Издание путеводителей и карт нового типа в России

Всякий путешественник, прибывая в незнакомую местность, хочет узнать расположение города, его достопримечательности. В Древней Руси существовали особого рода справочники для путников – дорожники. В них назывались основные пункты маршрута, расстояния между ними и опасности, подстерегающие на пути. Один из таких справочников – Югорский дорожник – был даже включен австрийским послом С. фон Герберштейном в его знаменитое сочинение начала XVI в. "Записки о Московии".

Первый "Чертеж Русского государства" составили приглашенные итальянские картографы еще в 1497 г. Это обстоятельство оказалось благоприятным, поскольку все последующие издания путеводителей и карт России ориентировались на европейские правила картографии и были вполне совместимы с ними. Рубежным в этом отношении можно считать издание в 1627 г. "Книги к Большому чертежу", которая представляла собой первую общегосударственную карту России, созданную самими россиянами.

"Книга" содержала перепись всех городов и дорог страны с указанием расстояний между постоялыми дворами, т.е. представляла собой всеобъемлющий путеводитель.

Карты, аналогичные европейским, составлялись особенно интенсивно в XVIII в., начиная с Петра I, что соответствовало военным потребностям и государственным амбициям новой империи, претендующей на европейский статус. В Петровскую эпоху в России появился глобус, усиленно создавались новые карты по всем правилам картографии и описания неизвестных земель. Одним из таких знаменитых описаний стало сочинение одного из первых Российских ученых географа С. П. Крашенинникова "Описание земли Камчатки".

Первые профессиональные описания российской столицы для "любопытствующих путешественников" принадлежат библиотекарю императорской Академии наук Андрею Богданову (первая половина XVIII в.). По обыкновению того времени первый путеводитель имеет длинное название, похожее на современную аннотацию: "Описание Санкт- Петербурга – кратчайшее синопсическое описание, отчасти же топографическое изображение, показующее о построении преименитого в свете, царствующего града Санкт- Петербурга...". "Описание Санкт-Петербурга...", составленное А. И. Богдановым, было издано уже после смерти автора В. Г. Рубаном. В данном путеводителе собраны сведения об истории места, где построен Петербург, о характере его рек и каналов, о знаменитых местах и происхождении их названий, о дворцах вельмож и церковных строениях, о праздниках в Петербурге и обычаях его жителей и т.п.

Во второй половине XVIII в. изданием описаний путешествий и российских городов занимался ученый и писатель Василий Григорьевич Рубан. Он обучался в Московской славяно-греко-латинской академии и в Московском университете. Будучи широко образованным человеком, В. Г. Рубан служил переводчиком с турецкого языка в Коллегии иностранных дел, затем секретарем у князя Потемкина, не раз удостаивался похвалы самой императрицы Екатерины II. В 1778 г. В. Г. Рубан издал описание путешествия паломника-пешехода В. Г. Барского по святым местам. Обстоятельное описание маршрута в Рим, на Корфу и Афон дополнялось информацией о пути возвращения в Киев через Константинополь, Румынию, Молдавию и Польшу. Записки паломника в издании В. Г. Рубана содержали рисунки местностей, планы городов и селений, изображения достопримечательностей – всего около 150 рисунков.

В. Г. Рубан издал еще одно примечательное сочинение в жанре путеводителя. В 1790 г. вышло "Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга от начала заведения его с 1703 по 1751 годы". Это было существенно дополненное и переделанное сочинение А. И. Богданова. Книга является настоящей драгоценностью по количеству собранных в ней сведений об истории Петербурга, об истории названий рек и каналов, островов и заливов. В ней подробно описаны все столичные дворцы, церкви и сколько-нибудь примечательные здания; обычаи и праздники горожан и императорские увеселения. Книга украшена многочисленными гравюрами известного художника и гравера Петербурга М. И. Махаева. Первое ее издание в 1790 г. вышло на немецком языке, но уже в 1794 г. появилось русское издание.

Сам В. Г. Рубан в 1782 г. "для удовольствия общества" написал книгу-путеводитель о Москве "Описание императорского столичного города Москвы". Сочинение содержало максимальные сведения о зданиях, мостах, церквях и улицах старой столицы. Была указана даже ширина улиц, количество церквей, постоялых дворов (188), "харчевых лавок" (941), трактиров (15), типографий и аптек. Отличительной чертой изданий В. Г. Рубана было обязательное указание гостиниц, советы по способу передвижения с указанием расстояний и перечислением достопримечательностей, которые непременно следовало посетить путешественнику. Эти качества позволяют считать сочинения и издания В. Г. Рубана настоящими путеводителями.

В 1792–1793 гг. вышел еще один путеводитель по Москве с таким же обстоятельным названием, составленный Л. М. Максимовичем: "Путеводитель к древностям и достопамятностям московским, руководствующий любопытствующего по четырем частям столицы..." Он состоял из четырех частей, каждая из которых была посвящена подробному описанию главных достопримечательностей основных районов Москвы: Кремля, Китай-города, Белого города, Земляного города. Книга содержала детальное описание не только внешнего вида знаменитых церквей, но и их внутреннего убранства и предназначалась "для любопытствующих". В "Путеводителе" Л. М. Максимовича много внимания уделяется не только описаниям внешнего облика соборов и храмов, но и содержится подробное описание ценных предметов, которые находились в церковных зданиях.

Кроме того, известны путеводители по российской столице, которые издавали иностранные путешественники: "Преображенная Россия" (1721) Ф.-Х. Вебера, "Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга..." (1790) И.-Г. Георги и др. Путеводители XVIII в. предназначались "для любопытствующих" и отличались подробным описанием достопримечательностей, истории места с почти полным отсутствием информации о местах ночлега или заведений питания. Это, скорее, историко-краеведческие очерки, нежели полезные для путешественника руководства. Отсутствие массовой мотивации к путешествиям по России и неразвитость иностранного туризма обусловили недостаточное развитие путеводителей по России, которые с самого начала носили историко-краеведческую направленность, мало отвечая потребностям праздного путешественника.

В XIX в. издание путеводителей по обеим российским столицам было уже вполне профессиональным, хотя и отличалось от аналогичных изданий в Европе более подробными описаниями. Литератор И. Дмитриев в 1847 г. так характеризовал один из "русских бедекеров": "Путеводитель от Москвы до Санкт-Петербурга и обратно, сообщающий исторические, статистические и другие сведения о замечательных городах, местах и предметах, находящихся на дороге между обеими столицами". Только в конце XIX в. появляются более компактные издания для путешественников. Такова, например, книга-путеводитель В. Михневича "Петербург весь на ладони", вышедшая в 1874 г. (в 2003 г. переиздана в России). Практические путеводители по Европе, "русские бедекеры" появились в конце XIX в., когда возросло количество путешествующих за границей. Например, это путеводители П. Якубовича (1874) и А. П. Ненашева (1869 и 1912). Последний отметил особенность маршрутов своих соотечественников за границей, которые обычно посещали одни и те же 10–20 городов и столь же стереотипные достопримечательности. Автор стремился расширить как географию русских путешествий по Европе, так и набор привлекательных достопримечательностей.

Определенную роль в популяризации путешествий сыграла и значительная в России литература путешествий. Еще со времен Ивана Грозного открыли жанр путешествий по России иностранцы, вдохновляемые ее непохожестью на Европу. Русские же не воспринимали поездки по родной стране как увлекательное и познавательное путешествие, о чем, в частности, свидетельствуют приведенные выше, в параграфе 1.1, слова героя повести В. А. Соллогуба "Тарантас". Условия путешествия по России (дороги, гостиницы, формальности "подорожной" бумаги для проезда) были столь затруднительными и некомфортными, что всякое перемещение воспринималось как опасное и серьезное предприятие, а вовсе не приятное времяпрепровождение во время досуга. Именно поэтому в России родился обычай "присесть на дорожку", как перед началом многотрудного дела. По России передвигались большей частью по казенной надобности или с деловыми целями. Этим объясняется тот поразительный факт, что литература путешествий, т.е. путевые заметки, в России возникали почти исключительно во время заграничных вояжей.

Первым открыл этот увлекательный жанр историк и литератор Η. М. Карамзин, путешествуя по Европе в 1789– 1790 гг. Он представил свои впечатления в книге "Записки русского путешественника". В 1829 г. А. С. Пушкин издал свои очерки и заметки "Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года" с описанием географии края, быта и обычаев местного населения тогда еще малоизвестного Кавказа. Русские писатели XIX в., которые подолгу жили за границей, также оставили художественные и документальные описания европейских стран: В. С. Печерин, А. И. Герцен, Н. В. Гоголь и др. При том высоком авторитете, который в XIX в. имела литература в России, эти книги внесли заметный вклад в формирование самосознания путешественников.

***

Формирование ценности путешествия как полезного и приятного использования досуга в России имело свои особенности. Обширность и труднодоступность российских пространств в древние времена и Средневековье создавали образ путешествия как трудного дела, мотивацией которого может быть только государственная, военная или деловая необходимость. Система коммуникаций возникала для обслуживания этих потребностей. В связи с такой особенностью и малонаселенностью российских пространств дорожной инфраструктуры практически не существовало до XVIII–XIX вв. "Ямская гоньба" выполняла административные задачи.

Особенность возникновения Российского государства посредством выдвижения фронтира на восток и на юг определила развитие таких явлений как землепроходчество с присоединением открытых земель к территории страны и освоения собственной территории. Только в Новое время с процессом вестернизации России на первый план выходит образовательная мотивация путешествий за границу и закрепление практики русского дворянства получать образование в Европе. Формирование практики оздоровительных путешествий также связано с европейской традицией курортов, которые на территории России обустраивались по западным образцам и правилам.

Наиболее оригинальным видом путешествий, который сложился в России к началу XX в. был религиозный туризм в формате паломничества. Он принял действительно значительный размах, охватывая как внутренний, так и международный туризм. Деятельность ИППО уже имела не только благотворительные и духовные задачи, но и коммерческую направленность. Оно занималось организацией паломничества, собирало благотворительные взносы для такого путешествия, создавало и курировало больницы и школы для православных паломников, вело огромную научную и просветительскую работу. Среди заслуг ИППО были организованные им археологические экспедиции, изданные труды, путеводители и мемуары самих паломников.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >