История первого рождения социальной педагогики как науки

Становление социально-педагогической науки в последней трети XVIII века на примере теории И. И. Бецкого

2.1.1. Характеристика этапа. Начало становления научного социально- педагогического знания тесно связано с крупными историческими событиями на стыке двух эпох: Средневековья и Просвещения. В России это конец XVII в., весь XVIII в., начало XIX в. Просветительские идеи, потеснившие религиозные взгляды на человека и смысл его жизни, потребовали переосмысления многих сторон государственной, общественной, личной жизни. Влияние просветительских идей на культурную жизнь России

XVIII в. трудно переоценить. «XVIII век был временем особенно горячего любопытства русского человека ко всему западному»[1]. Формировалось представление о разумной природе человека, исследовался вопрос о «естественной организации» природного и социального мира, подчеркивалась мысль о необходимости рационального построения общественной жизни. Соответственно менялся взгляд на проблемы «человека страдающего» (его положение в нерационально, неразумно устроенном обществе) и на способы их преодоления. «Человек сострадающий» выступал как «рационально мыслящий», преодолевающий стихию милостыни, организующий учреждения призрения. Отметим, что просветительские идеи самоценности человека и его жизни вне зависимости от социального происхождения вступили в трудноразрешимое противоречие с сословной иерархией российского общества, деспотизмом государственной власти и ее законодательством.

Первая социально-педагогическая теория разрабатывалась в логике просветительских идей и на основе общественных потребностей в изменении отношения к детям, рожденным вне брака и покинутым родителями.

2.1.2. Практическое основание теоретических построений. Практическим основанием теории И. И. Бецкого стало наличие значительного числа детей, нуждающихся в сохранении жизни и поддержке. Адрес его теоретических построений: «несчастнопорожденное детство», безродные подкидыши, массами погибающие па улицах городов и сел России.

Выдержка из документов эпохи: «Государственный ум императрицы и сердце женщины возмущались при выслушивании донесений о массе замороженных подкидышей и мертвых младенцев, которые были находимы повсюду: в огородах, садах, лесах, реках, прудах, болотах и даже на улицах и площадях»[2].

  • 2.1.3. Ценностное основание теории И. И. Бецкого. Теория пронизана гуманистическими идеями:
    • • сохранения жизни ребенка. «Собственное каждого рассуждение может его удостоверить в сем полезном намерении, чтобы сохранить безвинно погибающих, и воспитать их с таким старанием, дабы оные впредь могли быть полезными членами общества»[3];
    • • преодоления уничижительного отношения к брошенному ребенку. «Что может быть ужаснее состояния бедной, от всех удалившейся родильницы? Что может быть жалостнее, как новорожденный младенец, который всякой помощи лишен и неминуемой гибели подвержен безвинно и безвременно? Не первый ли тот предмет сострадания человеческого быть должен? Не главнейшим ли... делом Христианской милостыни почесться может подаяние в сем случае всякой помощи по силе и мере каждого».

2.1.4. Понимание детства. Просветители впервые подчеркнули значимость детства для глубокого преобразования общественных отношений. Они разработали оригинальную трактовку процесса воспитания, ведущего к усовершенствованию общества, представили описание жизненного пути ребенка, позволяющего сохранить его естественную природу. Дети, воспитанные вдали от развращенного феодального общества, став взрослыми и вернувшись в общество, могли, по мысли просветителей, определять будущее страны, успешно борясь с его недостатками, формируя новые ценностные установки, создавая общественные договоры и законы. В этих рассуждениях представлена понимаемая в просветительском ключе характеристика взаимосвязи «социальное — педагогическое», где первый компонент «социальное — преобразование общества на разумных основаниях» тесно увязан со вторым компонентом «педагогическое — особый процесс воспитания ребенка».

Благотворители этого времени ориентировались на идеи просветителей, среди которых наиболее значимыми выступили философские рассуждения о прекрасной (чистой) природе ребенка; порочности феодального общества, отрицающего естественное право ребенка на свободу; необходимости изоляции ребенка от семьи в целях сохранения его природы; необходимости разработки новых подходов к воспитанию и образованию ребенка сообразно его природе.

Основываясь на этих суждениях, И. И. Бецкой приступил к разработке педагогической теории, связанной с воспитанием, образованием и поддержкой ребенка. Первую социально-педагогическую теорию можно рассматривать как заложившую основу социально-педагогического знания.

  • 2.1.5. Мера сближения наук, социологии и педагогики. В теории И. И. Бецкого впервые наглядно представлена идея сближения двух наук, находящихся в стадии становления: социологии и педагогики:
    • • цель теоретических построений Бецкого имела ярко выраженный социальный характер. Она была пронизана идеей социальности, поскольку из несчастнопорожденных подкидышей автор хотел сформировать так называемое третье сословие, «новое порождение» свободных от крепостной зависимости людей, способных к обустройству жизни России, к установлению «нового порядка»;
    • • реализацию же социальной идеи формирования новой породы людей из детей — представителей всех свободных сословий автор предполагал осуществлять на основе новых педагогических подходов к процессам поддержки ребенка, его воспитания и образования.
  • 2.1.6. Методы исследования. Внимательное прочтение сочинений И. И. Бецкого позволяет говорить, что методы познания проблем ребенка не были сформированы. Приемы познания проблем вплетались в обыденный опыт благотворительной практики. Вместе с тем в его трудах обнаруживаются истоки некоторых эмпирических и теоретических методов исследования проблем ребенка.

Зарождение эмпирических методов: уточним, речь идет о первых признаках зарождения. Во-первых, это начало метода исторического сравнения, формирующегося в условиях активного диалога России и Запада.

Имеется в виду обращение И. И. Бецкого к европейскому опыту при разработке теории воспитания социально уязвимых групп детей. Во-вторых, это истоки метода наблюдения, порождающего потребность в поиске способов сохранения жизни новорожденных детей. В-третьих, Просвещение положило начало развитию особой области знания — статистике. Статистический подход был впервые применен к анализу причин ужасающей смертности младенцев, призреваемых в Воспитательных домах, что послужило основанием для отправки значительного числа младенцев в так называемые кормиличные приемные семьи. В применении статистики для анализа проблем и поиска путей их решения усматривается начало формирования количественных методов исследования. И, наконец, в-четвертых, организация двух воспитательных домов в строгом соответствии с теоретическими построениями может рассматриваться как первый социально-педагогический эксперимент.

Зарождение теоретических методов. Теоретическое исследование предполагает, что, анализируя факты, автор опирается на определенную группу идей. Так, И. И. Бецкой причины отторжения детей от матерей соотносил с просветительской идеей порочности семьи; а процесс воспитания ребенка — с идеей изоляции ребенка от семьи и общества. Труд И. И. Бецкого — первое теоретическое социально-педагогическое исследование, в котором обозначились два уровня анализа детских проблем и способов их решения: эмпирический уровень, основанный на анализе фактов высокой смертности младенцев и применении элементов методов статистики и эксперимента; и теоретический, основанный на просветительском осмыслении проблемы и способов их решения.

  • 2.1.7. Предлагаемый способ решения проблем несчастнопорожденных детей складывался из трех основных направлений:
  • 1) социальная поддержка, трактуемая как призрение', отторжение детей от испорченного общества предполагало организацию учреждений, в которых функцию социальной поддержки должно было взять на себя государство. Полагая, что «страхом наказания подкидывание и убийство младенцев предотвратить не можно», И. И. Бецкой разработал систему призрения «несчастнейших в роде человеческом, коих бедственное состояние от всего света по большей части скрыто». Социальная поддержка, осуществляемая как призрение в учреждениях закрытого типа, отражала идею гуманного отношения к ребенку со стороны государства, добровольно принявшего на себя целый комплекс социозащитных функций. Она трактовалось широко как предоставление жизненных условий в виде жилища, пищи, одежды, как забота о физическом и нравственном здоровье, как реализация прав детей на воспитание и образование;
  • 2) воспитание: в соответствии с идеями порочности общества и семьи жизнь питомцев и питомок должна была протекать в «замкнутом пространстве», в особой воспитательной среде, формируемой усилиями государственных чиновников, воспитателей, учителей, опекунов. Воспитательный потенциал закрытого учреждения зависел, прежде всего, от личностных характеристик опекающих взрослых. Воспитатель должен был «никогда из мысли не выпускать, что он хранитель пути, проложенного человеколюбием в доме, определенном для помощи человечеству». «Отыскание новых путей воспитания молодых поколений»[4] соотносилось с идеей гуманного отношения к ребенку, выразившегося в отмене наказаний, в поощрении к играм на свежем воздухе. Устав учреждения гласил: «Единожды навсегда ввести в сей дом неподвижный закон и строго утвердить: никогда и ни за что не бить детей... дабы юношество не приобучать к суровости». Автор теории предполагал создание в воспитательных домах атмосферы бодрости духа, столь нужной «для здоровья и доброты сердца». Он полагал, что «петь и смеяться есть прямой способ к произведению людей здоровых, доброго сердца и острого разума». В соответствии с идеями просветителей И. И. Бецкой особое значение придавал физическому воспитанию, рассматривая его как «средство следовать по стопам натуры, не превозмогая ее и не переламывая, но способствуя ей»;
  • 3) образование: впервые в закрытых учреждениях были созданы некоторые условия, учитывающие возрастные, половые, индивидуальные особенности детей, приобщающихся к образованию, впервые в образовании безродных детей был усилен общеобразовательный компонент, дающий возможность во взрослом состоянии искать себя на поприще служения отечеству.
  • 2.1.8. Функциональная характеристика теории И. И. Бецкого. В содержании его главной работы мы находим описание социальных проблем ребенка и предлагаемых способов их решения, попытки объяснения наличных детских проблем с позиции просветительских идей о порочности семьи, и элементы прогноза, согласно которому воспитательно-образовательный процесс должен содействовать формированию «нового порождения людей» Российской империи.
  • 2.1.9. Очертания предмета науки «социальная педагогика». В трудах И. И. Бецкого впервые обозначились границы предметной области науки, очертания ее двойного предмета. Первая часть — проблемы несчастнопо- рожденных детей, вторая часть — способы их решения: призрение в закрытом учреждении, социально ориентированное по целям, нравственное воспитание и включение в образование. Связь грех видов практики, нацеленных на решение проблем ребенка, поддерживалась: на уровне властных структур — законодательными актами государства; на уровне общества — просветительскими установками общественного сознания; на уровне ребенка — тем фактом, что он выступал одновременно субъектом этих видов практики, выдержанных в просветительском ключе.
  • 2.1.10. Социальная педагогика как институт. В означенное время социальная педагогика как наука делала первые шаги, поэтому мы не можем говорить о становлении ее как института.

Историческая справка. В эпоху Просвещения закладывался общий фундамент института науки. Об этом свидетельствуют факты следующего содержания. В XVIII в. были сформированы две государственные структуры, долженствующие развивать российскую науку: Академия наук (1725) и Московский университет (1750). Академия наук, открытая но замыслу Петра I, должна была сочетать два вида деятельности: научную и преподавательскую. Перед первыми преподавателями-ииостраицами была поставлена задача подготовки учеников «из славянского народа». Разносторонняя деятельность Академии в XVIII в. привела к тому, что она вошла в число известных научных учреждений Европы.

Новый виток развития российской науки связан с открытием Московского университета и деятельностью ученого-эндиклопедиста М. В. Ломоносова (1711 — 1765). Он первым заявил о возможности появления в России «собственных Платонов», о способности России быть продуктивной в науках и искусстве, о чем свидетельствует сама фигура Ломоносова и его сподвижников.

Во времена Екатерины II и И. И. Бецкого наука в целом стала формироваться как институт, т.е. принимать организационные формы. Первый признак: наличие государственной структуры — Академии наук, возглавляемой Е. Р. Дашковой. Второй признак: наличие общественных структур, заинтересованных в организации науки. Важную роль в популяризации науки сыграло основанное Н. И. Новиковым и И. Г. Шварцем «Дружеское ученое общество». Целями этого общества были издание книг, оказание помощи молодым людям в получении образования за рубежом, приглашение преподавателей из-за рубежа. Третье положение: наличие средств информации. Во времена Екатерины II Российская академия активно популяризировала научное знание, издавая журналы политического, историко-географического, естественнонаучного, философского и нравоучительного характера.

Исторические источники позволяют выявить первые, неявно выраженные тенденции на пути институционализации становящегося социально- педагогического знания, т.е. первые признаки того, что в обществе растет интерес к этой области теории и практики. Наряду с государственными структурами стали возникать общественные структуры поддержки нуждающегося человека (ребенка). Заявили о себе благотворители, стремящиеся поддержать отдельные категории людей (детей). Например, князь Голицын в течение ряда лет осуществлял поддержку питомцев Воспитательного дома, обучающихся медицине в Германии в Страсбурге.

  • [1] Маккавейский Н. Из истории воспитания в России // Труды Киевской духовной академии. 1904. Т. 1. Кн. 5. С. 126.
  • [2] Иов Л. Воспитательные дома в России // Вестник Европы : журнал истории, политики,литературы. 1890. Кн. 6. С. 24.
  • [3] Все ссылки из работы И. И. Бецкого: Бецкой И. И. Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества. Ч. 3. СПб., 1764. С. 61—66.
  • [4] Маккавейский Н. Из истории воспитания в России // Труды Киевской духовной академии. 1904. Т. I. Кн. V. С. 126.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >