Третье рассмотрение. О зависимости вещей мира от бога через посредство порядка в природе или без такового

Подразделение событий мира, поскольку они подчиняются или не подчиняются порядку природы

Нечто подчиняется порядку природы, поскольку его существование или его изменение достаточно обосновано в силах природы. Для этого требуется, во-первых, чтобы сила природы была производящей причиной этого нечто; во-вторых, чтобы тот способ, каким эта сила направлена на порождение этого действия, сам был бы достаточно обоснован в некотором правиле законов действия природы. Такого рода события называются также просто естественными мировыми событиями. Напротив, там, где этого нет, там случай, не подчиненный такому основанию, есть нечто сверхъестественное, и это последнее имеет место или в том случае, если ближайшая действующая причина лежит вне природы, т. е. если эти мировые события порождаются непосредственно божественной силой, или также, во-вторых, в том случае, когда хотя бы только тот способ, каким силы природы были направлены на данный случай, не содержится в правиле действия природы. В первом случае я называю то или иное событие сверхъестественным в материальном смысле, во втором — в формальном смысле. Так как только последний случай нуждается, повидимому, в некотором пояснении, тогда как все остальное представляется ясным само по себе, то я приведу здесь несколько примеров. В природе существует много таких сил, которые способны погубить отдельных людей, или государства, или даже весь человеческий род: землетрясения, ураганы, морские бури, кометы и т. п. При этом согласно некоторому общему закону в устройстве природы является в достаточной мере обоснованным, чтобы нечто из всего этого по временам происходило. Однако среди законов, по которым это происходит, пороки и моральная испорченность человеческих поколений совсем не являются естественными основаниями, которые находились бы в связи с помянутыми законами. Злодеяния какого-либо города не имеют никакого влияния на скрытый в земле огонь, и все формы чувственной роскоши первого мира не принадлежали к числу действующих причин, которые могли бы заставить кометы, движущиеся по своим путям, спуститься вниз. И если такой случай происходит, — а его однако приписывают естественному закону, — то этим хотят сказать, что здесь налицо несчастье, а не наказание, так как ведь моральное поведение людей не может быть причиной землетрясений, происходящих по естественному закону, ибо здесь нет места для какой-либо связи причин и действий. Так, например, если землетрясение разрушит город Порт-Рояль на Ямайке*, то тот, кто это называет естественным событием, будет понимать под этим, что хотя своими порочными деяниями жители этого города, по свидетельству их проповедника (Predigers) и заслужили такое опустошение, как своего рода карательный приговор суда, однако этот случай следует все же рассматривать как един из тех многих фактов, которые время от времени происходят по какому-либо более всеобщему закону природы, так как сотрясению подвергаются ведь целые области, среди них время от времени города, а среди этих последних также и весьма порочные города. Если же это должно быть, напротив, рассматриваемо как наказание, то эти силы природы, — так как они по естественному закону не могут иметь связи с поведением людей, — должны быть направлены через посредство высшего существа на каждый такой отдельный случай особенно; но тогда событие будет в формальном смысле сверхъестественным, хотя бы посредствующая причина и была силой природы. И если бы даже через посредство длинного ряда подготовлений, заложенных с этой целью в действенные силы мира, это событие осуществилось бы, наконец, как карающий приговор суда, и если бы даже захотели допустить, что уже при сотворении мира богом были приняты все меры к тому, чтобы это событие произошло впоследствии в надлежащее время через посредство направленных на него в природе сил (как это можно представить себе по вистоновской теории потопа21, поскольку он должен был бы проистекать от комет), то этим сверхъестественность события нисколько не была бы уменьшена, но была бы лишь отодвинута далеко вглубь до момента сотворения мира и именно этим невероятно увеличена. Ибо весь этот ряд условий, поскольку самый способ их распорядка относился к окончательному результату (Ausgang), и их в то же время совсем нельзя было рассматривать как следствие из более общих законов природы, обозначает непосредственную и еще большую заботу божества, направленную на длинную цепь следствий с целью избегнуть также и тех препятствий, которые могли бы помешать точному достижению искомого действия.

С другой стороны, существуют наказания и награды по порядку природы, и это происходит потому, что моральное поведение людей связано с этими наказаниями и наградами; по законам, причин и действий. Дикий разгул и неумеренность кончаются хилой и полной мучений жизнью. Козни и коварство в конце концов терпят крушение, и честность в последнем счете оказывается наилучшей политикой. Во всем этом осуществляется связь следствий по законам природы. Но сколько бы вообще ни было в мире упомянутых наказаний и наград или всякого рода других событий, исходя из которых силы природы должны были бы во всякое время и в чрезвычайной мере получать свое

См. Рай — О начале, изменениях и гибели мира.

направление в каждом отдельном случае, — хотя среди многих из них и господствует известное единообразие, — эти события все же являются подчиненными, но, правда, непосредственному божественному закону, а именно закону божественной мудрости, а не какому-либо закону природы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >