Макросоциологическая перспектива изучения суицида

Теоретическим основанием изучения феномена самоубийства на макросоциологическом уровне может быть социология Н. Лумана. Она имеет некоторые особенности, которые делают ее пригодной для этой задачи.

Во-первых, это общая социологическая теория, стремящаяся «охватить все потенциальные темы социологии»[1], поэтому она должна быть применима к самоубийству, принятому как макросоциологическое явление.

Во-вторых, теория социальных систем Лумана — это нехолистическая теория, и таким образом представляет собой альтернативу идее Дюркгейма о том, что общество состоит из отдельных индивидов, а также определяет их поведение. Луман фокусируется на социальных системах (взаимодействиях, организациях, обществе) коммуникации и индивидах в их среде. Индивид, в свою очередь, представлен двумя различными системами — психической (разумом) — процессом сознания — и органической (телом) — процессом жизни. Все системы являются самореферентными в отношении своих операций, которые, как следствие, не могут быть определены другими системами. Таким образом акт самоубийства следует понимать по отношению к индивиду, рассматриваемому как тело и разум.

В-третьих, системно-теоретический подход рассматривает не только системы как таковые, но и отношения между ними. Например, социальные и психические системы развиваются вместе и индивиды могут совершить самоубийство, потому что психическая система может вмешиваться в живую систему[2]. Таким образом теоретическая перспектива Лумана также учитывает отношения между телом, умом и обществом.

Следовательно, макросоциологическое изучение феномена суицида в ракурсе теории Лумана может быть плодотворным для достижения новых теоретических представлений о самоубийстве и его причинах у индивида.

Понимание суицида в ракурсе социологии Н. Лумана

Теория социальных систем Н. Лумана вполне применима к изучению самоубийства как макросоциологического феномена. Системнотеоретический подход Лумана основан на аутопоэтических системах, т. е. системах, которые являются самореферентными и закрыты посредством своих самовоспроизводящих операций и, следовательно, отличающихся от их среды (включая другие системы в их среде). Социальные системы коммуникации (взаимодействия, организации, общество) играют центральную роль в теории Лумана, поскольку они составляют предмет социологии. Индивид, как уже говорилось, представлен двумя разными системами — психической системой (ум) и органической системой (тело). Психические системы релевантны социальным системам, поскольку они составляют необходимые условия для их коммуникации. Они сами не могут коммуницировать, а скорее, участвуют в коммуникации социальных систем. Иными словами, социальные системы используют психические системы для коммуникации. Коммуникация в социальных системах происходит в соответствии с конкретными условиями, которые психические системы должны выполнять для участия в коммуникации. Функционально дифференцированные социальные системы имеют свои собственные медиа (деньги в экономической системе, истину в науке, веру в религии, правосудие в правовой системе, власть в системе политики, любовь в интимных отношениях и т. д.), которые делают их коммуникацию более вероятной.

Самоубийство можно понять в рамках социологии Лумана с точки зрения выведения психической системы (индивидуального сознания) из коммуникации в социальных системах в окружающей ее среде. При совершении самоубийства психическая система, уклоняясь от коммуникации, обращается к телу и уничтожает его, тем самым завершив сознательное желание участвовать в коммуникации. Хотя психическая система очарована и желает участвовать в коммуникации, коммуникация всегда происходит при определенных условиях, что подразумевает наложение ограничений на психическую систему. Когда такие ограничения становятся чрезмерно требовательными или когда психическая система не имеет доступа к соответствующему посреднику, который может сделать коммуникацию вероятной, желание выйти из коммуникации может возникнуть в психической системе. То есть «продуктивные причины» (повышенная вероятность) суицидальной смертности могут исходить из социального контекста, в котором требуются условия для коммуникации. Изменение суицидальной смертности среди обществ, социальных групп и во времени может быть понято с учетом различий в условиях коммуникации и требований, которые они подразумевают.

Если говорить относительно макросоциологических дюркгеймов- ских причин самоубийства, уровень участия в коммуникации можно сравнить с уровнем интеграции, где высокий уровень участия предполагает высокий уровень интеграции. С другой стороны, ограничения, связанные с участием в коммуникации, могут быть связаны с уровнем регулирования целей и потребностей в обществе, поскольку социальные цели и потребности формулируются и достигаются путем участия в коммуникации социальных систем.

Особый интерес представляет применение лумановской перспективы в отношении объяснения причин самоубийства в современном обществе. Луман утверждает, что социальную модернизацию можно понять с точки зрения дифференциации различных функций общества в различных социальных системах. В результате психические системы должны участвовать в коммуникации множества социальных систем в порядке получения доступа к различным социальным функциям (или социальным целям и желаниям). Поскольку каждая система имеет свои условия для коммуникации, это будет означать все большее число ограничений, которым психические системы должны подчиняться. Это может означать, что самоубийство в современном обществе является результатом несоответствия различным условиям коммуникации, чтобы психическая система могла получить доступ к различным социе- тальным функциям социальных систем. В терминах социологии Дюрк- гейма упор делался на альтруизм и фатализм или на чрезмерные уровни интеграции и регуляции. Кроме того, участие во множестве различных социальных систем может повлечь за собой множество разных целей и потребностей, время от времени конфликтующих друг с другом, что можно понять как своего рода аномию.

В отличие от перспективы Дюркгейма, взгляд Лумана на самоубийство имеет свою отправную точку в понимании суицида и его причин относительно индивида, рассматриваемого как тело и разум. Тем не менее существует разрыв между макросоциологическими условиями коммуникации и опытом на индивидуальном уровне участия в коммуникации, а смысл последнего можно только предполагать — и не понимать — с макросоциологической точки зрения. Следовательно, понимание механизмов взаимодействия между этими уровнями требует дальнейшей теоретической и эмпирической работы на микросоциоло- гическом уровне. Поскольку теоретическая перспектива Лумана может служить отправной точкой для построения макро- и микротеоретиче- ской основы, она представляется потенциально полезной для будущего развития социологического понимания суицида.

  • [1] Luhmann, N. Social systems. Stanford: Stanford University Press, 1995. P. 15.
  • [2] Luhmann, N. Essays on self-reference. N. Y. : Columbia University Press, 1990. P. 118.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >