Номинализм и реализм в понимании истории искусства

Мнение, что возможна только повествовательная история искусства, не проводящая различий между стилями искусства разных исторических эпох и стилями в рамках отдельных эпох, является типичным номинализмом в истории искусства. Существует, будто бы, только творчество отдельных художников и, быть может, достаточно узких школ в искусстве, вроде импрессионизма, но нет никаких общностей, подобных "стилю средневекового искусства", "барокко" или "реализму".

Подобное представление об истории искусства как едином, непрерывном потоке, не расчленяющемся ни на какие этапы, до сих пор распространено среди искусствоведов, занимающихся обычно очень узкими периодами истории искусства.

"Почтенные стилевые понятия XVIII–XIX вв., – пишет, например, искусствовед А. Якимович, – не вполне обязательны для ученого, который занят делом, а не общими теоретическими мечтаниями. Нет “стиля эпохи”. Слова “ренессанс” или “барокко” суть условные общие обозначения для некоторых аспектов некоторых произведений некоторых художников, и не более того. На самом деле жизнь искусства и порождения этой жизни всегда многостильны и многоязычны. Произведение классического искусства по своей сути полифонично. Общие термины вредны и опасны. Несомненно реальны только частные факты. Вещи важны, конкретные факты и достоверные данности, а нс умные общие слова по поводу вещей и данностей. Рубенс понятия не имел о том, что он писал свои картины в стиле барокко, и не понял бы нас, если бы мы умудрились сказать ему это. Понятия существуют в нашем сознании, они суть абстракции, но мы ведь хорошо знаем о том, как часто оказываются обманчивыми всякого рода категории ума. Мало ли что может почудиться человеку, мало ли какие диковины и нелепости мерещатся самым что ни на есть умным и ученым людям"[1].

Стили в искусстве являются теми общими понятиями, введение которых представляется с такой точки зрения несомненной уступкой реализму – идее существования объектов, соответствующих общим понятиям. В истории искусства есть нс только факты и конкретные "данности", т.е. единичные объекты, но и общие сущности, и без последних история искусства становится собранием несистематизированных частностей и деталей.

Если от истории искусства перейти к общей истории, то, оставаясь на позициях номинализма, следовало бы сказать, что не было ни феодализма, ни капитализма, ни социализма, а существовали только конкретные исторические деятели, жившие во вполне определенное время, были отдельные государства, войны и союзы между ними. Такую позицию можно было бы оправдать, в частности, тем, что, например, феодализм – чрезвычайно сложен, многопланов и "многоязычен", а потому общее понятие феодализма является вредным и опасным. Не менее сложен, а значит, и опасен, и капитализм, так что историку лучше обойтись без этого понятия. Учитывая, что термин "капитализм" вошел в обиход только в начале XX в., можно было бы сослаться на то, что, скажем, А. Смит (ему, как известно, принадлежит одно из первых, глубоких описаний роли "невидимой руки" рынка и свободной конкуренции в капиталистической экономике) понятия не имел, что он живет в капиталистическом обществе. Сходным образом, древние греки не знали о себе главного – а именно того, что они древние греки. Все это могло бы рассматриваться как еще один аргумент против использования как в истории вообще, так и в истории искусства в частности, общих понятий.

  • [1] Якимович А. Генрих Вёльфлин и другие // Вёльфлин Г. Ренессанс и барокко. С. 41–42.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >