает чистый субъект познания, спокойно и невозмутимо познающий идеи тех явлений, которые грозны и страшны для воли. В этом контрасте и заключается чувство возвышенного. Или, к примеру, когда мы погружаемся в размышление о бесконечности мира в пространстве и времени, когда думаем о прошедших и будущих тысячелетиях или когда в ночном небе нам предстают бесчисленные миры и неизмеримость мира пронизывает паше сознание, мы чувствуем себя ничтожно малыми, призрачными, затерянными, словно капля в океане. Одновременно против этого призрака нашего ничтожества восстает непосредственное сознание того, что все эти миры существуют непосредственно в нашем представлении, что мы способны осознавать свое ничтожество, что подавляющая нас бесконечность заключена в нас самих. Это возвышение нашего духа над ничтожеством нашей собственной индивидуальности и пробуждает чувство возвышенного.

В прошлом веке Ж. Лиотар трактовал возвышенное как событие неожиданного перехода, конфликта между двумя типами дискурса, не имеющими общих правил организации или суждения, несоизмеримыми в одной плоскости рассмотрения. Возвышенное – выражение и переживание этого конфликта, свидетельство "невыговариваемости", абсолютного молчания.

Во второй половине прошлого века интерес к понятию возвышенного возрастает. Во многом этом связано с общественной борьбой, прежде всего борьбой за предупреждение экологических и ядерных катастроф.

Противоположностью возвышенного является низменное, которое тоже можно отнести к категориям эстетики. Низменное характеризует природные и социальные предметы и явления, имеющие отрицательную ценность и таящие в себе несомненную угрозу. Низменное – сфера несвободы человека, крайняя степень безобразного и ужасного. Отражение низменного в искусстве осуществляется через создание образа зла.

Впервые понятие "низменное" употребил Аристотель, рассматривая эстетические свойства действительности, которым подражает искусство. В искусстве низменное предстает как в сказочных, мифологических, так и в реальных образах, олицетворяющих отрицательные природные и общественные силы (Медуза Горгона, дракон, Баба Яга, Плюшкин, Гобсек и т.п.). Широки возможности для отражения низменного у изобразительного искусства. Музыка сравнительно поздно, лишь в XIX в. начала овладевать способностью рисовать образ зла – безобразного и низменного. Ранее она передавала этот образ опосредствованно (Моцарт, Бетховен). Особые свойства музыки и скульптуры передавать низменное открылись в XX в. (Д. Шостакович, М. Шемякин).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы