Пути освобождения как обретение идентичности

Иррационалистическая традиция в осмыслении проблемы идентичности развивается в западной и восточной мистике, брахманизме, буддизме, суфизме, в восточной традиции «духовного наставничества» Дж. Кришнамурти, Д. Корнфилда, М. Миюки, Р. Д. Сасаки, Ч. Трунгпы, Г. Гурджиева, П. Успенского и др.

Восточные мыслители отрицают роль общественных преобразований, так как внешняя разорванность является проявлением внутреннего разделения человека. Следовательно, изменение самого себя, открытие своей истинной природы и должны быть, с этой точки зрения, главными задачами человека.

По мнению восточных учителей, идентификация человека со своими потребностями и своим эмпирическим Я создает серьезные препятствия на пути понимания человеческой природы. Единственный путь обретения истинной идентичности — самопознание. Самопознание предполагает трансцендирование эмпирического Я (Эго) и раскрытие, реализацию истинного, глубинного Я.

Исследователь А. В. Кузьмин, реконструируя в философии буддизма Я-концепт, констатирует критику буддизмом эгоцентрических воззрений [Кузьмин А. В., 1998]. По учению буддизма, понятие индивидуального Я человеческой личности лишено постоянной сущности. Индивид — это лишь иллюзорный комплекс, связь причин и следствий.

Пути освобождения убеждают, что жизнь никуда не стремится, поскольку она существует здесь. А. Уоттс, погружаясь в буддийское учение о Я, предлагает отказаться от серьезного отношения к универсуму и человеческой жизни, от необходимости играть, как будто существует некий идеал, который необходимо достичь любой ценой [Уоттс А.,

1997] .

Большое значение для понимания буддийского отношения к Я имеет учение о природе Будды, который никогда не воспринимался как конкретная личность, являясь состоянием человека, достигшего понимания своей истинной сущности, своего истинного Я. Еще более к пониманию сущности Будды приближает махаянистское учение о бодхисаттве. Концепция бодхисаттвы связана с основополагающим принципом махаяны: природа Будды присутствует во всех живых существах. Это значит, что все живые существа обладают природой Будды, а потому способны достичь совершенного просветления, что означает реализацию глубин истинного Я и растворение неестественного Я. Буддийское учение об определении и отношении к Я — это учение о динамическом, интенциональном единстве всего живого.

Буддийская традиция в понятиях психологической теории имеет дело с отождествлением со структурой «Я», тогда как западная психотерапия сосредоточена на развитии функциональной структуры «Я», при помощи которой человек способен эффективно и адекватно действовать внутри существующей культуры. Д. Корнфилд критикует западную психологию за то, что она занята проблемой приспособления личности и ее здравого смысла [Психотерапия и духовные практики...,

1998] . Вероятно, это связано с тем, что индивидуальная структура «Я» на востоке отлична от его структуры на западе. На западе в достижении идентичности человека преобладают процессы идентификации, на востоке — процессы отчуждения.

Китайский текст описывает мудреца так: «Мудрый отрешается от самого себя и этим самым достигает всего, потому что ничего не признает своим...» [Изречения китайского мудреца Лао-Тзе..., 1992, с. 24]. В восточных учениях происходит не только абсолютизация Я за счет отказа от Мое, но обнаруживается качественное, глубинное своеобразие.

Р. Д. Сасаки, учитель дзэн, выделяет в человеческом существе два вида деятельности. Первый вид он называет абсолютным Я, в котором человек забывает или не узнает себя. Второй вид деятельности — это деятельность индивидуального Я, которая объективирует мир и самого себя. Каждый живет, проявляя себя двояко: как абсолютное (большое) Я и как индивидуальное (малое) Я. Индивидуальное Я растворяется в постижении абсолютного Я; за этим следует раскол абсолюта, и снова возникает индивидуальное Я, чтобы опять раствориться в абсолютном [Психотерапия и духовные практики..., 1998]. Эта функция повторения называется шуньята, пустота. Китайский мудрец Лао-цзы констатирует:

«Когда существа развились, каждое из них возвращается к своему началу.

Возвратиться к своему началу значит быть в покое.

Быть в покое значит исполнить свое назначение.

Исполнить свое назначение, значит, быть вечным» [Изречения китайского мудреца Лао-Тзе..., 1992, с. 14].

Буддийское учение направлено на постижение сущности своей личности, познания самого себя в социально-онтологическом смысле. Ч. Трунгпа пишет: «Такой подход опирается не столько на теоретическую или концептуальную перспективу, сколько на то, как мы лично переживаем собственное существование. Можно ощутить свою жизнь с полнотой и глубиной, так, что мы поймаем себя подлинными, действительно пробужденными человеческими существами» [Психотерапия и духовные практики..., 1998, с. 198].

Наиболее радикальной формой выражения тождества человеческого духа в его чистой, подлинной сущности и Высочайшего Духа является центральный философский постулат Веданты: «Тат твам аси» (Ты — То).

Теоретический анализ ознакомления с особенностями концепций и интерпретаций идентичности в отечественной и зарубежной психологии позволяет констатировать две тенденции в изучении идентичности: рационально-духовную (западная традиция) и метафизическую (восточная традиция).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >