«Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, ДАИШ)

Тяжелейший иракский конфликт привел к разрушению традиционных социальных институтов: государственный аппарат и армия после проведенной американцами дебаасизации (люстрации членов партии «Баас») оказались лишены квалифицированных суннитских кадров, племенные вожди и традиционные исламские лидеры были дискредитированы многочисленными компромиссами с враждующими силами и стоящими за ними иностранными центрами влияния. Начавшаяся в соседней Сирии гражданская война, помимо общей для «арабской весны» жажды справедливого исламистского переустройства, несла на себе груз нерешенных межэтнических и межконфессиональных проблем.

И так же, как война в Афганистане породила «Талибан», анархия в Ираке и Сирии вызвала к жизни «Исламское государство», проделавшее путь от одной из многочисленных радикальных суннитских группировок к ведущему исламистскому государственному образованию мира. Во главе ИГИЛ встал «халиф» Абу-Бакр аль-Багдади.

Перечислим ключевые особенности ИГИЛ:

  • • мессианское самосознание в качестве единственного «истинного» мусульманского государства — халифата, наследника древних исламских халифатов Дамаска и Багдада;
  • • попытка выстраивания государственных институтов на основе шариата, включая вооруженные силы, суды, финансовую систему, образование, нефтяную промышленность и т. д.;
  • • ориентация на мировую и региональную экспансию — джихад — без учета имеющихся государственных и этнических границ, готовность инкорпорировать радикальные группировки по всему миру (Ливия, Боко Харам, Йемен, Афганистан и др.);
  • • планомерная работа с мусульманами развитых стран: привлечение добровольцев, агитация террористов-одиночек, противодействие военному вмешательству Запада;
  • • практика принятия ответственности за теракты исламистов-оди- ночек в западных странах (Лондоне, Брюсселе, Ницце, Орландо, Манчестере, Берлине, Барселоне и др.) и России (Дербенте, Сургуте, Каспийске и др.), нанесение ударов по «неправильным» исламским странам (Стамбулу, Багдаду, Тегерану, Джакарте и др.);

• демонстративное нарушение западных ценностей: разрушение знаковых памятников культуры в Мосуле, Нимруде и Пальмире, показательное убийство заложников и пленных, нападения на немусульман и критиков исламизма.

Несмотря на ряд успехов, включающих захват крупнейшего города Мосул в Северном Ираке (2014), ИГИЛ столкнулся с противостоянием самых разных военно-политических коалиций. Россия, Иран и Сирия вели борьбу на сирийском направлении в районе Пальмиры и Алеппо. США и союзники поддерживали Багдад в его наступлении на Мосул, а также враждебных исламистам курдов. Наконец, Турция и поддерживаемые ею сирийские оппозиционеры наступали на столицу ИГИЛ Ракку с севера. Все три коалиции по многим причинам не координировали свои действия, но само существование ИГИЛ как квазигосудар- ственного образования практически завершено.

Взятие Мосула и Ракки в 2017 г. привело к переформатированию ИГИЛ из территориального квазигосударства в сетевую организацию по типу «Аль-Каиды». Сегодня все чаще появляются сообщения о том, что ИГИЛ переводит свои основные силы из Сирии и Ирака на другие театры боевых действий, прежде всего в Ливию, Афганистан и на Синай.

(?) Сейчас Дамаск и Багдад задерживают и осуждают россиянок, уехавших в ИГИЛ и ставших женами террористов. Как должна реагировать Москва? [1] [2]

Радикальная исламистская группировка «Боко-Харам» (дословно — культура Запада под запретом), недавно признавшая себя Западноафриканским ИГИЛ, была основана Мухаммадом Юсуфом в 2002 г. и пытается установить халифат в северных районах Нигерии и соседних территориях Чада, Камеруна и Нигера. Излюбленной мишенью становятся христианские общины Нигерии: в храмах проводятся теракты, женщины и дети захватываются в рабство.

Громкой акцией стало похищение 270 христианских школьниц в селении Чибок (2014), которых позднее принуждали переходить в ислам и насильно выдавали замуж за боевиков. Большинство девушек позднее бежали или были освобождены при различных обстоятельствах. События в Чибоке вызвали громкую реакцию как на Западе, так и в исламистских кругах.

Совместные боевые действия африканских стран позволили оттеснить «Боко-Харам». в труднодоступные районы, но не смогли окончательно уничтожить боевые отряды исламистов.

Дополнительная литература

  • 1. Дмитриев, Р. В. Исламский экстремизм в районе бассейна озера Чад // Международные процессы. 2017. Т. 15. № 48. С. 92—107.
  • 2. Крюкова, Т. В. Африканская сеть ИГ: «Боко Харам» // Азия и Африка сегодня. 2016. № 12 (713). С. 55—60.
  • 3. Яшлавский, А. Э. Экстремистская группировка «Боко харам» в Нигерии: угроза местного или глобального уровня? // Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 1. С. 17—27.

  • [1] Дополнительная литература
  • [2] Глазова, А. В. ИГИЛ как угроза международной безопасности /А. В. Глазова [и др.] ; под ред А. В. Глазовой. М. : Российский ин-т стратегических исслед., 2015. 2. Глазова, А. В. ИГИЛ: формула современного террора / А. В. Глазова [и др.] : под ред. А. В. Глазовой. М. : Российский ин-т стратегических исслед., 2017. 3. Гроза с Востока : как ответит мир на вызов ИГИЛ? / под ред.Ф. А. Лукьянова. М. : Эксмо, 2016. 4. ГЦегловин, Ю. Б. Размышления об «Исламском государстве» /Ю. Б. Щегловин. М. : Ин-т Ближнего Востока, 2016. 8.2.5. «Боко Харам» В Нигерии, Чаде и Камеруне радикальный ислам приобретает ярковыраженную антизападную специфику, что связано с наследием антиколониализма. С точки зрения исламистов, порочны различные западные «нововведения», в том числе христианство как таковое, образование (особенно женское), современные экономические и политическиеинституты, различные проявления глобальной массовой культурыи быта. На эту идеологию накладываются локальные этноплеменныеконфликты.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >