Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психодиагностика. Теория и практика

КРЕАТИВНОСТЬ И ЕЕ ДИАГНОСТИКА

Представления о креативности

Понятие "креативность" (от лат.создание, сотворение), являясь аналогом понятия "творческие способности", неразрывно связано с творчеством, творческой деятельностью, порождающей нечто качественно новое (либо для творца, либо для группы или общества в целом). Несмотря на значимость и большую историю, проблемы творчества и творческих способностей до сих пор недостаточно разработаны. Как отмечает известный исследователь этой проблематики Д. Б. Богоявленская[1], принципиальная спонтанность творческого процесса делает его практически неуловимым для естественнонаучных методов. Эта спонтанность проявляется как в невозможности прогнозировать момент озарения и творческого решения, так и в неопределенности (неожиданности) самого предмета творчества, творческой идеи, которые могут возникать вне связи с целью данной познавательной деятельности ("чтобы изобретать надо думать около").

Довольно долго творческие достижения человека объясняли высоким уровнем общих и специальных способностей, фактически не выделяли творческие способности как особый вид, отождествляли их с интеллектом. Толчком для их выделения как особого вида послужили сведения об отсутствии связи между выполнением тестов интеллекта и успешностью решения проблемных ситуаций. Было также отмечено, что творческие возможности человека не совпадают со способностями к обучению. Тенденция к выделению креативности как специфического вида способностей возникла в 50-е гг. XX в. и связана прежде всего с именами известных американских психологов Л. Терстоуна и Дж. Гилфорда.

Л. Терстоун проанализировал возможную роль в креативности способностей быстро усваивать и разными способами использовать новую информацию. Он отмстил роль в творческих достижениях индуктивного мышления и некоторых особенностей восприятия, а также обратил внимание на то, что творческие решения чаще приходят в момент релаксации, рассеивания внимания, а не в момент сосредоточения над решением проблемы. Креативность стали рассматривать как способность создавать новые идеи, стали напрямую связывать с творческими достижениями.

Новизна является главным, более или менее общим элементом разных определений креативности, по мнению Д. Моргана, проанализировавшего множество определений этой характеристики[2]. Новизна легче всего понимается в отношении нового продукта (результата). Однако с психологической точки зрения в этом случае следует ответить на ряд вопросов: должен ли продукт быть новым для создавшего его человека, или для определенного общества в определенное время, или для человечества в целом в историческом плане. Может ли новизна определяться способами, не зависящими от эстетических или профессиональных критериев? Эти критерии могут вести к признанию одного продукта творческим и не являющимся таковым другого нового продукта. Дж. Брунер ввел более психологическое определение креативности, описывая ее в терминах действия новизны на индивида, воспринимающего результат: творческий продукт должен вызывать удивление[3]. Но это удивление должно быть релевантным (соответствующим цели) и эффективным. Иначе любые абсурдные идеи и нерациональные поступки, удивляющие людей, следовало бы считать творческими.

Современные определения креативности включают психологический процесс, ведущий к появлению продукта, вызывающего эффективное удивление (рассмотрение вещей с новых сторон, установление ранее не замечаемых связей, испытание нового и проч.), и свойства личности, связанные с созданием нового.

Изучение креативности за рубежом ведется в основном в двух направлениях. Одно связано с вопросом о том, зависит ли креативность от интеллекта, и ориентируется на измерение познавательных процессов в связи с креативностью. Другое направление занимается выяснением того, является ли личность с ее психологическими особенностями существенным аспектом креативности, и характеризуется вниманием к личностным и мотивационным чертам.

Попытки определить креативность посредством познавательных переменных направлены на оценку необычных интеллектуальных факторов и познавательных стилей. Дж. Гилфорд и его сотрудники, начиная с 1954 г., выделили 16 гипотетических интеллектуальных способностей, характеризующих креативность. Среди них: беглость мысли (количество идей, возникающих в единицу времени, отражает способность к порождению большого числа идей и измеряется числом соответствующих инструкции ответов), гибкость мысли (способность переключаться с одной идеи на другую, переходить от одного аспекта проблемы к другому, использовать разные стратегии решения, измеряется числом ответов, принадлежащих разным предметным категориям), оригинальность (способность производить идеи, отличающиеся от общепризнанных взглядов, способность избегать очевидных, банальных ответов, измеряется в результате стандартизации теста посредством сопоставления с ответами репрезентативной выборки — чем реже встречается ответ в группе, тем выше его оригинальность), любознательность (чувствительность к проблемам в окружающем мире), разработанность (способность к разработке гипотезы, детализация идей), иррелевантность (логическая независимость реакции от стимула), фантастичность (полная оторванность ответа от реальности при наличии логической связи между стимулом и реакцией). Гилфорд объединил эти факторы под общим названием "дивергентное мышление", которое проявляется тогда, когда проблема только еще должна быть определена или раскрыта и когда не существует заранее предписанного, установившегося пути решения (в отличие от конвергентного мышления, ориентирующегося на известное или подходящее решение проблемы).

Исследуя, различные ли особенности представляют интеллект, измеряемый традиционными интеллектуальными тестами, и креативность, также определяемую с помощью специальных тестов, ученые получили противоречивые результаты. В некоторых работах подтвердилась гипотеза о высокой корреляции 1С" и показателей креативности, в других были получены прямо противоположные результаты. Причины такого рассогласования отчасти видели в неразработанности диагностики креативности, вследствие чего в ряде случаев отсутствовали значимые корреляции между разными показателями этого свойства.

Однако основная причина состояла в различиях выборок, на которых проводились исследования. В одних работах участвовали индивиды с 10_ выше нормы, в других — с 10,, соответствующим норме, в третьих выборки были смешанными с большим разбросом показателей тестов интеллекта. Проанализировав результаты проведенных исследований с учетом данного обстоятельства, психологи пришли к следующему выводу: взаимосвязь между показателями тестов интеллекта и креативности существует, но она носит не линейный, а более сложный характер. Этот характер связей был назван "моделью порога"[4]. Согласно модели порога креативность возможна лишь при достижении определенного минимального уровня интеллекта. Ниже этого порогового уровня при росте 10, креативность возрастает (т.е креативность и 10, положительно коррелируют). Выше этого порога увеличение 10, не ведет к увеличению креативности (т.е. они не коррелируют).

Таким образом, связь 10, и креативности можно описать следующим образом. Если 10, средний или ниже среднего (например, ниже 130), то он связан с креативностью линейно — чем больше 10, тем больше показатель креативности. Но если показатель теста интеллекта выйдет за верхнюю границу нормы, он утрачивает взаимосвязь с креативностью. Этот факт означает, что для проявлений креативности нужен достаточно высокий (выше нормы) уровень умственного развития. Если такой уровень достигнут, т.е. индивид обладает достаточно большим объемом знаний и сформированным логическим мышлением, то дальнейшее его увеличение становится безразличным для формирования креативности. Однако очень высокий уровень интеллектуальности часто сопровождается снижением креативности, что скорее всего объясняется специфической направленностью личности на обучение, узнавание новой информации, ее усвоение, систематизацию, анализ, критическую оценку. Такая направленность на критику и логику в суждениях, как считают многие, может препятствовать генерации новых идей.

Вместе с тем, если вместо измерений по тестам использовался другой способ оценки креативности — по уровню творческих достижений в том виде деятельности, которым занимались испытуемые, то получались однозначные результаты, свидетельствующие о дихотомии креативности и интеллекта. Такие данные были получены на группах архитекторов, художников, математиков, писателей.

Однако не все психологи признают креативность особым качеством, одной из разновидностей общих способностей. Некоторые, например Н. Марш, Ф. Верной, С. Берт и др., рассматривают креативность как одну из сторон интеллекта, не измеряемую традиционными интеллектуальными тестами. Дж. Гилфорд и П. Р. Кристенсон считают, что креативность представляет собой дивергентные способы обработки информации, а интеллект определяет верхние границы способности к получению и усвоению необходимой информации и сам по себе не является частью творчества[5]. По мнению Дж. Маклеода и Л. Кропли интеллект включает способность к проведению информации, а креативность представляет собой результат гибкой и разносторонней обработки этой информации. Более того, А. Дж. Кропли определяет креативность как способ применения интеллекта, а не как новую способность, а Г. Гарднер — как форму приложения интеллекта.

Таким образом, стремление определить креативность через выделение особых познавательных переменных и специфику процессов переработки информации приводит исследователей к представлению о взаимодополняемости интеллекта и креативности, о необходимости пересмотра и расширения параметров интеллекта, а не о выделении особой способности, называемой креативностью. В этом их укрепляют результаты исследований, показывающих зависимость оценок креативности от прошлого опыта, характера усвоенных знаний и навыков, особенностей окружающей среды. Так, Э. Оглетри и В. Юлаки, изучив 1165 школьников из Англии, Шотландии и Германии, установили, что оценки креативности являются функцией социоэкономического положения. Во всех странах дети, принадлежащие к привилегированному классу, получили более высокие оценки по тестам креативности, чем их сверстники из среднего и низшего классов (на уровне значимости р = 0,01). Д. Гуднау на примере двух детских садов показал, что обучение детей активному манипулированию предметами приводит к более нестандартному их использованию. В. Уорд в своем исследовании увеличил число дивергентных ответов у детей, поместив их в богатую информацией среду.

Зависимость оценок креативности от окружающей среды позволяет, воздействуя на последнюю, формировать креативность, развивать ее. От каких показателей окружающей среды в первую очередь можно ждать развивающего действия? Как показывают исследования, окружающая среда должна отличаться богатством информации и большой свободой, вольной атмосферой. Так, Ф. Хеддон и Г. Литтон обнаружили более высокие оценки креативности у учащихся школ, отличающихся неформальной атмосферой и организацией обучения по сравнению с более формальными школами.

Найдено, что развитие креативности зависит от особенностей культуры, традиций и ценностей, поддерживаемых обществом. Так, в США велик престиж творчества, американские школы стремятся развивать у детей креативность, используя специальные программы обучения, и это приводит к заметному повышению уровня креативности американских школьников.

Подобные данные свидетельствуют о большой роли личностных особенностей в развитии креативности. Личностный подход в изучении креативности характеризуется особым вниманием к эмоциональным и мотивационным факторам, включенным в это свойство. В отношении личностных особенностей, связанных с креативностью, результаты разных исследователей сходны. Выделены некоторые личностные черты (самонадеянность, уверенность в себе, независимость, агрессивность, самодовольство, непризнавание социальных ограничений и чужих мнений, неконформность), отличающие креативных от некреативных. Отмечают и такие личностные черты, которые увеличивают вероятность творчества: любознательность, острый ум, открытость новому, предпочтение сложности, высокую увлеченность задачей[6]. По мнению некоторых психологов, это говорит о существовании общего типа креативной личности, в отличие от типа личности некреативной. Интересно, что исследования, проведенные на детях и молодежи, показали, что личностные черты юных и взрослых креативных индивидов совпадают. Это означает, что, по-видимому, креативность можно предсказывать на основании проявления личностных особенностей в довольно раннем возрасте.

Для диагностики личностных черт креативных используются разнообразные опросники: Креативная субшкала Шкалы рейтинга поведенческих характеристик лучших учащихся Дж. С. Ретуши с соавторами для учителей (1971); "Вещи, которые мой ребенок любит делать больше всего" Ретуши с соавторами для родителей (1981); Опросник номинации одаренных учащихся Ретуши с соавторами для одноклассников (1981); Анкета для поиска и идентификации одаренных и талантливых (GIFT) С. Римма и Г. Дэвиса (1980) и др.

Существует точка зрения, согласно которой творческие достижения связаны с неврозами и патологией мозга и нервной системы. Так, Л. Кронбах склонен причину креативности видеть в плохой регуляции мыслительного процесса, в неумении владеть качественным "просеиванием" идей, а Г. Домино показал, что креативные дети имели матерей с патологическими личностными особенностями. Но есть исследователи, которые, напротив, отмечают у высококреативных индивидов большую силу духа, стойкость к помехам окружающей среды, к разного рода конфликтам. Так, Ф. Бэррон и Р. Кеттелл нашли, что среди креативных реже встречаются психозы, чем у населения в среднем, но чаще замечаются эксцентричные поступки, отклонения от норм поведения, склонность к самоубийству. Бэррон объяснил это большей чувствительностью к окружающей среде.

Нет единой точки зрения и в отношении мотивационных характеристик креативности. Согласно одной точке зрения, креативный индивид пытается наилучшим образом реализовать себя, максимально соответствовать своим возможностям, выполнить новые, непривычные для него виды деятельности, применить новые способы деятельности. Согласно другой точке зрения, мотивация креативных основана на стремлении к риску, к проверке предела своих возможностей. Исследования математиков и музыкантов продемонстрировали важную роль самоотверженности вплоть до одержимости для достижения творческих результатов.

Выделяются разные мотивы, которые могут инициировать творческое поведение: инструментальные, игровые, внутренние, экспрессивные. Подчеркивается особое значение внутренней (в противоположность внешней) мотивации, важность внутренней позиции, благоприятной для творчества, например, признание высокой ценности новых идей (М. Васадур, П. Хаусдорф и др.).

В гештальтпсихологии подчеркивается значение чувства незавершенности гештальта для творчества. На этой основе были сконструированы тесты "Художественная шкала Баррона — Уэлша" и "Предпочтение фигур"[7]. Эти тесты содержат фигуры различной степени сложности и уровней симметрии. При тестировании испытуемых спрашивают, какую фигуру они предпочитают. Предпочтение высокой сложности и асимметрии рассматривается как показатель креативности. У творческих людей сложность и асимметрия вызывают поведение, направленное на создание "хороших гештальтов" — оригинальных, неожиданных и красивых комбинаций.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что особый тип интеллектуальных способностей, называемый креативностью, в настоящее время широко изучается англо-американскими психологами. Признается связь креативности с творческими достижениями личности, однако сущность этого свойства пока до конца не выяснена. Нельзя пока с полной уверенностью отделить его от интеллекта в традиционном понимании. Не найдены и надежные способы измерения креативности.

  • [1] Богоявленская Д. Психология творческих способностей. М, 2002.
  • [2] Morgan D. N. Creativity today //Journal of Aesthetics. 1953. № 12. P. 1-24.
  • [3] Крапли Л. Дж. Распознавание творческого потенциала: оценка полезности тестов креативности // Психологическая диагностика. 2004. № 1. С. 74—93.
  • [4] MacKinnon D. W. The nature and nurture of creative talent // American psychologist. 1962. № 17. P. 484-495.
  • [5] Кропли А. Дж. Указ. соч. С. 74—93.
  • [6] Sternberg R.J. Implicit theories of intelligence, creativity and wisdom //Journal of Personality and Social Psychology. 1985. № 49. P. 606-627.
  • [7] Welsh G. Preliminary manual for the Welsh Figure Preference Test. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press, 1959.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика