Политические режимы

Типологии политических режимов

Среди базовых для политической науки понятий важное место занимает понятие "политический режим". Оно появилось, как указал А. Н. Медушевский, "как антитеза формально-правовым определениям государства в классической позитивистской юриспруденции. Эвристический потенциал данного понятия состоит в раскрытии реального механизма власти в противоположность формальному его определению. Актуальность введения этого понятия состоит в раскрытии реального механизма власти в противоположность формальному его определению".

В конце XVIII — начале XIX в. слово "режим", одновременно со словом "конституция", получило широкое распространение в политической науке.

Понятие "конституция" было введено для концептуализации устойчивых характеристик политического устройства, уважение которых было обязательным как для государства, так и для гражданского общества.

Однако, как писал М. Дюверже, "любая конституция рисует не одну, а множество схем правления, построение которых зависит о расстановки сил в данный момент. Различные политические режимы могут... функционировать в одних и тех же конституционных рамках". Нередко наблюдается и диссонанс между конституцией и ее реализацией в политической жизни. Складывающиеся на практике фактические правила, которым следуют акторы, могут существенно менять облик режима. Д. Сартори верно подмечает, что в ряде случаев "материальная" конституция приобретает превосходство над "формальной" конституцией.

Согласно М. Дюверже, анализируя те или иные формы правления, прежде всего необходимо принимать во внимание не конституцию, а практику ее функционирования. Вместе с тем политолог не может игнорировать конституцию при конструировании аналитических моделей так же, как наблюдающий за игрой в футбол или бридж не может не принимать во внимание правила игры. Эти правила образуют фундаментальный аспект стратегии и тактики игроков. Поэтому нужно проводить различия между юридическими и политическими аспектами правления — между формой организации власти, предусмотренной конституцией (конструкция de jure), и фактическими отношениями между ветвями власти (конструкция defacto).

Соответственно, потребовалось каким-то образом обозначить комплекс переменных параметров политического устройства, которые не только можно, но и должно периодически менять. Это и было сделано с помощью понятия "политический режим".

Существует множество дефиниций этого понятия. Для определения его сущности принято обращать внимание на следующие индикаторы:

  • - процедуры и способы формирования институтов власти;
  • - стиль принятия политических решений;
  • - взаимосвязь власти и граждан.

Традиционно понятие "политический режим" используется для обозначения совокупности приемов и методов осуществления власти. В рамках этого подхода одним из признанных определение является то, которое дал М. Дюверже: политический режим — это "определенное сочетание системы партий, способа голосования, одного или нескольких типов принятия решений, одной или нескольких структур групп давления". Позднее американские политологи Г. О'Донелл и Ф. Шмиттер предложили другую дефиницию: "Политический режим это вся совокупность явных и неявных моделей, определяющих формы и каналы доступа к важнейшим управленческим позициям, характеристика субъектов, имеющих такой доступ или лишенных его, а также доступные субъектам стратегии борьбы за него".

Достоинство последнего определения в том, что оно максимально широкое, т.е. носит "зонтичный" характер и под него могут быть подведены все исследуемые случаи. Кроме того, оно легко операционализируется при построении классификаций политических режимов, что является главным способом их изучения. Однако такой "инструментальный" подход не указывает на то, кто и как использует эти методы. Предполагается, что это лидер или правящая группа. Кроме того, приведенные выше признаки являются постоянными индикаторами, дающими возможность легко различать консолидированные автократии или демократии, однако они не совсем подходят для определения переходных режимов.

Альтернативный взгляд на определение сущности политического режима можно найти у представителей неоинституционального подхода. Здесь политический режим определяется как совокупность формальных и неформальных правил, которые требуют, разрешают или запрещают конкретные действия. Они характеризуют тех, кто находится у власти (владеет правом принятия решений), а также отношения в центре политической власти (горизонтальные отношения между ветвями власти) и между властью и остальной частью общества (вертикальные отношения). При этом властные отношения ограничиваются посредством характера разделения властей, а признание правил всеми главными политическими игроками является условием консолидации режима.

В рамках теории рационального выбора акцент делается на то, что политика это форма игры — соперничества и понятия "политический режим" и "политическая игра" часто употребляются как тождественные. Но между ними есть и существенное различие. Политическую игру ведут "максимизаторы собственной выгоды", тогда как разговор о политическом режиме предполагает акцентирование установленного сочетания правил приемлемого социального поведения и институтов, в контексте которых логика поведения, которой следуют акторы, может быть различной.

М. В. Ильин говорит о политическом режиме "как об открытых для изменений моментах правления, переменных параметрах современного конституционного строя".

Анализируя политические режимы, необходимо иметь в виду, что смена правительства или главных лиц при власти не обязательно ведет к смене режима. И наоборот, смена режима (хотя это случается значительно реже) может произойти без смены правительства

(переход от парламентского к премьерскому правлению во время премьерства М. Тэтчер) или формы правления (приход к власти национал-социалистов в Германии в январе 1933 г.).

При оценке формы правления, существующей в той или иной стране, следует принимать во внимание и конституционную форму, и политическую практику ее воплощения в жизни. Как утверждает О. Зазнаев, такой комплексный подход позволит получить адекватную картину правления. Подобная концептуализация позволяет говорить о сменяющих друг друга режимах (режим или правление Б. Ельцина и т.д.) при сохранении одной и той же конституции.

В качестве рабочего авторы учебника будут использовать следующее определение: политический режим — это институционализированная совокупность формальных и неформальных правил, определяющая горизонтальные и вертикальные ограничения в приемах осуществления власти, во взаимодействии носителей власти между собой и остальной частью общества.

При анализе политического режима неизбежно возникает вопрос — как соотносятся понятия "политическая система" и "политический режим"?

Американская школа политологии вместо "политического режима" обычно использует более широкое понятие "политической системы". По мнению Р. Макридиса, политическая система есть понятие обобщающее, аналитическое, играющее в осмыслении политической реальности роль концептуального ядра, в то время как политический режим способствует эмпирическому описанию этих реальностей. Если системная теория имела целью выявление общих функций политической системы, то политический режим, по мнению "обозначает специфические пути и средства, какими эти функции могут быть структурированы и встроены в институты и процедуры, а также возникающие входе этого специфические взаимоотношения". Некоторые исследователи, для того чтобы подчеркнуть это различие, отмечают, что политический режим представляет собой функциональную подсистему политической системы. Одна и та же политическая система в зависимости от исторического контекста может функционировать в различных режимах. Так, с 1993—1994 гг., после принятия нового избирательного закона, приведшего к радикальной перестройке партийной системы и "очищению" политической элиты, Италия перешла к новому политическому режиму в рамках той же демократической политической системы.

Политическая система представляет собой совокупность всех политических институтов, объединенных структурно-функциональными связями в целостное единство, которое противостоит своей окружающей социальной среде — или другой политической системе (российская — американской и др.).

Задачей политической науки является не столько определение оптимального политического режима, сколько сравнительный анализ их общих и особенных характеристик. В этом случае самым удобным и распространенным методом анализа является типологизация.

Типология используется в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, функций, отношений, уровней организации объектов.

В понимании М. Вебера она предполагает классификацию "идеальных типов". Для него идеальный не означает "совершенный", идеальный — это "чистый, простой". "Это — мысленный образ, не являющийся ни исторической, ни тем более "подлинной" реальностью. Еще менее он пригоден для того, чтобы служить схемой, в которую явление действительности может быть введено в качестве частного случая. По своему значению это чисто идеальное пограничное понятие, с которым действительность сопоставляется, сравнивается, для того чтобы сделать отчетливыми определенные значимые компоненты ее эмпирического содержания". Ученый писал, что идеальный тип "есть возникающая вновь и вновь в различных исторических обстоятельствах модель поведения отдельных групп, культурных общностей или даже целых обществ". По мнению М. Вебера, социология — рациональная дисциплина, стремящаяся к "интерпретативному пониманию" социального поведения при помощи типологических методов. Задача типологизации состоит в классификации различных форм проведения политики, т.е. различных политических режимов.

Этот подход создает аналитическую рамку для сравнительного анализа политических режимов.

Типологизация предполагает сознательное упрощение политической действительности, но этот метод позволяет систематизировать и наиболее значимо объединить полученное знание о мире политики. Можно выделить три ее основных разновидности:

  • - классификация — которая представляет собой распределение объектов по взаимоисключающим классам, которые создаются на основе принципа или критерия, выбранного для такой классификации;
  • - типология — которая является более сложным предметом: это распределение по совокупности признаков, т.е. распределение на базе более чем одного критерия (при этом, по мнению П. А. Лазарсфельда и А. X. Бартона, под "типом" понимается конкретный сложный признак);
  • - таксономия — способ классификации и систематизации сложноорганизованных сфер действительности, имеющих обычно иерархическое (соподчиненное) строение. Сегодня таксономию обычно определяют как раздел систематики, как учение о системе таксономических категорий, обозначающих соподчиненные группы объектов — таксоны. По мнению Д. Сартори таксономия является чем-то средним между группами классификации и типологии.

Интерес к типологии политических режимов также стар, как и само изучение политики.

Поскольку задача типологии не только описывать, но и объяснять политическую реальность, постольку они должны отвечать двум основным исходным требованиям: с одной стороны, быть внутренне связными, логически последовательными, с другой максимально соответствовать эмпирическим фактам, быть эмпирически адекватными. Главная сложность создания адекватной типологии — сочетание в ней этих двух требований, во многом противоречащих друг другу. Так, хорошо известные типологии государств Платона и Аристотеля, не потерявшие своей значимости и сегодня, полностью отвечают первому требованию, но не выдерживают испытания вторым. Поэтому основная цель современных типологий политических режимов (систем) достижение эмпирической адекватности.

Первый шаг в классификации политических режимов — разделение на открытые (демократические) и закрытые (недемократические) политические системы.

Открытая политическая система характеризуется высокой степенью "отзывчивости" по отношению к требованиям, выдвигаемым "окружающей средой". Наиболее "открытыми" считаются сегодня либерально-демократические системы. Как пишет Ж.-Фр. Лиотар, либеральные демократии, оставляя программу (деятельности) открытой для обсуждения и предоставляя равный доступ к ролям, позволяющим принимать решения, максимизирует объем человеческой энергии, доступной системе. При этом открытость может достигать такой степени, когда даже протестные движения кооптируются в существующие властные структуры и их требования, так или иначе, усваиваются политическими институтами.

Для закрытых политических систем, напротив, характерны репрессивные меры по отношению к инициативам и несанкционированным коллективным действиям любого рода.

В литературе обычно выделяются следующие показатели степени открытости политических систем:

  • - число политических партий, фракций и организованных групп интересов, которые способны переводить требования различных социальных групп на язык официальной политики; чем их больше, тем менее вероятно формирование общественных движений, требования которых не вписались бы в спектр политических требований, выдвигаемых политическими партиями;
  • - разделение исполнительной и законодательной власти; поскольку законодательная власть (в отличие от исполнительной) непосредственно подотчетна избирателям, постольку она более чувствительна к требованиям населения, общественных движений, групп интересов и др.;
  • - характер взаимодействия исполнительной власти и организованных групп интересов; там, где между этими социальными институтами складываются относительно свободные неформальные связи, облегчается доступ новых требований к центру принятия решений, невелика вероятность возникновения радикальных протестных движений;
  • - наличие механизма агрегации требований, выдвигаемых различными социальными и политическими акторами; открытость системы уменьшается, если в ней отсутствуют механизмы формирования политических компромиссов и поиска консенсуса;
  • - как указывал Д. Валадес "в закрытой системе, в которой контроль (над властью) сведен до минимума, подход к власти как к достоянию (собственности) неоспоримо реализуется партией, группой или главенствующим деятелем. В открытой системе подход к власти как достоянию практикуется более широким кругом политиков. Крут политических "собственников" власти расширяется, но не исчезает".

Исходя из этих критериев, Г. Алмонд предложил следующую классификацию политических систем:

  • - англо-американская (наиболее открытая);
  • - континентально-европейская (относительно закрытая, ассоциируется с "иммобильностью" и непреходящей угрозой, того, что часто называют "цезаристским переворотом");
  • - тоталитарная;
  • - доиндустриальная.

Первые две представляют типы демократических режимов. Они отличаются характером политической культуры и ролевых структур. Англо-американские системы отличаются "однородной светской политической культурой" и "высокоспециализированной ролевой структурой", тогда как континентальным европейским системам присущи "раздробленность политической культуры", т.е. существование автономных, мало соприкасающихся друг с другом политических субкультур, и ролевая структура, в которой "роли задаются субкультурами и имеют тенденцию к формированию собственных подсистем распределения ролей". Великобритания и США являются классическими примерами первого типа, Веймарская Германия, Франция и послевоенная Италия — второго. Политические системы стран Скандинавии и Бенилюкса "сочетают в себе некоторые черты и европейского континентального, и англо-американского типов".

Третья и четвертая системы — закрытые, однако тоталитарная, в отличие от доиндустриальной, относится к современному типу политических систем.

Признать эту типологию логически последовательной достаточно трудно, так как она только описывает определенный круг политических феноменов, но не помогает в объяснении реальности. Поэтому после нее появилось множество других классификаций.

Ч. Ф. Эндрейн выделяет четыре типа политических систем:

  • - народная (племенная);
  • - бюрократическая авторитарная;
  • - согласительная;
  • - мобилизационная.

Его типология строится на основе трех параметров: 1) ценностные иерархии и интерпретация культурных ценностей, оказывающих решающее воздействие на формирование политических приоритетов; 2) воздействие на политический процесс со стороны таких структур, как правительство, политические партии, социальные группы внутри страны, различные иностранные институты; 3) поведение лидеров и масс. Такое сочетание структурного, культурного и поведенческого аспектов в исследовании политических систем дало возможность более тесно связать теорию с политической практикой.

Актуализация проблемы взаимовлияния политического режима и формы правления, ставшей сегодня центральной для стран

"демократического транзита", привела к появлению типологии, призванной связать воедино политологическую и формально-правовую характеристики государственного устройства. В результате появились понятия "парламентский режим", "президентский режим", "смешанный (или полупрезидентский) режим" и т.д.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >