Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психодиагностика. Теория и практика

Валидность

После надежности ключевым критерием оценки качества методик является валидность. Вопрос о валидности методики решается лишь после того, как установлена достаточная ее надежность, поскольку ненадежная методика не может быть валидной. Но самая надежная методика без знания ее валидности является практически бесполезной.

Следует заметить, что вопрос о валидности до последнего времени представляется одним из самых сложных. Наиболее укоренившимся определением этого понятия является то, которое приведено в книге А. Анастази: "Валидность теста — понятие, указывающее нам, что тест измеряет и насколько хорошо он это делает"[1].

Валидность по своей сути — это комплексная характеристика, включающая, с одной стороны, сведения о том, пригодна ли методика для измерения того, для чего она была создана, а с другой — какова ее действенность, эффективность, практическая полезность.

Не существует какого-то единого универсального подхода к определению валидности. В зависимости от того, какую сторону валидности хочет рассмотреть исследователь, используются и разные способы доказательства. Иными словами, понятие валидности включает в себя разные ее виды, имеющие свой особый смысл. Проверка валидности методики называется валидизацией.

Валидность в первом ее понимании (пригодна ли методика для измерения того, для чего она была создана) имеет отношение к сущности самой методики, т.е. это внутренняя валидность измерительного инструмента. Такая проверка называется теоретической валидизацией.

Валидность во втором понимании (какова действенность, эффективность, практическая полезность методики) относится не столько к методике, сколько к цели ее использования. Это прагматическая валидизация.

Обобщая, можно сказать следующее:

- при теоретической валидизации исследователя интересует само свойство (конструкт), измеряемое методикой. Это, по существу, означает, что проводится собственно психологическая валидизация

- при прагматической валидизации суть предмета измерения (психологического свойства) оказывается вне поля зрения. Главный акцент сделан на то, чтобы доказать, что "нечто", измеряемое методикой, имеет связь с определенными областями практики.

Теоретическая валидизация методики осуществляется путем доказательства ее конструктной валидности. Конструктная валидность, обоснованная Л. Кронбахом в 1955 г., характеризуется способностью методики к измерению такой черты, которая была обоснована теоретически (как теоретический конструкт). Когда сложно найти адекватный прагматический критерий, может быть выбрана ориентация на гипотезы, сформулированные на основе теоретических предположений об измеряемом свойстве. Подтверждение этих гипотез свидетельствует о теоретической обоснованности методики. Сначала необходимо насколько возможно полно, содержательно описать конструкт, для измерения которого она предназначена. Достигается это за счет формулирования гипотез о нем, предписывающих, с чем данный конструкт должен коррелировать, а с чем не должен. После этого данные гипотезы проверяются. Такой способ наиболее эффективен для валидизации личностных опросников, поскольку установление единственного критерия их обоснованности является затруднительным.

В качестве конструкта могут выступать интеллект, черты личности, мотивы, установки и т.д. Обращение к конструктной валидности необходимо в тех случаях, когда результаты диагностических измерений используются не просто для предсказания поведения, а для выводов о том, в какой степени испытуемые обладают определенной психологической характеристикой. При этом измеряемая психологическая характеристика не может быть отождествлена с какой-либо наблюдаемой особенностью поведения, а представляет собой теоретическую концепцию. Конструктная валидность имеет значение при разработке принципиально новых методик, для которых не определены внешние критерии валидности.

Таким образом, провести теоретическую валидизацию методики — это доказать ее конструктную валидность, т.е. установить, что методика измеряет именно тот конструкт (свойство, качество), который она по замыслу исследователя должна измерять. Так, если какой-то тест разрабатывался для того, чтобы диагностировать умственное развитие детей, надо проанализировать, действительно ли он измеряет именно это развитие, а не какие-то другие особенности (например, личность, характер и т.п.). Следовательно, для теоретической валидизации кардинальной проблемой является отношение между психологическими явлениями и их показателями, посредством которых эти психологические явления пытаются познать. Такая проверка показывает, насколько замысел автора и результаты методики совпадают.

Чаще всего конструктная валидность методики определяется через ее внутреннюю согласованность, а также через конвергентную и дискриминантную валидность. Еще одним способом определения конструктной валидности является факторный анализ.

Внутренняя согласованность отражает то, насколько задания, вопросы, составляющие материал методики, подчинены основному направлению измеряемого как целого, ориентированы на изучение одного и того же явления. Анализ внутренней согласованности осуществляется путем коррелирования ответов на каждое задание с общим результатом методики. Так, если тест состоит из заданий, показавших значимую корреляцию с его общим баллом, то говорят, что тест обладает внутренней согласованностью, поскольку все его задания подчинены конструкту, представленному в тесте.

Критерием внутренней согласованности является также корреляция между суммарным баллом методики и результатами выполнения отдельных ее частей. Тесты, где в качестве конструкта выступает интеллект, всегда состоят из раздельно применяемых субтестов (таких, например, как осведомленность, аналогии, классификации, умозаключения и т.д.), из результатов которых складывается общий балл теста. Значимые корреляции между результатами каждого субтеста и общим баллом также свидетельствуют о внутренней согласованности всего теста.

Кроме того, для доказательства внутренней согласованности используются контрастные группы, которые формируются из испытуемых, показавших самые высокие и самые низкие суммарные результаты. Выполнение методики группой с высокими результатами сравнивается с выполнением группой с низкими результатами, и если первая группа справляется с заданиями лучше, чем вторая, методика признается внутренне согласованной.

Как подчеркивает А. Анастази, критерий внутренней согласованности методики — это существенная мера ее однородности. Так как этот показатель помогает охарактеризовать область поведения или свойство, выборочно проверяемое методикой, то степень ее однородности имеет отношение к конструктной валидности. Конечно, сама по себе внутренняя согласованность методики мало что может сказать о том, что она измеряет. Однако при наличии тщательно проработанных теоретических оснований создания методики, прочно обоснованной научной базы эта процедура подкрепляет теоретические представления о ее психологической сущности.

Другой способ определения конструктной валидности предполагает оценку методики по двум показателям, противоположным друг другу. Важно сопоставить показатели валидизируемой методики, с одной стороны, с методиками, имеющими тот же теоретический конструкт, и, с другой — с методиками, имеющими другое теоретическое основание. Для этого используется предложенная Д. Т. Кэмпбеллом и Д. В. Фиске процедура оценки конвергентной и дискриминантной валидности.

Конвергентная валидность (от лат. сходиться к одному центру, конвертировать) — это заключение о подобии (изоморфизм — гомоморфизм) данного метода (методики, теста, меры) другому методу, предназначенному для тех же целей (конвергентному, сходному). Она выражается в требовании статистической зависимости диагностических показателей, если они направлены на измерение концептуально родственных психических свойств индивида.

Дискриминантная валидность (от лат. разница, различие) — заключение об отличии одного метода (методики, теста, меры) от другого, теоретически отличающегося от первого. Она выражается в отсутствии статистической зависимости между диагностическими показателями, отражающими концептуально независимые свойства.

Конвергентная и дискриминантная валидности — это виды критериальной валидности. В эту категорию входят любые типы валидности, оцениваемые с использованием независимого признака, являющегося критерием оценки, сравнения[2].

Итак, процедура оценки конвергентной и дискриминантной валидности состоит в установлении одновременно как сходства, так и различия психологических феноменов, измеряемых новой методикой, с уже известными методиками. Она предполагает использование наряду с валидизируемой методикой специальной батареи контрольных методик, подобранной таким образом, чтобы в нее входили как методики, предположительно связанные с валидизируемой, так и не связанные с пей. Экспериментатор должен заранее предсказать, какие методики будут высоко коррелировать с валидизируемой, а корреляции с какими методиками будут низкими. В соответствии с этим различают конвергентную валидность (проверка степени близости прямой или обратной связи) и дискриминантную валидность (установление отсутствия связи). Методики, которые, но предположению, высоко коррелируют с валидизируемой, называются конвергирующими, а не коррелирующие — дискриминантными.

Конструктная валидность может считаться удовлетворительной, если коэффициенты корреляций валидизируемой методики с группой конвергирующих методик статистически значимо выше коэффициентов корреляций с группой дискриминантных методик.

Подтверждение совокупности теоретически ожидаемых связей составляет важный круг сведений конструктной валидности. В англоязычной психодиагностике такое операциональное определение конструктной валидности обозначается как предполагаемая валидность (assumed validity).

Наличие корреляции между новой и аналогичной по конструкту методике, валидность которой ранее доказана, указывает на то, что разрабатываемая методика "измеряет" примерно то же психологическое качество, что и эталонная методика. И если новый метод одновременно оказывается более компактным и экономичным в проведении и обработке результатов, то психодиагносты получают возможность использовать новый инструмент вместо старого. Такой прием особенно часто используется в дифференциальной психофизиологии при создании методик диагностики основных свойств нервной системы человека. Особое место в процедуре определения конструктной валидности занимает факторный анализ (факторная валидность). Он позволяет строго статистически проанализировать структуру связей показателей исследуемой методики, определить их факторный состав и факторные нагрузки, выявить скрытые признаки и внутренние закономерности их взаимосвязи.

Итак, при теоретической валидизации методики требуется применение разнообразных экспериментальных процедур, способствующих накоплению информации о диагностируемом конструкте. Если эти данные подтверждают гипотезу, то тем самым подтверждается психологическая концепция, положенная в основу методики, и способность методики служить инструментом измерения этой концепции. Чем убедительнее подтверждение, тем определеннее можно говорить о валидности методики по отношению к психологической концепции, положенной в ее основу.

Важную роль для понимания того, что методика измеряет, играет сопоставление ее показателей с практическими формами деятельности. Но здесь особенно важно, чтобы методика была тщательно проработана в теоретическом плане, т.е. чтобы имелась прочная, обоснованная научная база. Тогда при сопоставлении методики с взятым из повседневной практики внешним критерием, соответствующим тому, что она измеряет, может быть получена информация, подкрепляющая теоретические представления о ее сущности.

Важно помнить, что если доказана теоретическая валидность, то интерпретация полученных показателей становится более ясной и однозначной, а название методики соответствует сфере ее применения.

Что касается прагматической валидизации, то она подразумевает проверку методики с точки зрения ее практической эффективности, значимости, полезности, поскольку диагностической методикой имеет смысл пользоваться только тогда, когда доказано, что измеряемое свойство проявляется в определенных жизненных ситуациях, в определенных видах деятельности. Ей придают большое значение особенно там, где встает вопрос отбора.

Если обратиться к истории развития тестологии[3], то можно выделить такой период (1920—1930-е гг.), когда научное содержание тестов и их теоретический "багаж" интересовали в меньшей степени. Важно было, чтобы тест работал, помогал быстро отбирать наиболее подготовленных людей. Эмпирический критерий оценки тестовых заданий считался единственно верным ориентиром в решении научных и прикладных задач.

Использование диагностических методик с чисто эмпирическим обоснованием, без отчетливой теоретической базы нередко приводило к псевдонаучным выводам, к неоправданным практическим рекомендациям. Нельзя было точно назвать те особенности, качества, которые выявляли, например, тесты. Б. М. Теплов, анализируя тесты того периода, назвал их "слепыми пробами"[4].

Такой подход к проблеме валидности методик был характерен вплоть до начала 1950-х гг. не только для США, но и для других стран. Теоретическая слабость эмпирических методов валидизации не могла не вызвать критики со стороны тех ученых, которые в разработке методик призывали опираться не только на "голую" эмпирику и практику, но и на теоретическую концепцию. Практика без теории, как известно, слепа, а теория без практики мертва. В настоящее время теоретико-прагматическая оценка валидности методик воспринимается как наиболее продуктивная.

Для проведения прагматической валидизации методики, т.е. для оценки ее эффективности, действенности, практической значимости, обычно используется независимый внешний критерий — показатель, обладающий непосредственной ценностью для определенной области практики. Таким критерием может быть и успеваемость (для тестов способностей к обучению, тестов достижений, тестов интеллекта), и производственные достижения (для методик профессиональной направленности), и эффективность реальной деятельности — рисование, моделирование и т.д. (для тестов специальных способностей), и субъективные оценки (для тестов личности).

Американские исследователи Д. Тиффин и Е. Маккормик, проведя анализ используемых для доказательства валидности внешних критериев, выделяют четыре их типа[5]:

1) критерии исполнения (в их число могут входить такие, как количество выполненной работы, успеваемость, время, затраченное на обучение, темп роста квалификации и т.п.);

2) субъективные критерии (они включают различные виды ответов, которые отражают отношение человека к чему-либо или к кому-либо, его мнение, взгляды, предпочтения; обычно субъективные критерии получают с помощью интервью, опросников, анкет);

3) физиологические критерии (они используются при изучении влияния окружающей среды и других ситуационных переменных на организм и психику человека; замеряется частота пульса, давление крови, электросопротивление кожи, симптомы утомления и т.д.);

4) критерии случайностей (применяются, когда цель исследования касается, например, проблемы отбора для работы таких лиц, которые менее подвержены несчастным случаям).

Внешний критерий должен отвечать трем основным требованиям: он должен быть релевантным, свободным от помех (контаминации) и надежным.

Под релевантностью имеется в виду смысловое соответствие диагностического инструмента независимому жизненно важному критерию. Другими словами, должна быть уверенность в том, что в критерии задействованы именно те особенности индивидуальной психики, которые измеряются и диагностической методикой. Внешний критерий и диагностическая методика должны находиться между собой во внутреннем смысловом соответствии, быть качественно однородными по психологической сущности. Если, например, тест измеряет индивидуальные особенности мышления, умение выполнять логические действия с определенными объектами, понятиями, то и в критерии нужно искать проявление именно этих умений. Это в равной степени относится и к профессиональной деятельности. Она имеет не одну, а несколько целей, задач, каждая из которых специфична и предъявляет свои условия к выполнению. Из этого вытекает существование нескольких критериев выполнения профессиональной деятельности. Поэтому не следует проводить сопоставление успешности по диагностическим методикам с производственной эффективностью в целом. Необходимо найти такой критерий, который по характеру выполняемых операций соотносим с методикой.

Если относительно внешнего критерия неизвестно, релевантен он измеряемому свойству или нет, то сопоставление с ним результатов психодиагностической методики становится практически бесполезным. Оно не позволяет прийти к каким-либо выводам, которые могли бы дать оценку валидности методики.

Требования свободы от помех (контаминации) вызываются тем, что, например, учебная или производственная успешность зависит от двух переменных: от самого человека, его индивидуальных особенностей, измеряемых методиками, и от ситуации, условий учебы, труда, которые могут привнести помехи, "загрязнить" применяемый критерий. Чтобы в какой-то мере избежать этого, следует отбирать для исследования такие группы людей, которые находятся в более или менее одинаковых условиях. Можно использовать и другой метод. Он состоит в корректировке влияния помех. Эта корректировка носит обычно статистический характер. Так, производительность следует брать нс по абсолютным значениям, а в отношении к средней производительности рабочих, работающих в аналогичных условиях.

Когда говорят, что критерий должен иметь статистически достоверную надежность, это означает, что он должен отражать постоянство и устойчивость исследуемой функции.

Поиски адекватного и легко выявляемого критерия относятся к очень важным и сложным задачам валидизации. В западной тестологии много методик дисквалифицировано только потому, что не удалось найти подходящего критерия для их проверки. Например, у большей части анкет данные по их валидности сомнительны, так как трудно найти адекватный внешний критерий, отвечающий тому, что они измеряют.

Оценка прагматической валидности методик может носить количественный и качественный характер.

Для вычисления количественного показателя — коэффициента валидности — сопоставляются результаты, полученные при применении диагностической методики, с данными, полученными по внешнему критерию, тех же лиц. Используются разные виды линейной корреляции (по Спирмену, по Пирсону).

Сколько испытуемых необходимо для расчета валидности? Практика показала, что их не должно быть меньше 50, однако лучше всего более 200. Часто возникает вопрос, какой должна быть величина коэффициента валидности, чтобы она считалась приемлемой? В целом отмечается, что достаточно того, чтобы коэффициент валидности был статистически значим. Низким признается коэффициент валидности порядка 0,20 0,30, средним — 0,30— 0,50 и высоким — свыше 0,60.

Но, как подчеркивают А. Анастази[6] и К. М. Гуревич[7] и другие авторы, не всегда для вычисления коэффициента валидности правомерно использовать линейную корреляцию. Этот прием оправдан лишь тогда, когда доказано, что успех в какой-то деятельности прямо пропорционален успеху в выполнении диагностической методики. Позиция зарубежных тестологов, особенно тех, кто занимается профпригодностью и профотбором, чаще всего сводится к безоговорочному признанию того, что для профессии больше подойдет тот, кто больше выполнил заданий в тесте. Но может быть и так, что для успеха в деятельности нужно обладать свойством на уровне 40% решения теста. Дальнейший успех в тесте уже не имеет никакого значения для профессии. Наглядный пример из монографии К. М. Гуревича: почтальон должен уметь читать, но читает ли он с обычной скоростью или с очень большой скоростью — это уже не имеет профессионального значения. При таком соотношении показателей методики и внешнего критерия наиболее адекватным способом установления валидности может быть критерий различий.

Как показал опыт работы зарубежных тестологов, ни одна статистическая процедура не в состоянии полностью отразить многообразие индивидуальных оценок. Поэтому часто для доказательства валидности методик используют другую модель — клинические оценки. Это не что иное, как качественное описание сущности изучаемого свойства. В этом случае речь идет об использовании приемов, не опирающихся на статистическую обработку.

В современной психометрии разработаны десятки разнообразных способов проверки валидности диагностических методик, обусловленных их особенностями, а также временным статусом внешнего критерия[8]. Однако чаще всего называются следующие способы.

1. Валидность "по содержанию" означает, что методика является валидной по мнению специалистов. Этот прием используется, например, в тестах достижений. Обычно в тесты достижений включается не весь материал, который прошли учащиеся, а какая-то его небольшая часть (3—4 вопроса). Можно ли быть уверенным в том, что правильные ответы на эти немногие вопросы свидетельствуют об усвоении всего материала? На это и должна ответить проверка валидности по содержанию. Для этого проводится сопоставление успешности по тесту с экспертными оценками учителей (по данному материалу). Валидность "по содержанию" также подходит критериально-ориентированным тестам, поскольку в них используются экспертные методы. Специфичным является объект экспертизы — содержание теста. Эксперты должны оценить содержание заданий теста по их соответствию психическому свойству, объявляемому в качестве содержания валидизируемого теста. С этой целью экспертам предъявляются спецификация к тесту и список заданий. Если конкретное задание полностью соответствует спецификации, то эксперт обозначает его как соответствующее содержанию теста. Иногда этот прием называют логической валидностью или "валидностью по определению". .

2. Валидность "по одновременности", или текущая валидность, определяется с помощью внешнего критерия, по которому информация собирается одновременно с экспериментами по проверяемой методике. Другими словами, собираются данные, относящиеся к настоящему времени: успеваемость в период испытания, производительность в этот же период и т.д. С ними сопоставляют результаты успешности по тесту.

3. "Предсказывающая" валидность (другое название — "прогностическая" валидность). Определяется также по внешнему критерию, но информация по нему собирается некоторое время спустя после испытания. Хотя этот прием наиболее соответствует задаче диагностических методик — предсказанию будущей успешности, применять его очень трудно. Точность диагноза находится в обратной зависимости от времени, заданного для такого прогнозирования. Чем больше проходит времени после измерения, тем большее количество факторов требуется учитывать при оценке прогностической значимости методики. Однако учесть все факторы, влияющие на предсказание, практически невозможно.

4. "Ретроспективная" валидность. Она определяется на основе критерия, отражающего события или состояние качества в прошлом. Может быть использована для быстрого получения сведений о предсказательных возможностях методики. Так, для проверки того, в какой мере хорошие результаты теста способностей соответствуют быстрому обучению, можно сопоставить прошлые оценки успеваемости, прошлые экспертные заключения и т.д. у лиц с высокими и низкими на данный момент диагностическими показателями.

При приведении данных о валидности разработанной методики важно точно указать, какой вид валидности имеется в виду (по содержанию, по одновременности и т.д.). Желательно также сообщать сведения о численности и особенностях индивидов, на которых проводилась валидизация. Такая информация позволяет пользующемуся методикой психологу решить, насколько валиден этот прием для той группы, к которой он собирается его применять. Как и в случае с надежностью, необходимо помнить, что в одной выборке методика может обладать высокой валидностью, а в другой — низкой. Поэтому если исследователь планирует использовать методику на выборке испытуемых, существенно отличающейся от той, на которой проводилась проверка валидности, ему необходимо заново провести такую проверку. Приводимый в руководстве коэффициент валидности применим только к группам испытуемых, подобным тем, на которых он определялся.

  • [1] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. T. 1. M., 1982. С. 126.
  • [2] Трифонов Я. В. Психофизиология человека. Толковый англо-русский словарь. 12-е изд. СПб., 2009.
  • [3] См.: Анастази А. Психологическое тестирование : п 2 т. М., 1982 ; Аванесов В. С. Тесты в социологическом исследовании. М., 1982 ; Гуревич К. М. Указ. соч.; Общая психодиагностика / под ред. А. А. Бодалева, В. В. Сталина. М. 1987 ; Теплое Б. М. Избранные труды.
  • [4] Теплов Б. М. Указ. соч.
  • [5] Гуревич С. М. Указ. соч.
  • [6] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. М, 1982.
  • [7] Гуревич К. М. Указ. соч.
  • [8] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. М., 1982 ; Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. Словарь-справочник но психологической диагностике. Киев. 1989; Гуревич К. М. Указ. соч.; Общая психодиагностика / под ред. Л. Л. Бодалева, В. В. Столица.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика