Невербальные тесты интеллекта

Как уже указывалось в гл. 3, одним из критериев классификации методик в отечественной психологической диагностике является форма (характер) стимульного материала. По этому критерию выделяют вербальные и невербальные тесты интеллекта.

Вербальные состоят из заданий, стимульный материал которых представлен в языковой форме — это слова, высказывания, тексты. Содержанием работы испытуемых является установление логико-функциональных и ассоциативных связей в стимулах, опосредованных языковой формой. Невербальные тесты интеллекта состоят из заданий, в которых стимульный материал представлен либо в наглядной форме (в виде графических изображений, рисунков, чертежей), либо в предметной форме (кубики, части объектов и проч.). В этих тестах знание языка требуется только для понимания инструкций, которые намеренно делаются простыми и по возможности короткими.

Таким образом, вербальные тесты интеллекта дают показатели словесного (понятийного) логического мышления, а с помощью невербальных тестов оценивается наглядно-образное и наглядно-действенное логическое мышление.

В зарубежной психодиагностике иногда применяется несколько отличная от изложенной классификация невербальных методик. Выделяются:

  • — тесты действия,
  • — неязыковые,
  • — невербальные тесты[1].

Тесты действия (performance tests) требуют операций с предметами при минимальном использовании карандаша и бумаги или выполнения заданий посредством каких-либо движений на бумаге (рисование фигуры, вычерчивание пути выхода из лабиринта и проч.).

Неязыковые тесты (nonlanguage tests) разрабатываются так, что не требуют использования языка ни от испытуемого, ни от диагноста. Стимульный материал этих тестов представлен в невербальной форме, а инструкции к ним осуществляются непосредственным показом или жестами, без использования речи (как устной, так и письменной).

Невербальные тесты {nonverbal tests) в излагаемой классификации правильнее называть, как указывает А. Анастази, тестами, не требующими умений читать и писать. Их выполнение опирается па применение устных инструкций и общение с диагностом. В заданиях могут быть использованы как предметы и наглядные изображения, так и вербальное содержание. Например, они могут быть направлены на диагностику понимания значений слов, предложений или коротких абзацев, предъявляемых с помощью изобразительных средств (с одновременными устными указаниями по каждому заданию). Поэтому в отличие от неязыковых тестов невербальные (в понимании некоторых западных психологов) непригодны для лиц, говорящих на другом языке, а также для неслышащих индивидов.

Тесты действия, неязыковые и невербальные тесты за рубежом обычно называют тестами для специфических популяций[2]. Это связано с тем, что перечисленные тесты изначально разрабатывались и применяются для диагностики индивидов, которые не могли быть адекватно оценены с помощью обычных, традиционных вербальных тестов:

  • — детей с неразвитой речью;
  • - не умеющих читать и писать;
  • — детей дошкольного возраста с дефектами речи;
  • — детей с задержками умственного развития;
  • - неграмотных и не умеющих читать любого возраста;
  • — иностранцев;
  • - тех, кто длительное время находился в среде с дефицитом общения (заключенные).

Помимо перечисленных групп испытуемых, тесты с невербальным содержанием заданий применяются для диагностики тех индивидов, в отношении которых важно оценить уровень развития наглядного мышления. Это, например, могут быть профессиональные группы (чертежники, конструкторы, художники и проч.).

Рассмотрим некоторые из широко применяемых (в том числе и в нашей стране) невербальных тестов интеллекта.

Примером теста действия является тест "Доски форм Сегена" (Seguin Fojm Boards), известный в нашей стране под названием "Тест воспроизведения прежнего порядка на доске", разработанный французским врачом Э. Сегеном в 1866 г. Он применяется для диагностики детей с умственной отсталостью, начиная с двух лет. Другое название этой методики связано с характером стимульного материала, состоящего из пяти досок с гнездами, в которых расположены разные фигурки.

На первой доске располагаются десять фигур, на второй — две фигуры, каждая из которых состоит из двух частей, на третьей — две фигуры, одна из которых состоит из четырех, а другая из шести частей, на четвертой — пять фигур, состоящих из двух или трех частей, на пятой — четыре фигуры, состоящие из двух и четырех частей.

Диагностика проводится индивидуально. Перед ребенком располагают первую доску с вставленными в гнезда фигурками и предлагают внимательно рассмотреть ее. Через 10 секунд психолог переворачивает доску, а выпавшие из гнезд фигурки перемешивает, после чего просит ребенка воспроизвести прежний порядок (уложить все фигурки на прежнее место). Делаются три пробы, а показателем является самое короткое время, потребовавшееся ребенку для выполнения задания. Процедура повторяется с каждой из следующих четырех досок. Помимо времени выполнения, фиксируются ошибки, отдельные попытки и особенности действий ребенка, его высказывания, а также характер использования помощи психолога при безуспешных попытках выполнить задания. Виды помощи различны и оказываются в определенной последовательности через определенные промежутки времени (например, через 1 минуту). Сначала применяется организующая (стимулирующая) помощь, затем следует словесная подсказка, в последнюю очередь подсказка действием (вкладыванием какой-либо части фигуры).

Методика Сегена, являясь достаточно простой в использовании, отличается хорошими дифференцирующими возможностями (оценивает разные уровни умственной отсталости) и широко применяется в настоящее время в клинической психодиагностике.

К тестам действия относятся лабиринтные тесты, первый из которых был разработан в 1914 г. С. Д. Портсусом (Porteus Maze Test). Эти тесты состоят из серий изображенных линиями лабиринтов возрастающей трудности. От испытуемого требуется провести кратчайший путь от входа до выхода из лабиринта, не отрывая карандаша от бумаги. Показателями в этих тестах являются время выполнения и число допущенных ошибок. Они довольно широко используются для диагностики как детей, так и взрослых.

Типичным и широко распространенным невербальным тестом интеллекта являются Прогрессивные матрицы (Progressive Matrices), разработанные в Великобритании (Дж. Равен, 1999). Авторами первой редакции, появившейся в 1936 г. pi предназначенной для диагностики детей, были Л. Пенроуз и Дж. Равен. Впоследствии работу с тестовыми заданиями осуществлял Дж. Равен, поэтому рассматриваемую методику иногда называют тестом Равена (Raven's Progressive Matrices — RPM). Первый вариант для взрослых появился в 1960 г.

Методика основана на теории гештальтпсихологии. Каждое задание рассматривается как определенное целое, состоящее из ряда взаимосвязанных элементов. Предполагается, что вначале испытуемый осуществляет глобальное оценивание матрицы, а затем дифференцирует изображение на отдельные элементы с выделением принципа их интеграции. На заключительном этапе выделенные элементы включаются в целостный образ, что и позволяет обнаружить недостающую часть изображения.

Разработанный в соответствии с традициями английской школы изучения интеллекта, согласно которым наилучшим способом его измерения является выявление отношений между абстрактными фигурами, этот тест многими британскими психологами рассматривается как лучший из существующих измеритель генерального фактора (g-фактора).

Стимульным материалом этой методики являются матрицы — композиции с пропущенным элементом. Испытуемый должен выбрать недостающий элемент среди 6—8 предложенных вариантов. В настоящее время используются три формы теста, рассчитанные па разный возраст и разный уровень интеллектуального развития. В каждой из них однотипные, но возрастающей сложности задания, организованы в некоторое число серий, трудность которых также повышается от первой к последующим. Усложнение заданий как внутри каждой серии, так и от серии к серии позволяет, по мнению автора, осуществить принцип прогрессивности (с ним связано и название методики — Прогрессивные матрицы). Он состоит в том, что выполнение предшествующих заданий является подготовкой испытуемого к выполнению последующих -идет процесс обучения.

Первая форма теста — Стандартные черно-белые прогрессивные матрицы (Standard Progressive Matrices — SPM, последняя редакция относится к 1996 г.). Она предназначена для диагностики индивидов в возрасте от 8 до 65 лет. Материал этой формы состоит из 60 матриц, разбитых на пять серий (А, В, С, D, Е). В первой серии требуется умение дифференцировать компоненты структуры, а в последующих, более трудных, предполагается использование мышления по аналогии, перестановок, умений понимать принципы сложных изменений фигур и других мыслительных действий.

Другая, более легкая, форма теста — Цветные прогрессивные матрицы (Coloured Progressive Matrices — СРМ) — используется для диагностики детей в возрасте от 5 до 11 лет, а также для лиц пожилого возраста (от 60 до 89 лет) и умственно отсталых взрослых. Материал этой формы состоит из 36 матриц, разбитых на три серии. В заданиях требуется дополнить недостающую часть изображения, опираясь на точность различения и мышление по аналогии.

Третья форма — Прогрессивные матрицы повышенной сложности (Advanced Progressive Matrices — АРМ, 1994) — была специально разработана для тестирования подростков и взрослых с высоким уровнем интеллектуального развития.

Проведение теста не ограничено во времени, может быть как индивидуальным, так и групповым. Психометрические параметры высоки и получены на разных как по объему, так и по характеру выборках[3]. Показатели ретестовой надежности находятся в пределах от 0,7 до 0,8, гомогенности — от 0,8 до 0,9. Корреляции с вербальными и невербальными тестами варьируют в пределах от 0,4 до 0,75. Коэффициенты прагматической валидности при использовании в качестве внешнего критерия успешности учебной деятельности несколько ниже по сравнению с вербальными тестами интеллекта.

В группу невербальных тестов включают тесты, разработанные специально для диагностики представителей разных культурных групп. Как уже сообщалось, связь тестирования интеллекта с культурой определенной социальной группы ограничивает сферу применения тестов. Они оказываются неадекватными для обследования лиц, принадлежащих к иной культуре, чем та, в которой они создавались. Поэтому перед исследователями встала проблема разработки таких интеллектуальных тестов, которые были бы свободны от влияния культуры.

При их создании пытались исключить параметры, по которым чаще всего различаются культуры. Наиболее известный из них -язык, другой параметр — скорость выполнения теста; еще одно различие между культурами — наличие специфичной информации, которая может предоставляться лишь в некоторых культурах. Учет этих параметров различий между культурными группами привел к тому, что тесты, "свободные от влияния культуры" (culture-frcc,culturc-fair), делали невербальными, в них не использовали информацию, специфичную для некоторых культур и старались исключить влияние скорости выполнения.

Первым тестом, свободным от влияния культуры, считается армейский тест Бета, разработанный в период Первой мировой войны в США.

Еще один тест такого типа — Нарисуй человека (Draw-a-Man Test), разработанный американским психологом Флоренс Гудинаф и описанный в 1926 г., был предназначен для диагностики детей в возрасте от 3 до 13 лет. Ребенка просили изобразить на листе бумаги мужчину, причем сделать это как можно лучше. Время рисования не ограничивалось. Оценка уровня интеллектуального развития осуществлялась на основе того, какие части тела и детали одежды изображал испытуемый, как учтены пропорции фигуры, перспектива и т.д. Именно детальность рисунка является основным показателем интеллекта ребенка. В основе такого подхода лежит гипотеза о том, что рисунок предмета должен отражать его существенные черты, которые ребенок выделил в нем как в представителе определенного класса предметов. Рисунок рассматривается как выраженное в графической форме понятие о предмете. Ф. Гудинаф разработала шкалу, по которой можно оценить 51 элемент рисунка, а также получила статистические нормы для каждой возрастной группы. Психометрические характеристики теста достаточно высокие: коэффициент ретестовой надежности — 0,68, коэффициент гомогенности — 0,89, коэффициент валидности — 0,5.

Этот тест применялся без изменений с момента создания до 1963 г., когда Д. Харрис пересмотрел его, расширил и опубликовал под названием Тест рисования Гудинаф — Харриса (Goodenough — Harris Drawing Test). В этом варианте после завершения рисунка мужчины ребенку предлагалось рисовать женщину. Выполнение оценивалось на основе учета 73 элементов рисунка (для изображения мужчины) и 71 (для изображения женщины). За наличие каждого из этих элементов начисляется по 1 баллу. Были выделены 10 категорий информативных признаков:

  • 1) части тела, детали лица;
  • 2) объемность изображения частей тела;
  • 3) качество соединения частей тела;
  • 4) соблюдение пропорций;
  • 5) правильность и детальность изображения одежды;
  • 6) правильность изображения фигуры в профиль;
  • 7) качество владения карандашом, твердость и уверенность прямых линий;
  • 8) степень произвольности владения карандашом при рисовании;
  • 9) особенности техники рисования (только у старших детей), например, штриховка;
  • 10) выразительность передачи движений фигуры.

Наряду с оценкой рисунков по элементам была предложена более простая обработка — качественная оценка путем их сопоставления с 12 образцами-эталонами (по степени сходства). Нормы были получены для возрастов от 5 до 15 лет. Ретестовая надежность Теста рисования выше, чем у Теста Гудинаф (порядка 0,80), а валидность сохранилась на том же уровне. В России эти методики не использовались.

Применение Теста рисования для обследования разных культур и этнических групп показало, что его результаты в большей степени зависят от фактора культуры, чем это предполагалось авторами. Проанализировав работы, относящиеся к этому тесту, Ф. Гудинаф и Д. Харрис высказали мнение, что "поиск теста, свободного от влияния культуры, независимо от того, измеряет ли он интеллект, художественные способности, социально-личностные характеристики или любые другие черты, является иллюзорным"[4].

Еще один тест — Интеллектуальный тест, свободный от влияния культуры (Culture-Fair Intelligence Test) был разработан Р. Б. Кеттеллом. Он имеет три варианта. Первый предназначен для детей 4—8 лет и умственно отсталых взрослых; второй — для детей 8—13 лет и взрослых, не имеющих высшего образования; третий — для детей 10—16 лет и взрослых с высшим образованием.

Первый вариант содержит восемь субтестов, из которых лишь четыре обозначены автором как "свободные от влияния культуры". Второй и третий варианты различаются лишь трудностью заданий. Они состоят из двух частей, каждая из которых включает по четыре одинаковых субтеста. Субтест "Серии" состоит из заданий, требующих выбора завершающего серию элемента. В заданиях субтеста "Классификации" следует найти элемент, не подходящий к другим находящимся в ряду. В субтесте "Матрицы" нужно отметить элемент, правильно дополняющий каждую матрицу. В субтесте "Условия" требуется найти среди предлагаемых вариантов тот, для которого соблюдалось условие, заданное в образце.

Все задания представлены в графической форме, а время их выполнения ограничено — 3—4 минуты. Первичные баллы переводятся в шкальные оценки, по которым устанавливается соответствие испытуемого статистической норме (ее границы — 85 и 115 IQ).

Коэффициенты надежности и валидности этого теста находятся на нижнем уровне допустимости, а проверки на выборках из разных стран Европы, Америки, Азии и Африки показали зависимость его результатов от фактора культуры (причины, по которым влияние фактора культуры невозможно устранить, будут рассмотрены в гл. 19).

В заключение следует отметить, что по данным многих тестологов валидность тестов, разрабатываемых как "свободные от влияния культуры", низка в любой культуре. Это объясняется тем, что, пытаясь исключить из заданий тестов специфичное содержание и оставить только равно известное представителям разных культур, диагносты измеряют с их помощью тривиальные функции, не всегда соотносимые с показателями интеллектуального развития. По существу, устранение культурных различий из тестов интеллекта означает исключение из них интеллектуальных компонентов. Как отметил Дж. Брунер, "свобода от культуры" есть просто "свобода от интеллекта"[5].

В 2006 г. Д. Наглиери на основе теста Д. Векслера была создана Невербальная шкала способностей Векслера ( Wechsler Nonverbal Scale of Ability — WNV, создатели Brunnert K. A., Naglieri J. A, Hardy-Braz St. Т., 2009). Этот тест предназначен для возрастов от 4 лет до 21 года. Поскольку его задания не включают вербальное содержание, авторы считают, что его выполнение меньше зависит от образования, языковых знаний, речевого развития и культурной принадлежности. Кроме того, использование этого теста было апробировано на слабослышащих, имеющих проблемы с моторикой и индивидах с нарушениями цветового зрения (за исключением тех, кто не различает желтый и голубой цвета, а также не воспринимает цвета вообще).

При разработке теста был использован ряд инноваций, наиболее существенная из которых — использование инструкций в форме рисунков, последовательно иллюстрирующих, как испытуемый должен действовать, решая задания. Например, инструкция к субтесту Матрицы выглядит следующим образом: па первой картинке диагност показывает испытуемому на матрицу, на второй картинке диагност показывает на варианты ответов, а испытуемый рассматривает и обдумывает их, на третьей картинке изображен испытуемый, показывающий правильный ответ. Эта иллюстрированная инструкция сочетается со стандартной инструкцией, состоящей из простых предложений. Инструкции оценивались экспертами, среди которых были психологи, работавшие с представителями разных культур, а также с неслышащими и слабослышащими испытуемыми. Такой подход к инструктированию в сочетании с гибкой поддержкой испытуемого, включающей дополнительные пояснения, обеспечивает понимание заданий и способа их решения представителями разных культур независимо от знания языка.

Тест состоит из шести субтестов.

  • 1. Матрицы (МА) включают композиции с пропущенным элементом, который следует найти среди предлагаемых вариантов ответов.
  • 2. Кодирование (СБ) состоит из заданий, в которых испытуемый должен копировать символы, находящиеся в ключе в парах с простыми геометрическими фигурами или числами; время выполнения ограничено.
  • 3. Сборка объектов (ОА) — задания состоят из частей, которые следует использовать для складывания фигур.
  • 4. Узнавание (ИЭ) — в заданиях этого субтеста испытуемый должен, посмотрев в течение 3 секунд на геометрическую фигуру, идентифицировать ее с фигурой среди четырех или пяти вариантов ответов.
  • 5. Заполнение пространства (ББр) — в этом субтесте испытуемый укладывает серии блоков в соответствии с тем, как показал психолог. При "Заполнении вперед" он должен повторить последовательность укладываемых блоков в том порядке, как показал психолог. При "Заполнении назад" испытуемый должен укладывать блоки в порядке, обратном тому, который показал психолог.
  • 6. Раскладывание картинок (РА) — в заданиях требуется разложить картинки в логической последовательности так, чтобы получился связный рассказ.

В обследовании используются батареи из четырех или двух субтестов, которые представляют собой разные комбинации из перечисленных шести субтестов, зависимые от возраста испытуемых и цели диагностики. Время обследования батареей из четырех субтестов — 45 минут, из двух — примерно 20 минут. Сырые баллы переводятся в Т-оценки, полный суммарный показатель по тесту равен 100 ± 15.

Тест проверен и стандартизирован на специфических популяциях США и Канады. Его гомогенность находится в пределах от 0,90 до 0,91, ретестовая надежность высока, но различается для субтестов. Теоретическая валидность, определявшаяся по сопоставлению как с невербальными, так и смешанными тестами (в том числе WISC IV и WAIS III) - от 0,60 до 0,82 для батарей из четырех субтестов и от 0,43 до 0,71 для батарей из двух субтестов. Высокими являются корреляции с уровнем учебных достижений, а также с экспертными оценками учителей.

В пашей стране этот тест не применяется.

  • [1] Анастази А Психологическое тестирование : в 2 т. Т. 1. М., 1982.
  • [2] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. Т. 1. М., 1982.
  • [3] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. Т. 1. Мм 1982.
  • [4] Анастази А. Психологическое тестирование : в 2 т. Т. 1. М., 1982. С. 262.
  • [5] Bruner J. S. Acts of meaning. L., 1990.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >