Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психодиагностика. Теория и практика

ДИАГНОСТИКА КОГНИТИВНОЙ СФЕРЫ

ДИАГНОСТИКА ИНТЕЛЛЕКТА И УМСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Представления об интеллекте

Вопрос о том, что измеряют тесты интеллекта, является принципиальным для практического психолога, использующего их. Ответ, казалось бы, очевиден — интеллект. Но что такое интеллект, как определить его сущность, природу, механизмы — это вопросы, остающиеся открытыми до настоящего времени, несмотря па более чем вековую историю изучения интеллекта научной психологией. Но еще до ее выделения в самостоятельную науку ученые-философы и естествоиспытатели с разных сторон рассматривали те характеристики индивидов, которые можно назвать интеллектуальными, и в первую очередь мышление и способность к обучению. При этом поднимались и обсуждались такие важные проблемы, относящиеся к интеллекту, как роль разума в жизни человека (Демокрит, Платой, Аристотель, Ф. Бэкон), возможности разума в познании окружающей жизни и себя (Аристотель, Эпикур, Луне Скотт, В. Оккам, Р. Декарт, Спиноза, Лейбниц), происхождение и эволюция разума (Дидро, Руссо, Т. Браун, Дж. Милль, Дж. С. Милль), его связь с чувствами и сенсорными процессами (Декарт, Лейбниц, Дж. Локк, Д. Гартли). Рассматривались вопросы о сущности и характере интеллектуальной активности (Аристотель, Платон, Гоббс), были выдвинуты гипотезы относительно закономерностей функционирования мышления (Дж. Локк, Д. Гартли, Т. Браун), предприняты попытки выделить и изучить отдельные мыслительные приемы (Дж. С. Милль)[1]. Оценивая значимость описываемого периода для разработки проблем сущности и природы интеллекта, нельзя не отметить, что уже само по себе открытие проблем, постановка вопросов важны для прогресса науки.

Вместе с тем многие ученые, несмотря на наивность и незрелость отдельных суждений, интуитивно здраво подходили к пониманию зависимости интеллекта как от биологического субстрата (мозга), так и от особенностей обучения, точно определяя функции интеллекта и утверждая некоторые важные характеристики интеллектуальной активности.

Понятие "интеллект" (англ. intelligence) как объект научного исследования было введено в психологию английским антропологом Френсисом Гальтоном в конце XIX в. Находясь под влиянием эволюционной теории Чарльза Дарвина, он считал решающей причиной возникновения любых индивидуальных различий, как телесных, так и психических, фактор наследственности. Если раньше наследственностью объясняли только умственную отсталость и гениальность, то Гальтон распространил влияние этого фактора на все уровни развития интеллекта — как самые низшие и высшие (талантливость), так и средние.

Согласно Ф. Гальтону, весь спектр интеллектуальных способностей наследственно детерминирован, а роль в возникновении индивидуальных различий по интеллекту обучения, воспитания, других внешних условий развития отрицалась или признавалась несущественной.

Представления Ф. Гальтона об интеллекте как наследственно обусловленной способности на многие десятилетия определили взгляды психологов, занимавшихся исследованием интеллекта, а также повлияли на методологию его измерения. Создатели первых тестов интеллекта А. Бине, Дж. Кеттелл, Л. Термен и другие полагали, что они измеряют способность, не зависимую от условий развития.

Начиная с работ Гальтона, проблема интеллекта приобрела особое значение, чего раньше не было. Популярность его исследований обусловила появление большого числа публикаций по этой проблеме — только на Западе к концу XX в. было опубликовано свыше 900 000 работ, посвященных интеллекту. Заслуга Ф. Гальтона состояла еще и в том, что он, будучи антропологом, распространил идеи экспериментального исследования и измерения с телесных характеристик человека на его психические функции, в том числе и интеллектуальные характеристики. В 1882 г. Ф. Гальтон организовал в Лондоне антропометрическую лабораторию, в которой любой человек мог за плату измерить свои как телесные (рост, вес, мышечную силу), так и психологические параметры, касающиеся главным образом чувствительности, образной памяти, моторных функций. Ф. Гальтон предложил для изучения связи признаков (свойств) процедуру вычисления корреляций. Человека он рассматривал как единое целое, совокупность телесных и психических признаков, измеренных объективными методами, связанных линейной связью и образующих его индивидуальность. Такой подход имел принципиальное значение для развития исследований по проблеме интеллекта.

Генерализованное понимание интеллекта как способности требовало конкретизации ответов на вопросы, касающиеся сущности, природы и внешних проявлений такой характеристики. Эти вопросы интересовали психологов на протяжении всего XX в. Однако однозначных ответов на них не получено до сих пор. В настоящее время в словарях интеллект определяется в первую очередь как способность обучаться, рассуждать, понимать, улавливать истину, связи, значения, анализировать факты и т.д.

На протяжении XX в. были подвергнуты проверке и анализу следующие подходы к пониманию сущности интеллекта:

— как способности обучаться (А. Бине, Ч. Спирмен, С. Колвин, Г. Вудроу и др.);

— как способности оперировать абстракциями (Л. Термен)

— как способности адаптироваться к новым условиям (В. Штерн, Л. Терстоун, Эд. Клапаред, Ж. Пиаже).

Понимание интеллекта как способности к обучению распространено в зоопсихологии, где сравниваются интеллектуальные возможности разных видов живых организмов на основе особенностей их обучения. В исследованиях Б. Скиннера, Э. Торндайка, А. Биттермана было обнаружено, что кривые обучения многих видов позвоночных имеют одинаковую форму, что позволило предположить у них сходные способности к обучению и, следовательно, одинаковый уровень интеллекта.

Понимание интеллекта как способности к обучению разделяли и некоторые известные психологи начала XX в. Так, в ранних исследованиях А. Бине и Спирмена фактически отождествлялись интеллект и способность к обучению. В. Хенмон считал, что интеллект измеряется способностью к овладению знаниями и теми знаниями, которыми владеет человек. В. Диаборн называл интеллектом способность обучаться или приобретать опыт, а лучшим тестом на интеллект — измерение реального прогресса в обучении.

Современные психологи, рассматривающие интеллект как способность к обучению, пытаются выявить критерии обучения, выступающие как показатели интеллекта. Может ли таким критерием являться скорость обучения? По мнению многих, нет. Так, Р. Сноу и Э. Йелоу считают, что представлять различия в интеллекте как различия в скорости обучения безосновательно, так как скорость обучения зависит от многих факторов (типов задач, компонентов внутри каждой задачи, методов обучения, интереса к изучаемому и проч.). В интеллекте больше различий, чем различий в скорости. Попытки индивидуализировать обучение, опираясь только на учет скорости обучения, потерпели неудачу: не удалось сгладить индивидуальные различия в успешности обучения и в интеллектуальных измерениях даже тогда, когда каждый учился такое время, которое ему требовалось. Скоростной фактор можно считать показателем обучаемости, но не единственным, а лишь одним из ряда. Сопоставлять индивидов по обучаемости, используя скорость обучения, возможно лишь при условии элиминирования всех прочих факторов, влияющих на обучение, главные из которых — интерес к изучаемому и личность учителя.

Более обоснованным является выбор в качестве критериев интеллекта, проявляемого в учебной деятельности, легкости обучения и способности к переносу. Этой позиции придерживаются, например, Дж. Хант и Д. Фергюсон, считающие, что интеллектуальные способности проявляются в умении перенести навык решения одних задач на другие, подметив их сходство. Кроме того, интеллект, проявляемый в способности к обучению, рассматривается современными психологами как более сложная характеристика по сравнению с прежними представлениями. Он лежит не только в основе усвоения знаний, умений и навыков, по и стратегий как программ решения разных задач, а также проявляется в легкости и способности переноса усвоенного в новые ситуации.

Тем не менее определение интеллекта как способности к обучению не может полностью удовлетворить психологов. Учебная деятельность является ведущей в определенный период жизни человека (детский, подростковый и юношеский). Интеллект взрослого человека проявляется прежде всего в успешности решения иных (не учебных) проблем — профессиональных, житейских и др. Успешность решения этих проблем не всегда связана с успешностью учебной деятельности. Хрестоматийным является пример Альберта Эйнштейна, который был плохим учеником в школе, провалился на экзаменах в Политехнический университет Цюриха, а позднее поступил в него и с трудом закончил, получив плохие отзывы на дипломную работу.

Открытым остается и вопрос о том, существует ли общий фактор, или общая способность к обучению. По данным А. Фламмера, проанализировавшего восемь исследований этой проблемы, выполненных известными американскими психологами, только в одной из них был найден общий фактор обучаемости. Другой исследователь, К. Павлик, установил, что интеркорреляции успешности обучения разным типам задач колеблются от 0,10 до 0,20. В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что обучаемость зависит от содержания изучаемого; в обучаемости проявляется избирательность к усвоению разной информации.

Вывод, который можно сделать из приведенных работ, следующий: обучение представляет собой сложную деятельность, и его успешность зависит от многих факторов, а не только от уровня интеллекта. Среди этих факторов как качества самого ученика (мотивация, черты характера и проч.), так и внешние по отношению к ученику обстоятельства (тип учебного заведения, методы преподавания и проч.). Поэтому не стоит отождествлять успешность обучения с интеллектом.

Об этом же свидетельствуют работы отечественных психологов, посвященные проблеме обучаемости. Современной психологии и педагогике известно, что адекватность педагогического воздействия индивидуальным особенностям учащегося может значительно повысить эффективность обучения. Поэтому по характеру обучаемости нельзя делать окончательные выводы о достоинствах интеллекта даже у детей школьного возраста. Безусловно, интеллект — лишь один из факторов обучаемости, а обучаемость — лишь одно из многих проявлений интеллекта.

Другое известное понимание интеллекта как способности оперировать абстрактными отношениями и символами разделяли Л. Термен, один из создателей Шкал Стэнфорд — Бине, Дж. Петер-сон и другие известные психологи начала XX в. Так, Э. Торндайк представлял, что интеллект зависит от абстрактного мышления и проявляется в умении опираться па абстрактные признаки при решении проблем.

Однако понимание интеллекта как способности к абстракции не может устроить психологов, так как ограничивает сферу интеллектуальных способностей, исключая из них перцептивную и моторную области. Кроме того, получившая широкое признание концепция практического интеллекта не предполагает обязательного оперирования абстракциями. Такое определение указывает на одну из сторон в проявлениях интеллекта, на один из механизмов его осуществления — вербальный, оставляя в стороне вопрос о его сущности.

На протяжении долгого времени весьма распространенным было понимание интеллекта как способности адаптироваться к новым условиям. Еще В. Штерн определил его как способность использовать способы мышления применительно к цели и приспосабливать их к новым ответам. Другой психолог начала XX в. — Р. Фримен определил его как адаптацию интеллектуальных целей и средств для их достижения, а также как сбалансированную реакцию на целостный мир вещей, идей и личностей. Подобных взглядов придерживались Р. Пинтнер, Л. Терстоун, Эд. Клапаред, Ж. Пиаже и др.

В более поздних исследованиях, рассматривающих психическую деятельность с точки зрения ее информационного характера, по существу, вновь подчеркивается адаптивная функция интеллекта. Таковы определения интеллекта как "общей стратегии процесса получения информации", "способности к использованию различных видов информации"[2].

В 70-е гг. XX в. появились представления об интеллекте как о компьютерной программе. Вот как, например, сказал об этом известный психолог Г. Гарднер: "Вообще интеллект можно определить как нейронный механизм или компьютерную систему, которая генетически запрограммирована реагировать на определенные виды внутренней или внешней информации"[3]. Главную задачу исследователи видели в том, чтобы найти аналогию между ходом человеческой мысли и расчетами компьютера, решающего задачу. Психологи, идущие таким путем, пытаются истолковать интеллект в терминах информационных процессов, возникающих у человека при решении задачи.

Видными сторонниками такого подхода к пониманию интеллекта являются Артур Дженсен, Эрл Хант, Роберт Стернберг, Герберт Саймон. Так, Г. Саймой пытался попять интеллект путем изучения информационных процессов, протекающих у человека, решающего очень сложные задачи, такие как логические или шахматные. Вместе с А. Ньюэллом он смоделировал на компьютере решение таких задач. Позднее, в 1980-е гг. он совместно с другими учеными (Р. Глезер, Дж. Ларкии, А. Лесголд и др.) исследовал решение проблем, требующих значительного уровня специальной компетентности, таких как постановка медицинского диагноза, физические задачи. Сравнивая выполнение этих задач высококвалифицированными специалистами и новичками, психологи обнаружили, что различия между этими двумя группами испытуемых не в характере задействованных информационных процессов, а в количестве и степени организации знаний, которые использовались для решения.

Один из самых известных исследователей интеллекта последнего времени Р. Стернберг изучал протекание информационных процессов при выполнении человеком сложных мыслительных задач, таких как аналогии, завершение серий и силлогизмы[4]. Основную цель он видел в том, чтобы найти те характеристики, которые делают одних более эффективными обработчиками информации по сравнению с другими. Стернберг разработал специальные задачи, в которых можно было выделить интеллектуальные процессы и стратегии, используемые индивидами при решении традиционных тестовых задач. Свою технику он назвал компонентным анализом.

Основное положение своей теории, названной триархической, Стернберг сформулировал так: "Интеллект можно определить как вид умственной саморегуляции (самоуправления) — умственное управление своей жизнью конструктивным, целенаправленным способом". Умственная саморегуляция содержит три основных элемента: адаптацию к окружающей среде, селекцию новых влияний окружающей среды и формирование окружающей среды. Адаптация — это приспособление человека к среде, селекция — выбор среды, совместимой с индивидом, той, к которой можно приспособиться, а формирование — это приспособление окружающей среды к человеку.

Итак, человек может разными способами действовать по отношению к среде, но компоненты интеллекта, которые при этом он использует, универсальны. Их три:

— метакомпоненты (процессы, обеспечивающие планирование, контроль и оценку решения проблем);

- компоненты исполнения (процессы низшего порядка, используемые для выполнения команд метакомпонентов);

- компоненты приобретения знаний (процессы, используемые для обучения тому, как решать проблемы).

Все компоненты взаимозависимы и действуют совместно, когда человек решает проблему. Проблемы различаются степенью новизны, а люди — своей способностью справиться с новыми задачами и ситуациями. Эта способность, по мнению Р. Стернберга, зависит от степени автоматизации информационных процессов: более интеллектуальные индивиды более способны к автоматизации информационных процессов, участвующих в решении.

Теория Р. Стернберга относится к самым известным и тщательно разработанным теориям интеллекта последнего времени. Не останавливаясь на се детальном анализе, укажем только, что и в ней интеллект рассматривается как информационная система, служащая приспособлению человека к окружающей среде (в широком смысле слова).

Надо отметить, что, отождествляя в определенной степени интеллектуальное выполнение с работой информационной системы, психологи не только ввели новые параметры проявления интеллекта, но и накопили новые фактические сведения относительно индивидуальных различий по этим параметрам. Это стало отправным пунктом и предпосылкой последующих работ по проблеме интеллекта и обеспечило их преемственность. Но нельзя не указать на существенный общий недостаток информационного подхода к интеллекту, не позволивший позитивно решить многие проблемы — неучет того, что когнитивные процессы протекают в "аранжировке" личностных особенностей (эмоций, мотивов, установок и проч.). Последние остаются вне анализа исследователей, работающих в рамках информационного подхода.

Вместе с тем информационные теории интеллекта также определяют интеллект с точки зрения его адаптивности. Указание па приспособительный характер интеллекта — это то, что в настоящее время объединяет всех его исследователей. Так, в коллективной монографии, изданной под редакцией Р. Стернберга, термин "интеллект" определяется авторами разными способами, но все согласны с тем, что его можно соотнести с "целенаправленным адаптивным поведением"[5].

Популярность определений интеллекта, указывающих па его приспособительный характер, объясняется тем, что в них выявляется функциональное значение интеллекта. Но указание функции, цели использования интеллекта не тождественно выяснению его сущности. Вместе с тем сам термин "адаптация" тоже многозначен и неодинаково понимается психологами. В частности, можно привести следующие его интерпретации:

Г. Спенсер обозначал им специфические, связанные с расовыми различиями, приемы приспособления к жизни;

— В. Штерн называл адаптацией деятельность, соответствующую цели;

— Ч. Спирмен рассматривал адаптацию как постижение истины, эффективное действие в данных условиях;

— К. Фельдман адаптацией называет выживание в трудных обстоятельствах, характерных для культурной или этнографической группы.

Выше уже обсуждалось, как широко понимает термин "адаптация" Р. Стернберг.

Надо заметить, что широкая трактовка понятия "адаптация" еще больше затрудняет возможность использования его как определяющего сущность интеллекта.

Можно констатировать, что существует бесчисленное количество определений интеллекта. Едва ли не каждый исследователь этой проблемы имеет собственное представление об интеллекте, расходящееся с другими. Это дало основание Г. Гарднеру высказать следующее суждение: "Интеллект — это такое слово; мы пользуемся им так часто, что стали верить в его существование как некой реальности, измеряемой сущности, а не как удобного способа обозначения некоторых феноменов, которые могут существовать, а могут и не существовать"[6]. Испанский философ И ела на международном конгрессе в Париже в 1955 г. признал, что "идея интеллекта — это абстракция, описательный инструмент, а не реальность, хотя за этим и скрывается измерение разнообразных интеллектуальных выполнений"[7].

Все вышеизложенное порождает множество вопросов, часть из которых чаще всего задают себе исследователи данной проблемы:

Существует ли нечто, называемое интеллектом, и если да, то что это?

Может быть, правы те психологи, которые разочаровались в своих попытках понять сущность интеллекта и отказали последнему в праве на существование в качестве реальной психологической характеристики?

Можно ли считать, что интеллект — это фикция, вымысел психологов, пытавшихся объяснить результаты своих тестовых измерений?

Существование понятия "интеллект" в обыденном сознании, сходство в его понимании разными группами людей, в том числе и относящимися к разным культурам, использование этого термина в повседневной жизни для оценки индивидов и их возможностей в выполнении разных видов деятельности, безусловно, свидетельствуют в пользу реальности интеллекта как психической особенности. Соответственно, необходимы и методы его диагностики.

Но, прежде чем обратиться к обсуждению этих вопросов, следует рассмотреть мнения тех психологов, которые не ограничивались попытками определить интеллект в целом, а пытались подвергнуть анализу его структуру.

  • [1] Ярошевский М. Г. История психологии: от античности до середины XX века. М., 2000.
  • [2] Learning and individual differences. N. Y., 1967. P. 63.
  • [3] Gardner H. Frames of mind: the theory of multiple intelligence. N. Y., 1983.
  • [4] Sternberg R.J. The triarchic mind. A new theory of human intelligence. N. Y., 1988.
  • [5] Handbook of human intelligence / ed. by R.J. Sternberg. Cambridge, 1982. P. 12.
  • [6] Gardner II. Frames of mind: the theory of multiple intelligence. P. 69.
  • [7] Bokman S. What is intelligence? P. 72.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика