Горизонт

Линия горизонта картины, по словам искусствоведа Б. Р. Виппера, – это камертон композиции. Низкий горизонт выделяет фигуру, придает ей мощь, монументальность, величие. Высокий горизонт обычно делает фигуры безличными, пассивными, сливает их с окружением.

Живопись Средних веков явно тяготела к высокому и очень высокому горизонту. При таком горизонте поверхность земли в картине поднимается почти отвесно, что способствует резкому уменьшению иллюзии глубины пространства. Однако в средневековой картине высокий горизонт не заглушает личность и не сливает ее с окружением. В этой картине фигуры заполняют всю плоскость, скрывают реальное окружение. Их ряд обычно находится еще выше горизонта, так что зритель все-таки смотрит на фигуры снизу вверх. Эго сообщает всей композиции мистическое, иррациональное настроение и придает ей определенную таинственность. Эта оппозиция высокого горизонта и еще более высоких фигур очень характерна для живописи Средних веков.

В Новое время такой горизонт с немногими фигурами, подчиненными пейзажу или интерьеру, придает обычно картине уютный, интимный и даже обыденный оттенок ("Святое семейство" Рембрандта), реже – грубоватый ("Даная" Рембрандта). Близки типичной средневековой оппозиции только некоторые картины Эль Греко (например, "Голгофа"), "Тинторетто и Эль Греко оказались, – пишет Х.Ортега-и-Гассет, – на перепутье двух эпох. Отсюда тревога и беспокойство, пронизывающие их творения. Они – последние приверженцы заполненных объемов – уже предчувствуют грядущие проблемы “пустотной” живописи, не решаясь целиком предаться поискам нового"[1].

Живописи Нового времени свойственно широкое варьирование горизонта и даже эксперименты с ним. В Средние века художник почти не пользуется всеми ритмическими и эмоциональными возможностями, скрытыми в выборе горизонта.

Если средневековое изображение представляло собой цельный, своеобразный, внутренне замкнутый мир, то картина Нового времени не случайно сравнивалась с окном в мир, и она действительно стремилась им быть. Средневековое живописное изображение не нуждалось в выделении из окружающего его пространства, оно не требовало рамы. Рама средневекового изображения не означает границы пространства, она есть некий символический знак, так сказать, орнаментальное очертание идеи. Высшей похвалой картины Нового времени в один период считалось, что ее можно спутать с фрагментом реальности. Не удивительно, чтобы этого не произошло, картина стала нуждаться в отграничении от окружающих ее объектов, в раме.

Для живописи Нового времени характерны не только диктуемые прямой перспективой единая точка схода параллельных линий на горизонте и единый масштаб изображения, но также единый источник света.

Иерархия искусств

В частых спорах о том, какое искусство является самым важным – живопись или скульптура, живопись или поэзия, – довод о трудности того или другого играл важную роль. Альберти, например, пользуется этим доводом, чтобы доказать превосходство живописи над поэзией. Гений художника обладает наибольшей ценностью, так как изобразительные средства живописи наиболее сложные.

Таким образом, отделение поэта и художника от роли обычного ремесленника или праздного болтуна и возвышение до равноправного положения с теологом и философом объяснялось главным образом ростом его литературных и технических знаний. Образование поэта и художника должно быть полным и разносторонним.

Однако поэзия, задача которой доставлять людям удовольствие, говорил Кастельветро, должна отличаться от науки, целью которой является истина. Он не соглашается с доктриной Платона, что источником поэзии является ниспосланное богом безумие, ибо поэзия создается не безрассудством гения, а с помощью сознательно выработанного мастерства и упорных занятий наукой.

По мнению Дюрера, художник является столь ценным членом общества, что забота о его образовании должна начинаться уже с раннего детства.

  • [1] Ортега-и-Гассет X. О точке зрения в искусстве // Его же. Эстетика . Философия культуры. С. 193.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >