Избирательные системы

Выборы как политический институт

Выборы являются центральным институтом демократии, потому что власть правительства исходит исключительно из согласия управляемых. Главный механизм, превращающий это согласие во властные полномочия правительства — это свободные, равные и тайные выборы. Не случайно избирательные системы и процессы считаются одной из главных характеристик демократии. А демократическим, по мнению Т. Ванханена, называется государство, "в котором идеологически и социально различающимся группам открывается легальная возможность для соревнования за контроль над властью, и где агенты, контролирующие властные институты, избираются и ответственны перед народом".

Выборы легитимируют власть, через выборы народ определяет своих представителей и наделяет их мандатом на осуществление его суверенных прав. Введение всеобщего голосования в значительной степени изменило способы политических действий, поскольку народ стал постоянным актором на политической сцене, тогда как ранее он довольствовался случайным участием в политической жизни в периоды нестабильности.

В свою очередь, электоральное поведение — наиболее массовая и законная форма политического поведения. С. Хантингтон даже утверждает, что институты представительной демократии укореняются на новой почве и обретают прочность только в результате "испытания двойной сменой", т.е. правительство должно дважды поменяться демократическим способом — в результате всенародного волеизъявления. Кроме того, участие в выборах позволяет ограничить проявления опасных для политической системы форм массовой активности, направив ее в институциональное (регулируемое нормами) русло, когда недовольные политикой правительства люди выражают свой протест, голосуя за перемены, а другая часть граждан посредством выборов демонстрирует поддержку правительственному курсу.

Западные исследователи утверждают, что политический режим может считаться демократическим только в том случае, если он обеспечивает реализацию следующих условий:

  • - все взрослое население имеет право участвовать в голосовании за кандидатов в государственные органы;
  • - выборы проводятся регулярно, в соответствии с предписанными законом временными границами;
  • - все группы взрослого населения имеют право формировать политические партии и выдвигать кандидатов на выборные посты;
  • - все места в основной законодательной палате занимаются в результате свободной конкуренции;
  • - избирательные кампании проводятся честно и справедливо: ни закон, ни насилие, ни запугивание не должны мешать кандидатам представлять свои взгляды и качества, препятствовать избирателям в их изучении и обсуждении;
  • - голоса подаются свободно и тайно; они подсчитываются честно; кандидаты, получившие необходимую долю голосов избирателей, занимают соответствующие посты до истечения положенного срока и до очередных выборов.

Когда в демократическом обществе граждане участвуют в выборах, они осуществляют свое право и обязанность решать, кто будет управлять от их имени. В авторитарном государстве, наоборот, акт голосования служит лишь для того, чтобы придать законность выбору уже сделанному режимом. Выборы здесь не являются выражением политической воли граждан, а служат, по выражению американского политолога Дж. К. Скотта, "публичной фиксацией... воли авторитарного режима, своеобразным символическим доминированием, реализуемым через демонстрацию и специально разыгрываемый спектакль".

По мнению В. М. Сергеева, регулярные выборы, являющиеся, по существу, "формой молчаливого торга между властью и электоратом, не обеспечивают существования демократии как политической системы, так как пусть и при смене правительства они не создают условий для безусловного выполнения результатов "молчаливого торга": электорат не может быть гарантирован от того, что новое правительство не будет продолжать политический курс предыдущего правительства. Эта особенность выборов фиксирует их слабость даже как демократической практики. Отсюда следует, что, вряд ли целесообразно рассматривать выборы как "определяющий" признак демократии".

"Политический рынок" демократии — это по существу рынок фьючерсов. Голоса обмениваются не на конкретные решения, а на обещания таковых. В подобной ситуации возможности для обмана очень велики, а трудности в создании гарантий для "политического контракта" практически непреодолимы в отсутствие мощных независимых организаций, способных оказать давление на власть. Но и сам факт создания таких организаций (политических партий, профсоюзов и т.д.) не спасает положения. Руководство этих организаций тоже выборное, и в отсутствие неформальной демократической культуры может быстро превратить формальные демократические правила функционирования подобных организаций в фикцию ("железный закон олигархии" Р. Михельса). Возникает классический парадокс — кто должен следить за гарантами демократического порядка?

В конце 1990-х гг. К. Давиша утверждал, что, посчитав свободные выборы главным критерием демократической трансформации в посткоммунистических странах, Запад наделил их той ролью, которую эти выборы никогда не играли при становлении демократии в самих западных странах. Признание свободных всеобщих выборов главным критерием демократии основано на убеждении, что такие выборы могут состояться только по достижению ряда предварительных условий, которые существовали на Западе, но отсутствовали в посткоммунистических странах; а именно: правовое государство, гражданское общество и демократическая политическая культура. Однако нельзя не согласиться с американским исследователем Т. Карозерсом, который пишет: "возможно, есть основания полагать, что во многих странах демократия с трудом выживает даже при наличии выборов, но существовать без них она не может ни в одной стране".

Нейтральной и совершенной избирательной системы не существует. Исход выборов определяется с одной стороны предпочтениями избирателей, с другой избирательной процедурой и способом подсчета голосов. Поэтому избирательные системы, могут быть представлены как способы конвертации голосов избирателей в места в выборных структурах власти. По той же причине ключевыми в теории избирательных систем являются вопросы об учете голосов и распределении мест.

Кроме того, как отмечают Р. Таагепера и М. С. Шугарт: "по сравнению с другими элементами политической системы, электоральными правилам легче манипулировать в политических целях". Такого рода манипулирование возможно не только в результате прямой подтасовки результатов выборов, введения ограничений на выдвижение кандидатов и предвыборную агитацию, нарушения тайны голосования и правила "один человек — один голос", неравной нарезки округов и махинаций с определением их границ, но и путем выбора той или иной избирательной модели. "Правящие элиты определяют институциональный дизайн (в том числе выбирают избирательную систему) руководствуясь отнюдь не стремлением оптимизировать функционирование демократии. Как и любой субъект политического процесса, они преследуют собственные интересы по поводу максимизации власти", — отмечает Г. Голосов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >