Необходимое существо неизменно и вечно

Так как даже его собственная возможность и всякая другая предполагают это существование, то невозможен никакой другой вид его существования; другими словами — необходимое существо не может существовать различными способами. Именно все, что есть, определено сплошным образом: так как это существо возможно только потому, что оно существует, то никакая возможность его не имеет места, помимо того как оно в действительности существует; следовательно, оно никаким иным способом не возможно кроме того, как оно есть в действительности. А потому оно никаким другим способом не может быть определяемо или изменяемо. Его небытие безусловно невозможно, а тем самым и его происхождение и гибель; следовательно, оно вечно.

Необходимое существо содержит я себе высшую реальность

Так как условия (Data) всякой возможности должны быть открыты в нем или как его определения, или как его следствия, данные через него, как через первое реальное основание, то очевидно, что всякая реальность так или иначе понимается через него. Однако как раз именно эти определения, посредством которых существо это является высшим основанием всякой возможной реальности, полагают в нем самом ту высшую степень реальных свойств, которая только может быть вообще присуща вещи. И так как такое существо есть, следовательно, наиреальнейшее среди всех возможных, поскольку все другие даже и возможны только через него, то его не следует понимать в том смысле, что и всякая возможная реальность принадлежит к его определениям. Это является смешением понятий, которое до сих пор было необыкновенно распространено. Бога, или необходимое существо, наделяют всеми реальностями без различия в качестве его предикатов, не замечая того, что они никогда не могут иметь место в единичном субъекте в качестве его определений наряду друг с другом. Непроницаемость тел, протяженность их и тому подобное не могут быть свойствами существа, обладающего рассудком и волей. Было бы также напрасно искать выхода в том, чтобы мыслимые свойства не считать за истинную реальность. Несомненно, что удар тела или сила сцепления в нем есть нечто в истинном смысле положительное. Точно так же боль в ощущениях какого-нибудь духа никогда не есть только лишение. Некоторая ложная мысль послужила к мнимому оправданию такого представления. Мысль эта такова: одна реальность никогда не противоречит другой реальности, ибо и та и другая суть подлинные утверждения; поэтому они и не противоречат друг другу (widerstreiten nicht) в одном субъекте. Хотя я и готов признать, что здесь нет никакого логического противоречия, однако этим еще не устраняется реальная противоположность. Эта последняя имеет место всегда, когда нечто в качестве основания уничтожает следствие чего-нибудь другого посредством реальной противоположности. Сила движения тела в известном направлении и тенденция одинаковой степени напряжения в противоположном направлении не стоят в противоречии друг с другом. И они действительно возможны в некотором теле одновременно. Но одна сила уничтожает реальное следствие другой, и так как без этого уничтожения следствием каждой из них в отдельности было бы действительное движение, то теперь, [напротив], следствие обеих этих сил вместе взятых составляет в субъекте — О, т. е. следствие действия обеих этих противоположно направленных сил есть покой. Но покой без всякого сомнения возможен, из чего также видно, что реальная противоположность есть нечто совсем другое, чем логическая или противоречие; ибо то, что вытекает из этой последней, безусловно невозможно. Но во всереальнейшем существе не может быть, однако, никакой реальной противоположности или положительного антагонизма присущих ему определений, ибо это имело бы следствием лишение или недостаток, что противоречит его высшей реальности, и так как, далее, при наличии в нем всех реальностей как его определений, такой антагонизм должен был бы возникнуть, то эти реальности не могут все вместе содержаться в нем, как его предикаты, и потому, — так как все они должны быть все же даны через него, — они будут принадлежать или к его определениям или к его следствиям.

На первый взгляд могло бы показаться правильным также и такое следствие: так как необходимое существо содержит в себе последнее реальное основание всякой другой возможности, то в нем должно заключаться основание также и всех недостатков и отрицаний самих сущностей вещей, что, если бы мы это допустили, повлекло бы за собой и заключение, что оно, т. е. необходимое существо, должно было бы заключать в числе своих признаков даже и отрицания, а отнюдь не одну только реальность. Однако сосредоточимся только несколько ближе на установленном нами понятии этого необходимого существа. В его существовании дана его собственная возможность. Из того факта, что существуют еще другие возможности, коих реальное основание оно в себе содержит, следует по закону противоречия, что здесь не должна иметься в виду возможность самого реальнейшего существа и, следовательно, не могут иметься в виду также и такие возможности, которые содержат в себе отрицания и недостатки.

Поэтому возможность всех других вещей в отношении того, что в них есть реального, основывается на необходимом существе, как на некотором реальном основании, недостатки же на том, что — это другие вещи, а не первосущество, что представляет собой уже только логическое основание. Возможность тела, поскольку оно имеет протяжение, силы и т. п., обоснована в высочайшем из всех существ; поскольку же ему нехватает силы мыслить — это отрицание заложено в нем самом по закону противоречия.

В действительности отрицаний сами по себе не есть нечто (Etwas) или что-либо мыслимое, что легко можно уяснить себе следующим образом: допустим, что нет ничего кроме отрицаний, тогда вообще ничего не дано и нет никакого нечто, которое можно было бы мыслить. Отрицания мыслимы, следовательно, лишь через противопоставление им полаганий, или, точнее, возможны полагания, не являющиеся наибольшими19. А в этом по закону тождества содержатся уже и сами отрицания. Равным образом легко бросается в глаза, что все отрицания, присущие возможностям других вещей, не имеют никакого реального основания, [ибо они не являются чем-либо положительным], и, следовательно, предполагают лишь логическое основание.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >