Краткий очерк вероятного способа, каким планетная система могла быть образована механически

Только что приведенные основания для доказательства механического происхождения планетной системы настолько важны, что даже уже только некоторые из них давно побудили всех естествоиспытателей искать в естественных движущих силах причины планетных орбит, в особенности потому, что планеты как раз в том же направлении, в каком Солнце вращается вокруг своей оси, движутся вокруг него по своим орбитам, и их пути весьма близко совпадают с плоскостью экватора самого Солнца. Ньютон был великим разрушителем всех этих вихрей34, которых придерживались, однако, и долго спустя после его доказательств, как это можно видеть на примере знаменитого г-на фон Майрана. Веские и убедительные доказательства, данные в ньютоновской философии, с очевидностью показали, что чего-либо подобного вихрям, заставляющим планеты вращаться, на небе вовсе не наблюдается, и что в этих небесных пространствах до такой степени отсутствует всякий поток подобного рода жидкостей, что даже хвосты комет свободно прорезывают все эти орбиты, не отклоняясь от своего пути. Отсюда с уверенностью можно было заключить, что так как небесное пространство в настоящее время пусто или заполнено бесконечно разряженным веществом, то не может иметь места никакая механическая причина, которая сообщала бы планетам их круговое движение. Однако оставить на одном этом основании в стороне все механические законы и, опираясь на смелую гипотезу, представить себе, что сам бог заставляет планеты двигаться так, чтобы они в связи с присущей им тяжестью совершали свои движения по кругам, это был бы слишком далеко идущий шаг для того, чтобы он мог остаться в пределах философии. Скоро становится однако совершенно ясным, что остается еще один случай, при котором возможны механические причины такого устройства вселенной, именно: если пространство, в котором возникла планетная система, в настоящее время пустое, раньше было заполнено и тем самым обусловило возможность взаимодействия движущих сил во всех областях той сферы, где имеет место притяжение нашего Солнца.

И здесь я могу указать на то единственное возможное свойство, при котором имеет место механическая причина небесных движений. Это является для оправдания нашей гипотезы весьма важным обстоятельством, наличием которого для такой цели лишь редко можно бывает похвалиться. Так как мировые пространства в настоящее время пусты, то это означает, что когда-то раньше они должны были быть заполнены, ибо иначе никогда не могло бы иметь место распространение действия сил, движущих частицы материи по кругам. Соответственно этому рассеянная в пространстве материя должна была впоследствии собраться в небесные тела, т. е., говоря точнее, эти небесные тела сами должны были образоваться из основного вещества, рассеянного в мировых пространствах солнечной системы, и то движение, которым составные частицы материи обладали в состоянии ее рассеяния, осталось за ними и после соединения их в обособленные массы. С тех пор эти пространства стали пустыми. Они не содержат в себе никакой материи, которая, находясь среди этих тел, могла бы служить для сообщения им кругового движения. Но они не всегда были пустыми, и мы замечаем некоторые такие движения, для которых в настоящее время не может быть указано никаких естественных причин, но которые представляют собой остатки древнейшего первобытного состояния природы.

От этого замечания мне остается сделать только один шаг, чтобы приблизиться к вероятному понятию о способе возникновения этих огромных масс и о причине их движений, причем основательную разработку этого беглого очерка я предоставляю исследовательскому духу самого читателя. Если поэтому вещество для образования Солнца и всех небесных тел, которые являются объектом его мощного притяжения, было некогда рассеяно по всему пространству планетного мира, и в каком-либо месте пространства, в настоящее время занимаемом массою Солнца, скопилась материя, наделенная более интенсивно действующими силами притяжения, то в направлении к этому месту должно было возникнуть тяготение всех других тел, и притяжение солнечного тела росло вместе с его массой. Легко допустить, что в общем падении частиц к центру даже из самых отдаленных областей мироздания, вещества более плотные будут скопляться в областях более глубоко лежащих, где все стремится собраться к общему центру, и притом в тем большей мере, чем ближе эти вещества первоначально были к центру, хотя во всех вообще областях имелись вещества самой разнообразной плотности. Ибо только самые тяжелые частицы могли иметь и наибольшую способность проникать в этом хаосе через смесь частиц более легких, чтобы таким образом достичь наибольшей близости к центру тяготения. В движениях частиц, возникших в различных местах этой сферы в результате падения их с самых различных высот, противодействие задерживающих друг друга частиц никогда не могло быть столь совершенно равным, чтобы приобретенные скорости не испытывали в ту или иную сторону некоторого отклонения. И в этом обстоятельстве обнаруживается весьма простое правило взаимного действия веществ друг на друга, по которому они до тех пор стимулируют, направляют и ограничивают взаимное движение, пока они в своем столкновении не достигнут наименьшего противодействия друг другу; и соответственно этому боковые движения должны были в конце концов объединиться в одно общее обращение их по одному и тому же направлению. Поэтому частицы, из которых было образовано Солнце, достигли его уже вместе с этим боковым движением, и Солнце, образованное из этого вещества, должно было иметь вращение как раз в том же самом направлении.

Но из законов тяготения ясно, что в этом вращающемся мировом веществе все частицы его должны стремиться пересечь ту плоскость, которая в направлении их общего обращения проходит через центр Солнца и которая согласно нашим умозаключениям совпадает с плоскостью экватора этого небесного тела, поскольку эти частицы не находились уже раньше в пределах этой плоскости. Соответственно этому все эти части будут наиболее густо скопляться преимущественно вблизи Солнца, — в пространстве, близком к продолжению плоскости его экватора. Наконец, весьма естественно также, что частицы вещества до тех пор должны задерживать или ускорять движение друг друга, словом, сталкиваться одна с другой или тереться друг о друга, пока движение одной частицы совсем не перестанет мешать движению другой. А раз это так, то все в конце концов должно притти к такому состоянию, при котором останутся в движении только частицы, имеющие как раз ту степень центробежного движения (Seitenschwunges), какая на данном расстоянии от Солнца требуется для того, чтобы уравновесить тяготение и чтобы таким образом каждая из частиц свободно обращалась в своем движении по концентрическим кругам. Эта быстрота есть действие падения, а центробежное движение — следствие толчка в противоположном направлении, длившегося до тех пор, пока все само собой не подчинилось системе действия наименьших препятствий. Остальные частицы, которые не могли достичь такой размеренной точности своего движения, должны были при постепенно убывающей скорости движения опуститься к центру всеобщего тяготения, чтобы увеличить собой массу Солнца, которая таким образом будет иметь плотность, равную приблизительно средней плотности всех вообще веществ, расположенных в пространстве вокруг солнца; но при этом, согласно приведенным обстоятельствам, масса его, по необходимости, должна будет далеко превосходить собой количество материи, которое продолжает носиться по всей области [движения] вокруг Солнца.

Это состояние представляется мне вполне естественным, так как вещество, вообще рассеянное повсюду для образования различных небесных тел, в узком пространстве находится ближе всего к удлиненной плоскости экватора и является тем более плотным, чем ближе расположено оно к центру; притом оно везде обладает силой движения, достаточной на этом расстоянии для свободного обращения по кругу. И вот это-то именно вещество и носилось, следуя законам действия центральных сил, вокруг Солнца даже на весьма больших от него расстояниях. Если теперь предположить, что из этих частиц образовались планеты, то не может быть так, чтобы они не обладали при этом центробежными силами, благодаря которым они должны были двигаться но орбитам, весьма близко подходящим к кругам, хотя они несколько от них и отклоняются, ибо эти планеты образовались ведь из частиц, падавших с различной высоты. Равным образом весьма естественно, что планеты, образующиеся на больших высотах (где пространство вокруг них является гораздо большим и обусловливает то, что различие скорости движения частиц превышает силу, с которой они притягиваются к центру планеты), приобретают там и большие массы своих тел, чем вблизи от Солнца. О совпадении со многими другими достопримечательными особенностями планетного мира я здесь не упоминаю, ибо оно представляется ясным само собой*. Тела, образующиеся в самых отдаленных частях системы и в особенности на больших расстояниях от основной плоскости всех этих соотношений, — кометы, — не могут уже иметь этой правильности. И таким образом пространство планетного мира станет пустым, после того как все вещество объединится в обособленные массы. Однако и в более позднюю эпоху все же могли опуститься частицы с самых отдаленных границ этой общей сферы притяжения — частицы, которые и впоследствии всегда могут свободно двигаться в небесных пространствах вокруг Солнца по кругам: материи в высшей степени редкие и, быть может, то вещество, из которого состоит зодиакальный свет.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >