Введение

Вопрос противодействия исламистскому терроризму продолжает оставаться самой обсуждаемой проблемой для глав правительств Европы и Азии как на местном, так и на международном уровнях. Статистика подтверждает, что уровень террористической опасности в последние годы значительно возрос. В 2013 г. был отмечен своеобразный рекорд по количеству акций, проведенных террористами, — 9814 теракта в 87 странах, погибло 17958 человек. С 2000 по 2014 г. число терактов выросло более чем в 5 раз. Наибольшее число погибших от рук террористов зафиксировано в Ираке, Афганистане, Пакистане, Нигерии и Сирии.

В 2014 г. возникла организация «Исламское государство Ирака и Леванта» деятельность которой охватывала значительную часть территории Ирака и Сирии. По некоторым данным, в его рядах воюют примерно 11-12 тыс. иностранных граждан, из которых 3 тыс. — представители европейских государств, в частности, Франции, Великобритании и Бельгии[1] [2].

Продолжающиеся конфликты в Афганистане, Ираке и Сирии, рост радикальных исламистских настроений в странах Западной Европы вновь заставляют обратиться к тщательному исследованию причин террористической активности. Исламистский терроризм обрел второе дыхание.

Так называемое Исламское государство (ИГ), известное ранее как «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), 29 июня 2014 г. провозгласило себя «халифатом»[3]. Это террористическое квазиго- сударственное образование стало одной из главных угроз цивилизованному миру.

Дестабилизация региона Ближнего и Среднего Востока представляет собой настолько серьёзную опасность, что Москва приняла решение о прямом военном вмешательстве в ситуацию. Выступая на заседании Совета коллективной безопасности Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Душанбе 15 сентября 2015 г., президент РФ Владимир Путин подчеркнул, что «элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы». «В рядах ИГИЛ проходят идеологическую обработку и военную подготовку боевики из многих стран мира, включая, к сожалению, и европейские страны, и Российскую Федерацию, и многие бывшие республики Советского Союза, — указал он. — И, конечно, нас беспокоит их возможный возврат на наши территории... Мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь и призываем присоединиться к нам другие страны»[4].

В своей речи на 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке 28 сентября того же года он призвал отказаться от амбиций и руководствоваться «общими ценностями и общими интересами на основе международного права», «создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию» для борьбы с теми, кто своими действиями оскорбляет «величайшую мировую религию — ислам». По его мнению, международному сообществу по силам «выработать всеобъемлющую стратегию политической стабилизации и социально-экономического восстановления Ближнего Востока». С этой целью, считает он, необходимо оказать помощь в восстановлении государственных структур в Ливии, поддержать Ирак, «оказать всестороннюю помощь законному правительству Сирии»[5].

30 сентября 2015 г. российские Воздушно-космические силы (ВКС) начали осуществлять военную операцию, нанося точечные удары по наземным целям ИГ на территории Сирии[6].

Самые опасные черты в деятельности ИГ перечислил известный востоковед-арабист академик Е. Примаков[7]. По его мнению, эта группировка, которой на первых порах удалось добиться значительных успехов на военном фронте, стала «магнитом, притягивающим к себе целый ряд экстремистских исламских организаций» и «превращается в глобальный центр непримиримых исламских радикалов». Их численность «быстро увеличивается, в том числе за счет присоединения к ним исламских “джихадистов” из стран Ближнего Востока, Северной Африки, Европы, Америки и Австралии». К ней «примкнули многие боевики из “Сирийской свободной армии” и “Джабхат ан-Нусра”, связанной с “Аль-Каидой”». ИГ поставила под свой контроль нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий район Мосула (Иракский Курдистан) и стала, таким образом, финансово самообеспечиваемой. Она продаёт захваченную нефть теневым торговцам из Турции, Иордании, Сирии и других соседних государств.

Академик Е. Примаков считает, что идеологической платформой ИГ стало создание халифата на всех территориях с мусульманским населением, где она обрела немало сторонников. Правда, ряд арабских стран заявил о «готовности противодействовать» ИГ. А это свидетельствует о продолжении давно начавшегося раскола в исламском мире.

Далее — в своей книге «Россия. Надежды и тревоги» — Е. Примаков предупреждает: ИГ, укрепившись на захваченных позициях в регионе Ближнего и Среднего Востока, «представляет опасность и для стран Центральной Азии, да и для России, где, к сожалению, всё ещё существуют лица, ратующие за создание халифата на территориях, населенных мусульманами». Поэтому появляется насущная необходимость, несмотря на разногласия по ряду вопросов с политикой США и их союзников, искать и находить точки соприкосновения «со всеми силами, выступающими против ИГ» [Примаков, 2015. С. 215].

Призывая к сотрудничеству в борьбе против терроризма, Е. Примаков замечает, что сложившаяся обстановка «во многом стала результатом политики США, совершивших интервенцию в Ирак, да и итогом той политики, которую проводили американские оккупационные власти». Вторжение американской армии в Ирак породило хаос, вызвав, в том числе, жестокие столкновения между шиитами и суннитами — представителями двух главных направлений в исламе.

Социально-политическая ситуация в Ираке не отличалась стабильностью ещё при казнённом впоследствии президенте этой страны Саддаме Хусейне, представлявшего, главным образом, суннитское меньшинство. Конечно, столкновения между суннитами и шиитами происходили и до вмешательства США и оккупации ими Ирака. Но тогда эти конфликты не отражали религиозных противоречий в иракском обществе. После вторжения в эту страну США сделали ставку на поддержку шиитов, вытесняя суннитов — сторонников С. Хусейна — из властных структур. Именно тогда центр тяжести застарелого суннитско-шиитского конфликта переместился в область религиозных противоречий. Отстранив от власти суннитов в пользу шиитов, США способствовали зарождению и укреплению организаций тех самых суннитских радикалов-террористов, которые впоследствии заняли непримиримую антиамериканскую позицию.

Вашингтон решает свои сиюминутные задачи, противоречащие курсу других стран, и не задумывается о завтрашнем дне. С каждым днём становится яснее та негативная роль, которую сыграла поддержка Соединёнными Штатами сил, ведущих вооруженную борьбу с целью свержения существующего в Сирии режима. Американцы так и не извлекли уроков из событий в Афганистане, где они в своё время всячески поддерживали боевиков «Аль-Каиды», сражавшихся против Советской армии [Примаков, 2015. С. 212-213].

Последствия известны: советские войска покинули Афганистан в феврале 1989 г., а сторонники «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном начали «священную войну» против «крестоносцев» во главе с США. Бен Ладена американцы выследили и вроде бы уничтожили, но война в Афганистане продолжается, количество американских войск увеличивается, а параллельно множится число противников США. И не только в исламском мире...

В предлагаемом читателям учебном пособии предпринята попытка разобраться в сложных переплетениях событий в мире ислама и их отражении в судьбах народов Востока.

  • [1] Запрещена в России решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 г.
  • [2] Веселовский С. Второй фронт исламистского терроризма // Российский совет по международным делам (РСМД). 23.01.2015. Режим доступа.URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/vtoroy-front-islamistskogo-terrorizma/ (Дата обращения 13.11.2017).
  • [3] СМИ: «Исламское государство Ирак и Леванта» создает «Исламскийхалифат» // ИТАР-ТАСС, 29.06.2014. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/1287124 (Дата обращения 10.03.2016). Халифат (араб, «замещение,наследование»): 1) феодальное арабо-мусульманское государство, созданное пророком Мухаммадом и после его смерти возглавлявшееся халифами(«заместителями» пророка); 2) система исламского теократического государства.
  • [4] Саммит ОДКБ // Официальный сайт президента РФ В. В. Путина,15.09.2015. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/50291 (Дата обращения 16.09.2015).
  • [5] 70-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН // Официальный сайт президента РФ В. В. Путина, 28.09.2015 // URL: http://kremlin.ru/events/president/news/50385 (Дата обращения 28.09.2015).
  • [6] Российские самолеты приступили к нанесению ударов по ИГ в Сирии //РИА «Новости», 30.09.2015. URL: http://ria.ru/arab_sy/20150930/1293769495.html (Дата обращения 30.09.2015).
  • [7] Примаков Е. «Исламское государство» — реальная опасность // СайтРоссия в глобальной политике, 24.09.2014. URL: http://www.globalaflFairs.ru/global-processes/Islamskoe-gosudarstvo---realnaya-opasnost-17004, (Дата обращения 16.02.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >