Необходимый порядок природы уже сам по себе указывает на виновника существования материи, подчиненной такому порядку

на виновника существования материи, подчиненной такому

порядку

Порядок природы, поскольку он является случайным и рассматривается как возникающий из произвола разумного существа, вовсе не является доказательством того, что и вещи природы, связанные в таком порядке согласно божественной мудрости, получают и само свое существование от этого виновника мира. Ибо только это соединение обладает такими свойствами, что предполагает некоторый разумный план, почему Аристотель и многие другие философы древности не материю или вещество природы, а только ее форму выводили из божества. Быть может, только с того времени, как откровение показало нам полную зависимость мира от бога, — и философия впервые направила надлежащие усилия к тому, чтобы первоначальное происхождение вещей, образующих собой сырой материал природы, начать рассматривать как нечто такое, что невозможно без некоторого виновника существования мира. Я сомневаюсь, чтобы это дело кому-нибудь удалось, и в последнем отделе настоящего сочинения я приведу основание моего настоящего суждения. По крайней мере случайный порядок частей мира, поскольку он указывает на первоначальное происхождение из божественного произвола, ничего не может прибавить к доказательству существования виновника мира. Например, в строении тела животного органы чувственного ощущения так искусно связаны с органами произвольного движения и жизненных функций, что нужно быть нечестивым человеком (ибо не может же человек быть настолько неразумным), чтобы после этого не признавать мудрого виновника мира, приведшего в такой превосходный порядок материю, из которой составлено тело животного. Ничего большего отсюда не следует. Является ли эта материя сама по себе вечной и независимой или также порождена все тем же виновником мира, — это здесь остается совершенно не решенным. Но совсем иной вид приобретает дело, если признать, что не всякое совершенство природы является искусственным, но что весьма полезные правила также связаны между собой в необходимом единстве, и что это соединение заложено в возможностях самих вещей. Как судить об этом признании? Это единство, это плодотворное благоустройство — возможны ли они независимо от мудрого виновника существования мира? Формальная сторона этой великой и многоразличной правильности не допускает такого предположения. Между тем, так как это единство все же и само обосновано в возможностях вещей, то должно существовать, следовательно, некоторое мудрое существо, без которого все эти вещи природы сами невозможны и в котором, как в некотором великом основании, сущности столь многих вещей природы соединяются в таких весьма правильных взаимоотношениях. Но тогда станет ясным, что не только способ соединения, но и самые вещи возможны только благодаря этому высшему существу, т. е. могут существовать лишь в качестве его действий, что только впервые и дает возможность в достаточной мере познать полную зависимость природы от бога. И вот, если задать вопрос, как эти вещи природы должны зависеть от такого существа, чтобы отсюда стало понятным их согласование с правилами мудрости, то я отвечу: они зависят в этом существе от того в нем, что, заключая в себе основание возможности вещей, является также основанием и его собственной мудрости; ибо эта последняя [мудрость] вообще предполагает первую [возможность]*. Но при этом

Мудрость предполагает, что в отношениях между вещами возможно согласование и единство. То существо, которое обладает совершенно независимой природой, может быть мудрым лишь постольку, поскольку в нем содержатся основания даже такой возможной гармонии и таких совершенств, которые служат к его собственному раскрытию. Если бы в возможностях вещей не было такого отношения к порядку и совершенству, то мудрость была бы химерой. Если же сама эта возможность не была бы обоснована в мудром существе, то эта мудрость никогда не могла бы быть независимой во всех отношениях.

единстве основания, как самого существа всех вещей, так и мудрости, благости и мощи их первоисточника, необходимо, чтобы и всякая возможность гармонировала с этими свойствами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >