Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История, философия и методология науки и техники

Информационное общество и общество знаний

Современное общество часто называют информационным — обществом нового этапа постиндустриального развития или эпохи научно-технической революции, концепции которых были популярны в 1970—1980-е гг. Что несут нам информационное общество и информационный век? В чем их плюсы и минусы? Нам пророчат информационное и компьютерное общество, которое благодаря микроэлектронной революции принуждается к драматическим социальным изменениям и даже к преобразованию ценностей.

Пример

Г. Бехманн выделяет и анализирует следующие концепции информационного общества.

  • 1. Информационное общество как информационная экономика анализируется обычно в двух основных аспектах — производственном и профессиональном. Производственный подход акцентирует последовательный переход от сельскохозяйственного к промышленному и далее к информационному сектору экономики как ведущему в современном обществе. Профессиональный подход основывается на анализе профессиональной структуры общества, в которой, например, выделяются производители и потребители информации, рассматриваются различные виды работ в информационном секторе экономики, дополняющем ее традиционные секторы — сельскохозяйственный, промышленный и сервисный.
  • 2. Информационное общество как постиндустриальное общество рассматривается в широко известной концепции американского социолога Дэниела Белла (1919—2011). Главными принципами промышленного общества являются производство товаров, прежде всего с помощью машин, и частная собственность. Информационное общество связано в основном с производством и использованием информации с помощью интеллектуальных технологий, базирующихся на компьютерной обработке информации, что приводит к росту значения в таком обществе теоретического знания и науки. Однако, как подчеркивает Бехманн, для Белла главную роль в информационном обществе играет не социальный контроль, например в виде создания института социальной оценки научно-технического и хозяйственного развития, а научное информирование и подготовка решений, призванные обеспечить максимизацию прибыли, конкурентоспособность и т.п. Тогда общество понимается более не как постиндустриальное, а как информатизированное промышленное, детерминированное рыночной экономикой.
  • 3. Информационное общество как общество знания, где акцентируются не только рост значения теоретического знания в социальном познании, но и социально детерминированные процессы его распределения и воспроизведения. Причем имеется в виду не только научно созданное, но и общепризнанное знание, поскольку кроме науки в современном обществе существуют и другие источники знания, например религиозное знание, народная мудрость, поэзия и т.д. Но особое значение в таком обществе получает не само знание, а его недостаток, поскольку именно недостаток знания нередко становится социальным аргументом, тем более в обществе риска, когда онаучивание общества комбинируется с возрастанием его рефлексивности, необходимостью постоянной обратной связи знания с деятельностью. Научное знание, с одной стороны, рационализирует взаимоотношения общества и природы, если речь идет о естественнонаучном знании, и культуру общества, если имеется в виду знание социальных наук, трансформированных в действия и решения. С другой стороны, оно создает потребность во все новом знании, чтобы преодолеть вновь возникшие и порожденные человеческой деятельностью опасности, неопределенности и неясности. В этой связи, как отмечает Бехманн, важно провести разграничение знания и информации. Знание создает способность действия, в то время как информация представляет собой обработанное для целей использования знание, поэтому знание отражает статический структурный аспект, а информация — процессуальный аспект коммуникации.
  • 4. Информационное общество как конец массового производства, поскольку последнее предполагает стандартизацию производства товаров на гигантских промышленных предприятиях, а доминантной профессиональной группой становятся промышленные рабочие и превалирует ручной труд. Информационная же экономика, специфическим звеном которой выступает процесс создания и обработки информации, коренным образом меняет организационную структуру предприятия. С одной стороны, возникают транснациональные корпорации, свободные от каких-либо национальных ориентации и действующие в международном масштабе, независимо от места их расположения. С другой стороны, под давлением потребителя и международной конкуренции эти корпорации переходят на рельсы индивидуализированного производства. Именно информационные технологии создают основу для такой индивидуализации продуктов, состоящих в то же самое время из стандартизованных компонентов, которые могут производиться в массовом порядке, под желания конкретных потребителей, сокращают разрыв между производителем и потребителем. Сбор, обработка и распределение информации становятся важнейшим элементом процесса производства на всех уровнях промышленного предприятия — от организации его работы до производства конкретных товаров и их распределения[1].

Несмотря на различия подходов, отмечает Г. Бехманн, можно согласиться, что возникающее новое общество вносит изменения в само ядро существовавшей до сих пор социальной структуры и инициирует новый способ производства. Труд и капитал, характерные для промышленного общества, заменяются здесь информацией и знанием как главными ценностями. Однако, что еще важнее, создается новый механизм непосредственного применения информации и знаний в производственной и сервисной сферах, т.е. внимание фокусируется на процессе непрерывного обучения. Еще одной особенностью информационного общества становится создание виртуального предприятия, не привязанного к определенному месту или даже национальному государству. За счет своевременно получаемой и быстро перерабатываемой информации оно может гибко реагировать на любые запросы потребителя и колебания рынка, самоперестраиваясь и переструктурируясь в соответствии с этими запросами и колебаниями, становясь саморефлексивной системой. Таким образом, информационное общество следует понимать как общество знания.

В информационный век можно говорить о двух альтернативах: тоталитарном и демократическом порядке знания. Оба они отражаются в духовной сфере. Мы надеемся, что основная тенденция общественного развития ведет к демократии, поскольку при тоталитарном порядке научное исследование и система образования сильно идеологически регламентированы, тогда как при демократическом порядке речь идет о свободном научном исследовании и обучении. В современной сфере исследования и обучения существует два основных способа организации теоретических знаний: первый ориентирован на монологическое мышление и фактически соответствует тоталитарной организации знаний, второй согласуется с плюралистическим, диалогическим стилем мышления и демократической организацией знаний.

Термин "информационное общество", как подчеркивает Г. Бехманн, представляет собой скорее политическую программу, чем теоретическое понятие. При этом неявно предполагается, что прогрессивный путь к информационному обществу, по которому движутся сегодня все промышленно развитые государства, должен привести как эти отдельные национальные государства, так и все мировое сообщество к развитию конкурентно-способной в глобальном масштабе экономики, созданию новых рабочих мест и решению экологических проблем. Причем считается, что, поскольку информационное общество требует и новых форм активного участия населения в политических решениях, оно автоматически создаст основы для демократического развития и приведет к революции не только в профессиональной деятельности, но и в повседневной жизни. Однако возможен и иной — тоталитарный — сценарий развития информационного общества, при котором с помощью тех же самых компьютерных средств может быть установлен тотальный контроль как над распределением и потреблением информации, так и над личностью. Вмешательство в частную сферу государства или криминальных структур, установление диктата транснациональных корпораций по отношению к объединениям граждан и даже национальным государствам — предполагаемые черты тоталитарного информационного общества.

Информационное общество зачастую характеризуется через отнесение к тем современным технологиям, которые находят в нем применение, провозглашается в качестве новейшей технологической революции. Его возникновение определяется технологическими факторами, такими как переход от использования отдельных механических, электрических и электромеханических и т.п. элементов к электронным системам, микроминиатюризация всех электронных элементов, дигитализация коммуникации и процессов приема, передачи и хранения информации, а также взрывное развитие разработок в области программного обеспечения. Однако такое техническое описание информационного общества не способно ничего сказать о социальных условиях и следствиях этого развития, поскольку пытается определить через результаты применения информационных технологий суть возникших в информационном обществе феноменов.

Более конструктивными являются теории, пытающиеся выявить культурные следствия производства, распределения и обработки информации, которые стали конституирующими условиями социальных структур, возникших в промышленно развитых странах под влиянием компьютерной революции. В свою очередь, это вызывает дискуссии о том, каким образом новое значение информации должно оцениваться с точки зрения общества. Однако вне общества не существует никакой высшей инстанции, которая планирует или контролирует его, поскольку социальные системы развиваются как самореферентные. Иными словами, наблюдение и описание, планирование и контроль над обществом производится самим этим обществом, которое выступает в таком случае одновременно и объектом, и субъектом собственной деятельности. Поэтому развитие информационного общества должно рассматриваться одновременно и как результат его естественной эволюции, и как следствие политической воли, выраженной самим обществом.

В тоталитарном обществе знания (или информация) распределяются сверху вниз и строго дозировано. В демократической рыночной системе знания рассматриваются как товар, поэтому большое значение приобретают организация рекламы, сбыта инноваций, анализ рынка и т.п. Недостаточно только продуцировать новые знания и применять их лишь в технике. Необходимо переводить распространение изобретений, открытий, инноваций на коммерческую основу, сделать их доступными для населения. Именно в этом состоит конечная цель производства знаний в условиях демократического порядка знания: сделать их полезными обществу и доступными его членам, а не только узкому кругу носителей власти. В сфере экономического порядка знания, отмечают эксперты, проводится различие между познанием и собственностью на знания, чтобы наполнить рынок или плановое хозяйство идеями, которые представляют собой товар, но только информационный. "Побудителем к этому является коммерциализация "знаниевого товара" с определенными и приспособленными к его экономическому использованию правами собственности"[2].

Тоталитарно-технократическое общество действует в условиях бесконтрольности и безнаказанности: любая критика государственно поддерживаемых технических и хозяйственных проектов со стороны общественности и прессы рассматривается как нарушение государственной тайны и выступление против общегосударственных интересов. Любое централизованное авторитарное государство исходит из того, что большинство граждан не способно само нести ответственность за свои мысли и действия, поэтому из числа привилегированного меньшинства создается слой менеджеров, призванный принимать решения за остальное общество, в том числе и в плане выбора направлений научно-технического развития. Создание атмосферы секретности или псевдосекретности, имеющее следствием ограничение доступа к информации, приводит к неосуществимости тотальной компьютеризации общества, причем не столько в смысле недостатка компьютерных средств, сколько в плане невозможности организации эффективного оперирования с информацией. Но именно свободный доступ к информации приводит к разрушению тоталитарной системы и уничтожению базы для доминирования технократии, поскольку их основой является исключительное право находящейся у власти элиты на владение недоступной другим информацией, циркулирующей по так называемым закрытым каналам. По открытым каналам циркулирует или неполная или вообще фальсифицированная информация. Однако в конечном счете такая ситуация приводит к потере даже высшими эшелонами власти информирования о реальном положении дел в обществе. Только посредством обеспечения свободного движения информации и ее постоянной критической оценки общественностью создаются первые условия для появления нового информационного общества в результате компьютерной революции.

Таким образом, свободный доступ к информации и участие населения в обсуждении крупных технократических проектов создают условия для преодоления господства технократии и экспертократии. Однако в электронном обществе появляются новые возможности для возрождения технократического мышления: манипулирование общественным мнением через электронные средства коммуникации и Интернет, тенденциозное представление и искажение информации, спекуляция на чувствах среднестатистического обывателя и его доверии к науке и средствам массовой информации, подтасовка фактов и создание иллюзии научного обоснования и т.п. Поэтому в информационном обществе формируется необходимость и возможность борьбы с подобными технократическими тенденциями с помощью тех же мультимедийных средств, просвещения и гуманитарного образования, организации институтов относительно независимой междисциплинарной оценки и системного научно-технического прогнозирования.

Для современного этапа научно-технического развития наряду со специализацией науки и техники характерно появление новых продуктивных идей и направлений на стыке различных научных и технических областей. Иными словами, важнейшей отличительной чертой последнего времени стало стремление к междисциплинарности. Постоянные дискуссии о правомерности той или иной точки зрения, стремление определить и переопределить проблему, обращение к истории науки, искусства и культуры за хранящимися там образцами и обсуждение методологических оснований комплексного исследования не являются знаком его недостаточной развитости. Это не означает недостижимости идеала естественнонаучного исследования, или монологического порядка знания, а является нормальным и даже необходимым состоянием, одна из важнейших черт которого и заключается в стремлении к демократизации и плюрализации порядка знания в исследовании и обучении.

Таким образом, компьютерные и коммуникационные системы и сети лишь создают условия для более оптимального функционирования социальной коммуникации, как, впрочем, и для возникновения новых рисков, но не могут подменить существующее общество какими бы то ни было иными несоциальными структурами. Информационное общество следует понимать как очередную стадию развития современного общества, достижимую с помощью новых научно-технических средств, а не как обособившееся от социума и существующее вне его и над ним киберпространство, населенное нематериализованными сверхчеловеками.

На Западе в последнее время провозглашается необходимость перехода от научно-технической и хозяйственной (социально-экономической) политики общества и государства, а также отдельных социальных институтов (предприятий) к политике в области знаний. Аналогичным образом изменяется и соотношение науки и политики, отмечает Г. Бехманн. Раньше наука была односторонне связана с собственными внутренними проблемами построения теории, разработки методов или фундаментального исследования. В противоположность этому современная наука выступает как деятель. То, что в 1970-е гг. зародилось как движение критического знания и альтернативных экспертов, сегодня превратилось в научную систему.

Мнение эксперта

"С развитием современных технологий возникают новые виды рисков и опасностей, которые ставят перед государством задачи не столько компенсаторные, связанные с устранением уже нанесенного ущерба, сколько превентивные. Становится необходимым долгосрочное планирование, которое должно относиться как к предвосхищению новых технических возможностей, так и к расчету и устранению рисков. Чтобы правильно решить эти задачи, государство должно мобилизовать достаточный научно-технический потенциал. Иными словами, возникает тесная связь науки и политики".

  • [1] Beckmann G. Concepts of Information Society and the Social Function of Information // Towards the Information Society. The Case of Central and Eastern European Countries. Berlin : Springer, 2000.
  • [2] Spinner H. F. Die Wissensordnung. Ein Leitkonzept für die dritte Grundordnung des Informationszeitalters. Opladen : Leske + Budrich, 1994. S. 128.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы